Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

неожиданная женщина: "Свидетель обвинения" А.Кристи в МХТ им. А.Чехова, реж. Мари-Луиз Бишофберже

Несмотря на то, что у Ренаты Литвиновой на три без малого часа всего четыре с половиной эпизода, можно сказать и это было понятно заранее, что спектакль сделан под нее, если не для нее. И Литвинова, и Бишофберже участвовали в проекте МХТ "французская пьеса впервые по-русски", делали "Шагу" Маргарит Дюрас, которая осталась в репертуаре и идет до сих пор. В "Свидетеле обвинения", как и в "Шаге", имидж Литвиновой и концепция Бишофберже взаимосвязаны, хотя что первично - тоже со стороны непонятно. Очевидно, что "Свидетель обвинения" - слишком известная пьеса, она ставилась в том числе и сравнительно недавно в Москве, в ТЮЗе, и неоднократно экранизировалась, причем с суперзвездами, так что всерьез рассматривать ее интригу как детективную было бы, наверное, неправильно (и в этом, думается мне, оказалась ошибка Генриетты Яновской в ее тюзовской версии) - правда, московская публика настолько темная, что для нее и "Гамлет" - детектив, в котором неизвестно, кто убийца, а не то что пьеса Кристи. И все-таки режиссер добавила иронического, отчасти абсурдистского привкуса судебному разбирательству в деле об убийстве пожилой женщины авантюристом, женатом на иностранке-немке. Судебный пристав объявляет весь зал присяжными и назначает старшину, а в последнем акте проводит голосование поднятием рук: виновен-невиновен. Я подумал, старшиной назначат Михаила Прохорова - тогда это уже был бы совсем фарс, но выбор напрашивался сам собой: из относительно ровного первого (фактически второго считая нулевой) рядом выделалась единственная голова, однако на сцену вывели тетеньку, сидевшую по проходу от царевича Проши, тетенька, стопудово подсадная, зачитала по бумажке текст присяги, давясь от смеха, но в последнем акте (к этому часу Прохоров уже отвалил, во втором антракте) вердикт объявляла уже намного увереннее, что воспроизводили свои реплики многие исполнители главных ролей - учитывая, что смотрели мы не прогон, а премьеру для билетной публики, оговорок, запинок, лажи случилось непростительно много. При всем том "Свидетель обвинения" - тот случай, когда отмазка "спектакль не готов" - не демагогия, не перестраховка, а достоверный факт. Отсюда, вероятно, и два антракта на премьере - накануне на прогоне обошлось одним. Особенно трудно пришлось Евгении Добровольской - часто путалась в тексте и, кажется, находилась не в форме, но, допустим, текст к новому сезону подучить не проблема. Ренате Литвиновой придумали акцент, который она к тому же варьировала, вначале говорила с картавостью, с губно-губным "в", странный и ничуть не добавляющий красок к ее и без того колоритному образу, более того, когда Литвинова пытается изобразить нечто, выходящее за рамки ее собственного образа, получается не только не слишком убедительно, но и не особенно интересно - она интересна сама по себе и все остальное - напрасный труд. "Вы неожиданная женщина" - говорит ей адвокат, но сам адвокат, Дмитрий Назаров, выглядит неловким рядом с Ренатой Литвиновой, пытаясь казаться достоверным рядом с ней, и накладные усы, и нахлобученный парик тому вовсе не способствуют (говорят, нельзя переиграть кошку, а как можно не просто переиграть хорька, геккона, медузу, но и вступить с такой органикой в полноценный контакт, сформировать ансамбль?). К месту в спектакле пришелся Игорь Верник, его персонаж получился настоящим жиголо (Игорь Гордин у Яновской существовал в принципиально ином рисунке). Еще одна удача - экономка убитой мисс Маккензи (Полина Медведева). Пока что дело сводится к отдельным занятным деталям и спектакль в целом не сложился. Но и не совсем ясно, что по большому счету можно вытянуть из этой старомодной, несовершенной пьесы. Декорировать ее недостатки иронией - ОК, это можно, Бишофберже вместо того, чтобы избавиться от утяжеляющих действие сцен и лиц (ну, к примеру, без второго адвоката, пусть Алексей Агапов и хорош в этой небольшой роли, легко можно обойтись), наоборот, до кучи придумала еще и пролог с убийством и обнаружением тела, и призрак жертвы вывела на сцену с бокалом шампнского - но зачем тогда вообще браться за такой материал, если видно, что в своем оригинальном виде он к употреблению малопригоден? Только для того, чтобы состряпать непозорную коммерческую поделку? В этом случае "Свидетель обвинения", когда он будет окончательно доведен до товарного вида, можно считать удачей.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments