Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Женщина из пятого округа" реж. Павел Павликовский

Вроде бы не бездарный Павликовский режиссер, но за какой жанр не возьмется, все не то выходит. Семью годами ранее выпустил предыдущий фильм, молодежную мелодраму "Мое лето любви" - жуткого качества, но она у нас в прокате шла:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/405065.html

В данном случае (а "Женщина из пятого округа", сделанная в 2011-м, сразу попала на "ТВ1000") непонятно даже, какой жанр изначально мыслился режиссером в качестве исходного. Писатель-американец, автор единственного, но довольно успешного романа "Лесная жизнь" Том (Итан Хоук) приезжает в Париж, желая вернуть себе дочь от жены, с которой в разводе, жена заявляет в полицию и бывшего мужа выставляет, в автобусе у него спящего крадут вещи, а в сомнительной арабо-негритянской ночлежке хозяин Сезар отбирает американский паспорт за возможность пожить по соседству с вечно срущим в общей уборной негритосом и предлагает непонятную работу типа "вахтера" по 50 евро за вечер. Одновременно Том знакомится с двумя женщинами разного возраста и национальности - служащая в ночлежке польская девушка проявляет к нему интерес, но еще больший - зрелая полурумынка-полуфранцуженка, воспитанная в английском пансионе вдова венгерского писателя (Кристин Скотт Томас). В этом европейском интернационале все, начиная с польской уборщицы, говорят о литературе и цитируют стихи, а между тем сосед-негр шантажирует Тома его связью с польской уборщицей и, вымогая деньги, грозит рассказать все хозяину Сезару. Вскоре негра находят в туалете, где он так любил срать и никогда за собой не смывал, убитым с вантузом в пасти. Тома арестовывают, несмотря на алиби - он провел вечер с венгерской вдовой. Правда, выясняется, что алиби липовое - вдова покончила с собой двадцать лет назад после того, как убила парня, задавившего насмерть на парижском бульваре ее мужа и ребенка. Криминальный триллер, не успев раскрутиться (так и осталось загадкой, в чем состояла суть "вахты" Тома, оцененной Сезаром в 50 евро), превращается будто бы в психопатологической (логично предположить, что вдова-самоубийца - плод разыгравшейся не в меру писательской фантазии, почему-то не находящей выход в собственно литературном творчестве), а затем то ли в мистический (Тому снова является призрак героини Кристин Скотт Томас), то ли уже совсем черт знает во что (настоящим убийцей негра оказывается хозяин ночлежки Сезар). Помимо стихов (да не каких-нибудь там, а Харта Крейна и все в таком духе) сюжетные эпизоды перемежаются символическими перебивками с изображением, видимо, той самой "лесной жизни", описанной героем в своем единственном романе, который так понравился польской уборщице, что она прочла его в переводе на польский, потом стала сожительствовать с автором, а в конце, под титры, спела на польском грустную песенку.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments