Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Иванов" А.Чехова, театр "Буландра", Румыния, реж. Андрей Щербан

Как правило, актерские работы в спектакле на иностранном, да еще малопонятном языке, даже если пьеса очень хорошо знакомая, трудно разглядеть за сильной режиссурой - в глаза бросается концепция, общее решение, оформление, до частностей дело доходит уже потом. Но в спектакле Щербана режиссура поначалу сводится либо к беготне артистов по зрительному залу, либо к попытке откликнуться на тот или иной образ из текста и без особых затей обыграть его: заводит Шабельский речь о цыганах - звучит цыганская песня, упоминается чахотка - Сарра как по команде начинает кашлять, персонажи обращают внимание, что где-то гуляют слуги - и вот они, "слуги", пробегают опять-таки по залу с шумом, гамом и песнями-плясками народов мира. Поют в "Иванове" Щербана разное - от мелодий из репертуара Эдит Пиаф до советского военного шлягера "Синенький скромный платочек", но это все условности, символического смысла в себе не не несущие, а выполняющие функцию в большей степени декоративную. Поэтому когда под финал в режиссере, отдохнувшем на третьем чеховском акте, вдруг пробуждатся зуд концептуального мышления и он делит четвертый акт на две части, разбивая его интермедией с участием Авдотьи Назаровны, а тем временем давая возможность Иванову жениться, и уже затем умереть, причем своей смертью, от сердечного приступа (последний момент - общее место именно для восточноевропейских "Ивановых", в венгерском герой тоже не стрелялся, а падал замертво сам по себе, не вынеся страданий), возникает вопрос, где режиссер был раньше и зачем ему это теперь: бал-маскарад и цирк уродов, покойная Сарра, идущая по саду, и прочие запоздалые открытия.

Зато актеры при таком убожестве режиссерского взгляда на пьесу сильно выигрывают. Тоже не все - Зюзюшка и Бабакина превратились в карикатуры, с размалеванными гримом лицами, в диких париках - то ли из экспрессионистского фильма прибежали, то ли из кабаре. Но очень неплох заглавный герой - Влад Иванов, между прочим, известный киноактер, он играл одну из главных ролей в "4 месяца, 3 недели и 2 дня", замечательные получились Львов и Боркин (А.Павел и М.Маноле) и довольно любопытная Сарра-Анна (М.Опришор). Судя по наголо обритой голове, правда, можно подумать, что умирает она не от туберкулеза, а от рака, но если есть в спектакле что-то интересно сделанное режиссерски и поддержанное в полной мере артистами - то прежде всего линия Анна-Львов: доктор здесь - не тупой чистоплюй, он влюблен в Анну и отсюда все его выпады против Иванова, отказывающегося добровольно от "счастья", которого сам Львов лишен, Анна же, истеричная до припадков, со своей стороны, отчасти приманивает Львова сама, но видит в нем лишь того Иванова, какого больше уже нет для нее; ну и Боркин, приберегающий Бабакину для себя, а сватающий за Шабельского, занятен. В конце, когда после смерти Иванова остальные персонажи шепотом в унисон выкликают доктора, становится несколько не по себе от столь неуместно выстроенной развязки, а задним числом и от многих других явно избыточных, при этом вторичных "находок" постановщика. Но хотя заявления, что хорошие актеры спасают спектакль при плохой режиссуре, почти всегда являются утешительной демагогией (я это знаю по опыту), в данном случае дело обстоит именно так и запоминается румынский "Иванов" актерскими работами, а не режиссерскими примочками.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments