Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Циники" А.Мариенгофа в театре им. Моссовета, реж. Сергей Аронин

Из разговора "историка мировой величины" Павла Александровича (так этот персонаж отрекомендован в программке) и главного героя "Циников" Владимира можно в кратком изложении усвоить узловые моменты сюжета романа, хотя помимо основного исходного текста молодой, но, очевидно, очень начитанный режиссер использует фрагменты других книг Мариенгофа, а также его стихи, положенные на музыку Матвеем Костолевским, поэзию его коллег-имажинистов, Владимира Маяковского и даже их имажинистский манифест, а "телеграфным" стилем написанные короткие главки книги вложены в уста действующих лиц. С комментариями историка действие разыгрывается под инструментальный ансамбль, играющий вариации на темы "Бублички" и "Кофетки, бараночки", на фоне трех гипсокартонных тумб с перфорацией, условно обозначающей вид на Кремль, с использованием в качестве символического изображения крови искусственных розовых лепестков, в сопровождении видеоколлажей и кадров кинохроники, перебиваясь пролетарскими интермедиями и частушками о литераторах, алкогольными и наркотическими эскападами, ну и на долю героев собственно "Циников" тоже кое-что остается.

Сергей Аронин, как и Алексей Кузмин-Тарасов, поставивший в театре им. Маяковского аналогичного формата опус "Маяковский идет за сахаром" - однокурсники, ученики Каменьковича. Но при явном сходстве "Маяковский" все-таки не лишен самоиронии, в то время как "Циники" исполнены серьезности музыкально-поэтического вечера в сельской библиотеке. Помимо всех прочих возможных вопросов в недоумении оставляет главная героиня в исполнении Евгении Крюковой: "цинизм" ее Ольги - не поза и не маска, не результат сознательного выбора, не мировоззренческая позиция и не образ жизни, но лишь следствие природного скудоумия, а это как-то малоинтересно. Ольга как романтическая героиня, не вписавшаяся в постреволюционный быт - такое решение более противопоказано "Циникам", чем любое другое. Владимиру-Алексею Трофимову не достает опыта, но, по крайней мере, этот персонаж выглядит живым на фоне остальных: брата Сергея (Дмитрий Щербина), нэпмана Докучаева (Сергей Виноградов), не говоря уже про остальных. Уровень режиссерского мышления едва ли преодолевает планку студенческой работы, но замах - на откровение, никак не меньше. Вот это несоответствие и отталкивает. А еще ход с "лекцией в Оксфордском музее естественной истории". Пафосный лектор, с амфона провозглашающий избитые истины пополам с сомнительными выводами, не может не вызывать отторжения - режиссер же предпочитает выступать почему-то именно в таком качестве.

О романе Мариенгофа:
http://users.livejournal.com/_arlekin_/1563623.html

Об экранизации Месхиева:
http://users.livejournal.com/_arlekin_/1366179.html?nc=15#comments
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments