Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

Айзенштадт: дворец Эстерхази, дом Гайдна, мемориал Гайдна, оркестр Венского радио в зале Гайдна


Воскресенье заранее отвел под поездку, но хотел отправиться в Грац, и сразу многосоставная незадача. Во-первых, почему-то я был уверен, что до Граца поезда идут с Западного вокзала, который у меня под боком, в нескольких минутах ходьбы, но оказалось, что с Южного, а до него до самого еще ехать и ехать, ну а во-вторых, ехать и ехать до самого Граца столько, и влетает это в такую копейку, что возникает вопрос: стоит ли овчинка выделки. Поинтересовался я насчет Граца подробнее (до сих пор только название слышал, ну и еще что будто бы красивый город, но что такое "красивый", тоже разобраться надо), убедился, что нечего там делать, чтобы угробить целый день и кучу денег, а вместо Граца поехал в Айзенштадт: ближе, быстрее, дешевле (несравнимо), но самое главное, что Айзенштадт, не в пример Грацу, привлек обстоятельством, лично меня сильно задевающим: много лет в этом малопримечательном другими своими сторонами городке жил и работал при дворе князя Эстерхази мой любимый Йозеф Гайдн. Увы, поезд ушел прямо пока я покупал билет, следующего пришлось ждать час и больше часа (но это по меркам вытянутой как сосиска Австрии еще недолго) ехать с многочисленными остановками до Айзенштадта. Зато там от вокзала до замка Эстерхази - едва ли четверть часа пешком. И аккурат как я подошел к замку, начиналась экскурсия по княжеским (точнее, по княгининым) апартаментам, куда пускают только группы с гидом и всего несколько раз на дню. Экскурсия на немецком, и если в доме Вольтера я из французской речи хоть что-то мог выловить знакомое, то из немецкой - по нулям, ну кое-чем помог англоязычный буклетик, да и апартаменты - обычные, ничего сверхъестественно, глядеть, в каких парадных покоях австро-венгерская аристократия занималась возвышенным музицированием и литературными штудиями и как в соседних комнатах она какала и писала, занимательно, может, один раз, и я такое уже видел. Из апартаментов, от спальни и будуара до светелок в башне, самое интересное - княжеская капелла, тоже тяжеловесно-барочная, но там включают "Санктус" Гайдна, и в интерьерах, для которых его музыка целевым образом предназначалась, даже фонограмма звучит по-особенному.

Удивительное, однако ж, дело. Айзенштадт - не совсем заштатная деревня, уже почти сто лет как региональная столица, и эта местность, Бургенланд, наверное, как любая другая, гордится массой всяческих имен и достижений, начиная со своих виноградников, коих действительно даже по сторонам от железной дороги множество. Но привлекает Айзенштадт только памятью о князьях Эстерхази, а память о них, в свою очередь, связана исключительно с Гайдном. И Гайдн, который в Айзенштадте не родился и не умер, хотя то и другое случилось не столь далеко (деревня, где он появился на свет, ближе к границе со Словакией, а скончался он в Вене), тут главная звезда. При всем том очень приятно, что его имя не превратилось в бренд, а на бредне не построили индустрию, как случилось с Моцартом. Про Моцарта знают все, это практически нарицательное имя, в венском Доме музыке русскоязычный аудиогид между делом гордо сообщает, что в интернете запросов на Моцарта больше, чем на "Битлз", а Элвис Пресли в сравнении с Моцартом просто "сетевой карлик". По счастью, имя Гайдна всуе не поминают - и я считаю, ему в этом смысле повезло больше, чем Моцарту или Бетховену, чьи произведения растасканы на рингтоны, а биографии на анекдоты. А при всем том именно Гайдн создал те, по-нынешнему говоря, "форматы", в которых и Моцарт, и Бетховен выражали себя. И как никто другой Гайдн легко, остроумно нарушал (не разрушая) каноны, им же самим и сформулированные. Не только музыка, но и сам факт существования в истории христианской цивилизации Йозефа Гайдна приводит меня в восторг. Он ведь, в сущности, предтеча и самых радикальных авангардистов начала 20-го века, и сегодняшних минималистов, и поразительно, что, с одной стороны, его творчество шире чисто музыкальных рамок, он же еще и "музыкальный перформанс" изобрел ("Прощальная симфония" - что, как не перформанс, и не просто перформанс, а можно сказать, "акция", первый "венский классик" - еще и первый "венский акционист", получается), а с другой, вся, абсолютно вся музыка в современном ее понимании, от радикальных академических течений до попсы, генетически восходит к Гайдну, оставляя в другой эпохе, на другой, побочной, тупиковой ветви музыкальной эволюции всех его предшественников, и в том числе самых великих.

Тем не менее дом-музей Гайдна в Айзенштадте еще менее позволяет приблизиться к этой восхитительной личности, чем дом Моцарта в Вене. Я бы не назвал это домом-музеем, хотя официально "дом Гайдна" произносится громко. Гайдн в этом доме жил с 1766 по 1778, не так уж мало, хотя с Эстерхази его связывали еще более продолжительные отношения. Интересен сам дом, недалеко от замка, и улица, где он расположен - носит она теперь, естественно, имя Гайдна, на ней немало новодела, но есть и старые, от позапозапрошлого века сохранившиеся домики, а также совсем рядом, еще чуть дальше - Францисканеркирхе, где захоронены сами князья Эстерхази. Но о мемориальной экспозиции в доме Гайдна по понятным причинам не может быть и речи, а информационная, с документами под стеклом и портретами, имеющими в лучшем случае историческую ценность, уступает даже разделу, посвященному Гайдну в венском Доме музыки. Но, по крайней мере, в доме Гайдна не злоупотребляют мультимедийностью - в некоторых залах присутствуют видеоинсталляции, например, в "жилой" комнате на проекции человек, сидящий к зрителю спиной, надевает парик, а в зале, посвященном Гайдну-пианисту (слова такого, наверное, во времена Гайдна не было, но, как говорится, "жопа есть, а слова нет", клавир, клавесин, что угодно - а сочинений для фортепиано у Гайдна довольно), можно наблюдать руки, движущиеся по клавиатуре. Кого это может увлечь, что добавляет к образу композитора, капельмейстера, просто человека Йозефа Гайдна - вопрос второй. До такого вопроса даже не доходит дело на постоянной выставке, посвященной Гайдну непосредственно в замке Эстерхази. Ей отведен почти весь первый этаж крыла, выходящего к парку, но я вообще не понял, что это такое и зачем оборудовано. Более уродливого и бессмысленного образчика ложно понятой мультимедийности я не видел никогда в своей жизни, даже в новом московском музее Гоголя, открывшемся несколько лет назад. Там второй том "Мертвых душ" в камине горит - это глупо и пошло, но хотя бы понятно, к чему. К чему все эти видеоинсталляции на огромных экранах с участием музыкантов, вращающиеся в витринах музыкальные инструменты, какие-то картинки, все это занимает огромную площадь, но при этом лишь декорирует все те же листы первых изданий гайдновских партитур, то есть для экспозиции взято худшее от старомодных представлений о музее и от новейших. Наконец, мавзолей Гайдна - к нему надо подниматься по дороге на гору Кальваренберг по дороге, имитирующей крестный путь, при том что даже взгорок этот насыпан искусственно. Мавзолей Гайдна занимает большую часть церкви Бергкирхе-Мариэ-Хаймзухунд, причем с противоположной стороны от фасада. На самом деле церковь, когда приближаешься к ней, удивительная - ничего подобного не помню, приземистся, напоминающая термитник, и с фасада вход в барочную, но небольшую и относительно скромную тихую капеллу. Для Гайдна же, которого в Айзенштадте не хоронили, а перезахоранивали, просторное помещение через стену и с отдельным входом выложено розовым мрамором, богато декорировано, само собой, табличка сообщает, что Йозеф Гайдн...

Ну это все, в общем, тоже довольно занятно. А я еще отклонился от "крестного пути" (его я прошел уже возвращаясь обратно к замку) ради краеведческого музея. Ландмузеум в Айзенштадте располагается в доме, когда-то принадлежавшей еврейской семье Вольф, посреди бывшего еврейского квартала (были периоды, когда в Вене евреев привечали, но случалось и наоборот, и в Айзенштадте они себя чувствовали свободнее). О еврейской семье Вольф напоминает семисвечник прямо перед входом и справочная табличка, а также часть экспозиции, в основном довольно обычной для краеведческих музеев: кости и черепки, муляжи рыб и птиц, картинки, напоминающие о местных знаменитостях. Единственная неожиданность - зал, посвященный фильму "Английский пациент". Адресованный продвинутой публике путеводитель "Афиши" по Вене через страницу упоминает про фильм "Третий человек" и обо всем, что с ним в Вене связано, а что связывает Айзенштадт с "Английским пациентом" - я, признаться, не въехал. Потом уточнил в интернете, что где-то поблизости от города Мингелла снимал свою картину, но служить поводом для бессодержательной выставки, составленной из видеофрагментов, фотографий и изданиями книги на разных языках, данное обстоятельство, по-моему, не должно. Рядом с краеведческим обнаружился еще отдельный еврейский музей - в том доме жил местный раввин и осталась домовая синагога, но поскольку в Австрии и, в частности, в Айзенштадте любой музей так или иначе еврейский, отдельно туда я не пошел, а вернувшись к замку, сначала кое-что купил в местной винотеке, а затем пополз по дворцовому парку. Еще в ландсмузеуме я позарился на бутылочку домодельного апельсинового ликера, разлитого в такие бутылочки, в какие никогда не разливают фабричную продукцию, заткнутого пробочкой. Я хотел похожую бутылочку "ретали" купить в Куре две недели назад, мне в кафе не продали на вынос, предложили только присесть и попробовать в розлив, а в привокзальном супермаркете пришлось покупать заводской флакончик. Здесь же продают прямо так, и говорят, частное производство держит женщина, проживающая где-то недалеко от Айзенштадта в Бургеланде. Но в винотеке я хотел взять что-то, подходящее для жаркого, практически летнего дня: едва вырвался из жлобской Вены, как погода наладилась и в Айзенштадте мне было жарко уже и без куртки, в водолазке. С вином мне деваться было бы некуда, а два флакончика 42-градусного шнапса я купил на сувениры, и еще одну бутылочку маленькую для употребления на месте - некоего "quinquin" - что конкретно это такое, не знаю, но нечто вроде игристого вина (вот что это: osterrechischer perlwein?), кисленькое, в жару подходящее, написано, будто алкоголя больше 10% - я не почувствовал. У меня в запасе оставался час с лишним на дворцовый парк, потому что, как это часто бывает у Гайдна, Айзенштадт преподнес мне невероятный сюрприз.

Про фестиваль Гайдна в Айзенштадте я знал и знал, что не попадаю на него, он открывался только 6-го сентября, да и не особо расстраивался, ознакомившись с программой: тема года - Гайдн и итальянцы, среди выступающих (из знакомых имен и физиономий) - Миша Майский, вряд ли в качестве итальянца, но остальных я просто не знаю. Но когда я добрался до замка, обратил внимание на суету и внутри, и на парковой территории. Нежданно-негаданно я попал на КультурПикник, организованный, как я понимаю, австрийским Радио1, или ORF, ну, короче говоря, выездное мероприятие с интерактивными развлечениями и сосисками по сходной цене. Сосиски меня не интересовали, я больше по выпивке, чем по еде (к тому ж с утра в ожидании поезда съел венскую коричную плюшку, первая моя за три дня в Австрии местная еда - ничем не лучше аналогичной в Москве), интерактивные развлечения тоже не особо (всем желающим предлагалось во дворе замка плясать, а в замковых покоях пробовать свои силы в качестве виолончелистов, скрипачей, арфистов и барабанщиков - ну дети, бьющие в барабаны, это противно, но нормально, а вот дергать без всякого толка арфу за струны, по моему убеждению, столь же гнусно, как тянуть потехи ради кошку за хвост; уж до чего банально выставлять в витринах напоказ княжеское серебро, фарфор и прочее аристократическое барахло, но для дворца-музея оно еще куда ни шло, а издевательство над музыкальными инструментами, да не виртуальными, как в Доме музыки, а настоящими - совсем лишнее), но по такому знаменательному случаю, помимо всех прочих событий, вечером симфонический оркестр Венского радио давал, и именно в замке Эстерхази, в зале Гайдна, бесплатный концерт. Точнее, два концерта подряд с одинаковой программой. Я получил билет (бесплатный, но желающих пересчитывают по головам) и в ожидании концерта пошел поглазеть на альтернативные площадки праздника. Днем я с выходящей в парк террасы дворца наблюдал, что посетители слушают что-то фольклорное, ближе к вечеру возле княжеской оранжереи играла рок-группа, выше, в ротонде над прудом, никто не играл, но туда я вскарабкался ради самой ротонды и ради пруда, с нее открывается неплохой обзор на нижнюю часть парка и внутреннюю сторону дворца. Кстати, с фасада замок Эстерхази более "средневековый" по архитектурному облику, небольшие окна со ставнями, и разные башенки, одна часовая, вторая обыкновенная; а с изнанки - классические колоннады будь здоров, очень все официозно, но с признаками приятной неухоженности.

Концерт оркестра в гайдновском зале мало того, что бесплатный, так еще и со свободной рассадкой, стало быть, мое законное место - в первом ряду чуть левее дирижера, возле первых скрипок. Когда появился молодой дирижер, похожий на слащавого клоуна, я заранее огорчился, что снова услышу что-то посредственное, как накануне в Фольксопере. Но Корнелиус Мейстер только на вид смешной, а музыкант, оказалось, очень серьезный. В жизни не слышал такого эталонного Гайдна. Играли почему-то 92-ю "Оксфордскую симфонию" - несколько странный для подобного случая выбор, может, больше подошла бы 45-я, хотя к чему прощаться и с кем, если концерт проходит в преддверии фестиваля, а из поздних симфоний Гайдна, большинство из которых постоянно на слуху, 92-я как раз одна из незаигранных. И венский оркестр ее исполнил великолепно, дирижер позволил каждому голосу оркестра, благо у Гайдна не так уж и много в оркестре голосов, прозвучать и быть услышанным. После Гайдна шел некто Грубер, одночастное, но довольно пространное сочинение "Шаривари", на год моложе дирижера (Мейстер родился в 1980-м в Ганновере, "Шаривари" написано в 1981-м), представляющее собой, насколько я уловил, что-то типа стилизованного путешествия по истории австрийской музыки, но без цитирования узнаваемых мелодических тем, а с использованием находок композиторов разных эпох, и все это пропущенное через джазовые ритмы - местами занятно, но в целом скучновато, и что-то я уже, кажется, слыхал похожее. Вслед за Грубером играли "Леонору 3" Бетховена, которая, при всем кажущемся богатстве ее музыкального содержания, никогда мне не нравилась, как и вообще творчество Бетховена. Как бы на бис Мейстер продирижировал полькой Штрауса, не самой хрестоматийной, но с узнаваемым приколом, когда дирижер во время исполнения уходит за кулисы, оркестранты оглядываются, а он возвращается и по-быстрому, не доводя до коды, сворачивает музицирование. И совсем напоследок оркестр с дирижером изобразили 15-секундный музыкальный перформанс - играя вразнобой, на струнах у соседей и закидывая друг на друга ноги. Вполне, надо признать, в духе Гайдна, чьи приколы для его времени, пожалуй, смелее, чем в наши дни дергаться и вопить всякую хрень посреди православных капищ, распугивая окрестную скотину. То есть нежданно-недагаданно я попал на отличный, небольшой (чуть больше часа всего), но полноценный, насыщенный, разнообразный по программе концерт первоклассного симфонического коллектива с очень хорошим молодым дирижером. Оркестранты выходили из замка не через те же двери, что публика, но одновременно, и, видимо, их до Вены должен был везти автобус. А я, при всех оговорках довольный прошедшим днем, потащился обратно на айзенштадтский вокзальчик, глянув с террасы последний раз на дворцовый парк Эстерхази - темнеет быстро, и от Южного вокзала Вены все-таки далековато.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments