Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Любовь к трем апельсинам" С.Прокофьева, Екатеринбургский театр оперы и балета, реж. Уве Шварц

Из трех московских "Апельсинов" по музыкальному качестве Екатеринбургская едва ли сравнима даже с постановкой театра им. Сац, при том что спектакль в детском музыкальном театре еще и очень интересно придуман режиссерски. От Уве Шварца чего-то свежего ждать не приходилось - в Москву почти каждый привозят его опусы, и созданные в разных городах, они неизменно отдают провинциальной музкомедией. Но тут как-то совсем печально вышло - начиная с неумной шутки про замену спектакля: выходит ряженый "конферансье" и объявляет, что заболел главный исполнитель и вместо оперы покажут концерт, открывается занавес и в ампирном интерьере, нарисованном на мятых тряпочках, певец затягивает некую "канцону", а тем временем в зале начинается бедлам, и подсадные хористы дурными своими голосами вопят "позор", "верните деньги" и т.п. Таких дешевых приколов на моей памяти уже столько было, что хочешь-не хочешь, а научишься на них никак не реагировать, и надо, наверное, обладать чистотой души Герарда Васильева, чтобы принять этот ход всерьез, призывать ряженых к порядку - если только его не предупредили заранее и он просто не подыграл коллегам с Урала. Хористы потом подключаются к действию, присоединяясь к массовке в разноцветных париках с клоунскими носами, но разрисованные тряпочки никуда не исчезают. Труффальдино в том же клоунском наряде, а Моргана, наоборот, похожа на сельскую учительницу, и когда не летает в подвешенном на тросах кресле, ходит с тросточкой. Змею у Шварца изображает трубка от пылесоса - лучше бы он это придумал, когда ставил "Волшебную флейту" в Уфе, но там его фантазия ограничилась змеем из папиросной бумаги.

В общем, как сказал бы персонаж Аркадия Райкина - "куры сдохли, высылайте новый телескоп". И действительно, после антракта оформление в духе советского "народного театра" сменяется поначалу подделкой под европейский минимализм, с голубой подсветкой экрана-задника. Фарфарелло в костюме супермена, кухарка со скелетом руки вместо приличествующей ложки, рассыпанные по всей сцене шарики, три из которых вырастают в надувные апельсины. С апельсинами заминка вышла - мало того, что режиссеру показалось достаточно просто поместить певиц позади шаров, и чтобы сами шары при "вскрытии" апельсинов даже не лопались, а просто укатывались за кулисы, так эта дутая хрень еще и ни в какую не хотела укатываться, последний шар хористы так и не смогли вытолкать с глаз долой, лежал он бельмом при живой принцессе. Кстати, о принцессах - две из них, как полагается, погибли от жажды, а третью принц должен был напоить, да только почему-то, получив бутылку воды (пошел "дождь" из мыльных пузырей, но вода потом все равно возникла, ладно), он всю ее вылил себе на голову, принцесса пыталась хоть каплю добыть из пустой тары - тщетно, и, допустим, это смешно (хотя как сказать - меня не развеселило), но осталась же она жива каким-то образом, и я не понял, что, собственно, произошло, потому что сразу за тем Челий и Моргана устроили гонки на инвалидных колясках (до того уходили друг друга в своем магическом противостоянии, что обоих ноги не держали), и все окончательно смешалось - это что касается художественно-постановочного решения, потому что вокалисты как с самого начала принялись расходиться с оркестром (дирижер Павел Клиничев), так до самого финала и не сошлись.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments