Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

Пикассо, Дали, Миро, Тапьес, Грис, Клаве: "Книга художника" в собрании личных коллекций ГМИИ

Выставка большая (весь первый этаж), неравноценная, но интересная. Причем наиболее интересно и неожиданно, как ни странно, представлены авторы хрестоматийные. Два зала Пикассо - один довольно скромный, с иллюстрациями к "Афету" Зданевича, "Полуночным коням" баронессы Этинген (оба имени всплывают за последнее время не впервые - в связи с выставками "Парижачьи" в "Наших художниках" и "Парижской школой" в ГМИИ), цикл "Худая", выполненный по заказу все того же Зданевича к произведению 1630 года, "Ниществующий монах" на африканскую тему - особенно хороши две головы, смотрящие в разные стороны и два торса, мужской сзади и женский в профиль с рукой, протягивающей цветок. Второй зал Пикассо богаче - здесь преобладает графика, связанная с его собственными текстами: "Погребение графа Оргаса", "Поэмы и литографии", особенно хороши портретные моменты. Замечательные циклы "Лисистрата" по Аристофану и "Неведомый шедевр" к роману Бальзака. Рисунки к "Песне мертвых" Пьера Риверди почему-то больше смахивают на Миро, чем на привычного Пикассо.

Но главные, самые насыщенные разделы, посвящены Миро и Дали. Все-таки Дали - превосходный рисовальщик. Цикл "В поисках Грааля" - вполне традиционная иллюстративная графика: рыцари с драконами, заточенные девы, бьющие из перерубленного горла струи крови. Прекрасная "Венера в мехах" по Захер-Мазоху - более узнаваемый Дали, с гротескными, сюрреалистическими эротическими образами, слегка кичевыми, как водится у Дали, прежде всего связанными с "женщиной-демоном" - голова героини излучает взгляд, прорисованный буквально, подобно Горгоне. Гвоздь раздела - цикл к "Алисе в Стране чудес": жутковатые кролики, зайцы, гусеницы и в открывающем листе - девочка со скакалкой, отбрасывающая длинную тень. Совсем обычные "Десять рецептов бессмертия", и совсем неожиданные "Фауст" и "Старик и море". Цветной и яркий, как из школьного издания, цикл "Треуголка" к роману Аларкона - бабочки, вписанные в человеческие фигуры.

Миро тоже неравнозначный - мне более интересными показались серия "Ящерица с золотыми перьями" к собственным текстам художника, особенно просто очаровательное существо, по форме напоминающее огурец, с вылупленными глазами, ярко-красным ртом, с чубчиком на макушке и с хвостиком, а также иллюстрации к "Адонису" Жака Превера; менее - "Букет сновидений для Нейлы" к текстам Ивана Голля. Неплохие, но слишком узнаваемые, слишком для Миро типичные штучки - картинки "Гротескный куртизан", совместный опус все с тем же Зданевичем, характерные персонажи, почти абстрактные, но, если приглядеться, некие фантастические фигурки.

Откровенно бледный вид имеет на выставке Хуан Грис - всего несколько невзрачных вещиц в кубистском стиле, иллюстрации к Пьеру Риверди, задуман цикл был в 1915 году, окончательно завершен в 1955. Раздел Антони Клаве может пользоваться успехом у детей и старушек: сценки из "Кармен" узнаваемые, ярко-красочные, со знакомыми персонажами и на известный сюжет. Антони Тапьес, напротив, может оттолкнуть своими блеклыми абстракциями и коллажами в связи со стихами Октавио Паса и Жаку Дюпену, но зато он представлен иллюстрациями к "Пиковой даме", "Гаргантюа", и неплохими, занятными, а еще занятнее - к "Римским элегиям" Бродского. В зале звучит фонограмма, на которой Бродский читает сам: "звуки рояля в часы обеденного перерыва..." и обозначенная кляксами и мазками отдаленно антропоморфная фигура вызывает ассоциации с музыкантом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments