Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Заходите-заходите" по М.Шалеву в Мастерской Петра Фоменко, реж. Юрий Буторин

Прошлой осенью в Израиле я попал на премьеру инсценировки "Мальчика и голубя" Шалева в театре "Гешер" - на событии, помимо самого автора, присутствовал также президент страны, и хотя президент в Израиле - пост скорее представительский, статус мероприятия этот факт все же характеризует однозначно. "Заходите-заходите" в Мастерской Фоменко - опус скромный, камерный, да и в репертуаре театра он стоит (пока что, во всяком случае) полуофициально, критиков на спектакль не зовут и, соответственно, профессиональных рецензий на него нет, хотя билеты продаются и публика ходит - те, кому не достались билеты на более "престижные" постановки, прежде всего, да и входников пускают охотно, не то что на "Рыжего". А между прочим режиссер тот же - Юрий Буторин, он и как актер мне нравится, но сейчас что-то уж очень активно ударился именно в режиссуру. Правда, у меня есть ощущение, что к тексту такого высокого литературного качества, как роман Шалева ("Как несколько дней") Буторин подошел слишком буквалистски. На сцене, старой сцене Фоменко, выстроена кухня с полкой-качелями, которые служат одному из героев также и смертным ложем. "Часть вопросов романа", как обозначена официально жанровая форма постановки, уложена в четыре трапезы, первую и последнюю из которых разделяет без малого тридцать лет. Герои - Зейде Рабинович и один из его предполагаемых отцов Яков Шейнфельд. Когда-то Юдит, мать Зейде, собиралась замуж за Якова, и уже вышла в свадебном платье со двора, но вернулась и велела 12-летнему сыну отнести платье несостоявшемуся жениху, потом стала женой другого, Рабиновича, и вскоре покинула сей мир. Последнняя "трапеза" происходит уже после смерти Якова, которому Зейде ("старичок", как его назвали, чтобы "отпугнуть" духа смерти) так и не успел рассказать за предыдущие три трапезы все известные ему обстоятельства несостоявшейся свадьбы. Текст настолько многослойный, и кулинарные метафоры его настолько условны, что иллюстрировать его кухонным бытом, да еще буквально, не имитируя даже, а всерьез инсценируя процесс готовки, с рубкой мяса топором, с нарезанием овощей, с извлечением вареного мяса из кастрюли - слишком плоско и утомительно. Второй момент - очевидный диссонанс в актерском дуэте. Идея постановки, судя по всему, принадлежит Владимиру Топцову, и он же исполняет роль Якова. Но рядом с молодым Николаем Орловским, природно-органичным, старомодное смачное, "на сливочном масле" актерствование Топцова дико раздражает. С другой стороны, ненавязчивость, "акварельность" красок, которыми пользуется Орловский, в этом контексте тоже кажется несколько искусственной, несоразмерно легковесной. От чего литературный материал много теряет - все сводится к "простой человеческой истории", рассказанной впроброс за миской бульона и рюмкой коньяка, хотя история - не столь "простая" и даже не вполне "человеческая": Шалев, конечно, писатель совсем не религиозный, но куда деваться еврею от своего Бога?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments