Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Хвост" реж. Александр Нордос; "Команда Орхеймов", реж. Арильд Андресен (норвежское кино в "35 мм")

Первый норвежский фестиваль я целиком пропустил, потому что был в то время, так уж совпало, в Норвегии. На второй, прошлогодний, ходил очень активно и видел довольно много интересного, благо расписание позволяло. В этом году расписание для меня крайне неудобное, все сеансы - в 19.00, а жертвовать вечером наудачу не всегда охота и не всегда возможно. На "Хвост" пошел потому, что выпадало "окно" в "основном" ра однсписании, с самого начала не собирался смотреть его до конца, но ушел еще раньше необходимого и без малейших сожалений - уже по описанию в буклете было ясно, что во всей программе это наименее стоящая картина: малобюджетный, практически самопальный "ужастик" с комедийным привкусом: двое парней из кооператива по уборке дерьма нанимаются искать останки убитого мужика возле одиноко стоящего посреди леса дома, и в подвале особняка находят странное существо: девушка сидит в ванной с трубками во рту, дичится незнакомцев, а судя по магнитофонным кассетам, оставшимся от хозяина хибары, найдена она была в лесу одиннадцать лет назад и с ней "самоделкин" проводил какие-то эксперименты. Причем она в округе не одна такая, на заднем плане бегают дикие существа непонятного до поры происхождения - возможно, дальше разъяснялось, но я уже не досмотрел. Очевидно, что ссылки на норвежский фольклор в данном случае - чистая условность а стилистика не выбрана осознана, но продиктована финансовыми и техническими, да и интеллектуальными возможностями создателей опуса: когда нечего сказать, говорят - "мифология".

"Команда Орхеймов" - совсем другой разговор, на этот фильм я сознательно потратил целый вечер, и хотя рисковал, риск оказался оправданным. Родители Ярле поженились по любви, но отец то ли уже был алкоголиком, то ди довольно быстро в такового превратиля, и в подпитии выказывал себя настоящим домашним тираном. По норвежским стандартам, конечно, по русским православным - добропорядочный отец семейства, к тому же большой патриот своей страны, все уши сыну пропел о Сопротивлении, даром что сам и в армии-то не служил. Мать терпела долго, и унижения, и домогательства (русские опять же сказали бы - что за домогательства, когда муж от жены требует: давай, дырка заросшая - на то и муж), и побои при случае - а тем временем прыщавый маленький коммуняка из параллельного класса подбивает Эрле на участие в антирасистских акциях. Эрле ведется, но не столько из идейных соображений, сколько назло отцу, отец со своей стороны противостоит затеям сына тоже не из несогласия с идеями (он же антифашист упертый!), сколько чтобы сына дома и при себе удержать. Периоды раскаяния и "завязки" сменяются запоями, семейные ссоры перемежаются идиллическими моментами, пока во время турпохода по "святым местам" Сопротивления все окончательно не разрушается из-за очередной отцовской выходки. Мать уходит из дома, Эрле пытается помочь отцу, но сдается и он. А через некоторое время из ночного звонка матери узнает, что отец умер. С ночного звонка фильм начинается, а заканчивается приездом позврослевшего (но оставшегося таким же рыжим балбесом, как в 15 лет) Эрле в родные места на отцовские похороны, и эпиолгом, где отец и сын, совсем уже (то есть еще) маленький бредут по пляжу. Очень похоже на "Древо жизни" Малика - минус хождение по водам и 4-ю симфонию Брамса, плюс социально-политический контекст, бытовые детали и очень внятный лиризм, который, в отличие от маликовской пафосной тягомотины, и делают "Команду Орхеймов" пусть не великим, но настоящим художественным произведением. У "взрослого" Эрле есть девушка, и когда он предлагает ей остаться, у нее даже мысли такой не возникает - она едет с ним на похороны, там Эрле встречает свою школьную любовь, своего приятеля-коммуняку, тоже подросшего и, кажется, забывшего про свой левацкий самообман - он, кстати, этот коммуняка, оказался тем еще гадом, и подружку свою подвел, и вообще всех дурил и использовал. Отец, как понимает Эрле и после его смерти, тоже не был ангелом - но уж какой-никакой, он, по крайней мере, не о счастье для всего трудового народа мечтал, а о том, чтобы его семья стала "командой". Не стала и, наверное, не могла, мечта, вероятно, недостижимая, во всяком случае, в полной мере, но недостижимая - не значит неправильная, только надо, чтобы мечтатель умер и перестал всех терзать своей утопией, тогда его проще будет понять и отпустить ему вины. Ну разве что бредни о норвежском Сопротивлении я бы покойнику со счетов не списывал - норвежцы, которые за считание недели приняли у себя нацистов и неплохо с ними уживались, а потом были освобождены американцами, любят, как я убедился в Осло, задним числом приписывать себе геройство, какого не было, да и не надо бы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments