Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Материк" реж. Эммануэле Криалезе в "35 мм"

Против всяких ожиданий сильное и тонкое кино, учитывая, что тему нелегальной миграции в Европе дозволяется "художественно" освещать только с "единственно верной" позиции: несчастные иммигранты страдают, коренные европейцы их угнетают, немногие среди недобитых фашистов сочувствуюие страдальцам пытаются им помочь, чаще всего безуспешно. "Материк", в общем, этот канон не ломает. На маленьком итальянском острове Лампедуза близ Сицилии живет Филиппо, потомственый рыбак. Но рыбы мало и она не кормит, а кормят туристы. Ему удается сдать жилье троице молодых людей, двум парням и девушке, девушка рыбаку нравится, да ничего у них не выйдет. Из Африки косяками плывут мигранты, прыгают со своих утлых плотов, вот-вот потонут. Однажды Филиппо с дедом подбирают нескольких, среди них беременная негритянка с сыном, остальные отправляются потом в участом, а женщина остается рожать. У нее муж работает в Турине и она надеется пробраться к нему, хотя второй ребенок, девочка - не от мужа, а от насильников-охранников в ливийской тюрьме, и старший сын не желает ее признавать. Тем временем дедову лодку арестовывают за пособничество миграции. Но дед твердо стоит на страже "морских законов": нельзя бросать людей в воде. А вот дядя Филиппо занимается мелким туристическим бизнесом и для него нашествие африканцев подобно чуме. Понятно (то есть режиссеру фильма понятно), что в море людей бросать нельзя - но что же с ними делать, если они сами туда бросаются? Наверное, жить им у себя в Африки совсем невмоготу - но значит ли это, что надо пропадать всем вместе, потому что всем вместе спастись не получится? Кульминационный момент картины - ночная прогулка Филиппо с приезжей девицей - они поехали покататься, поплавать голышом, а вместо этого юный рыбак вынужден на глазах у сентиментальной городской бабенки отбиваться от одуревших дикарей, готовых перевернуть лодку в своем старании забраться на борт, и лупит он их веслом по загребущим рукам, и отпихивает всячески - естественно, завязавшийся едва-едва роман с сентиментальной девушкой-гуманисткой обрывается сразу по возвращении на берег, но хорошо еще, что вернулись, а не потонули вместе с африканцами. Туристы уезжают, а Филиппо в отчаянии все же пытается вывезти с острова роженицу с двумя детьми, похитив арестованную лодку, то есть совершая уголовное уже преступление я перечеркивая собственое будущее. Ну что же, пусть хотя бы у африканцев жизнь наладится, если уж у Европы будущего нет. По крайней мере, итальянская картина лаконично и стильно (море, пляж и красивые загорелые тела составляют прекрасный контрастный фон для жесткой социальной драмы; а кроме основной сюжетной линии, связанной с африканцами, ветвится система побочных: и задушенная в зародыше любовь Филиппо, и его непростые отношения с матерью, с семьей в целом) показывает перспективу, как она есть, не пытаясь навеять сон золотой о единой мультикультурной Европе, где под каждым под листом всем готов и стол, и дом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments