Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Геймеры" Л.Наумова в ШСП, реж. Ольга Смирнова

Пока я собирался на "Геймеров", в ШСП успели выпустить и снять "Поле", хорошо что его успел посмотреть. "Геймеров" вроде пока не снимают, но я и так с нимизатянул. Пьеса любопытная, довольно складная, хотя и слишком обычная по структуре, по языку, по проблематике - сконструирована по стандартам камерных триллеров, какие сейчас особенно востребованы в кино, еще больше, чем на театральной сцене. Действие происходит в Манчьжурии во время русско-японской войны, несколько русских оказываются в японском плену запертыми в подвале. Японцы заранее выспрашивают у каждого фамилию, и только потом пленные узнают, что по алфавитному списку одного вешают во дворе, а другого после порки как будто бы отпускают, и так по очереди, но поскольку время от времени поступают новые партии пленников, расклад постоянно меняется. В ожидании своей судьбы, которая, с одной стороны, расписана как азбука, с другой, легко может быть переиграна (например, если один из "очередников" будет убит или покончит с собой добровольно) пленные вынуждены общаться, среди них выделяются разные типажи, характеры, представители разных слоев, разных взглядов, ну и, конечно, воинских званий, от рядовых до полковников. Один полковник, Физов (яркая работа Ивана Мамонова) проповедует патриотизм и дисциплину, другой - гуманизм и общечеловеческие ценности, но именно патриот и поборник чинопочитания оказывается способным и на ложь, и на убийство товарища ради выживания.

Разумеется, играть эту пьесу в бытовом ключе невозможно, но дым и свет - еще не все, что может придать истории условности, а ритм действия режиссером выстроен несколько монотонно и однообразно: спокойное общение перемежается короткими кульминационными вспышками, динамичными, громкими, но регулярное чередование того и другого успевает из за полтора часа без антракта наскучить. Японский солдат (фактура Александра Цоя пришлась в этой роли кстати) возникает из разных углов и как будто вовсе не покидает подвала - тоже фигура условная, почти фантастическая, к тому же он озвучивает некоторые ремарки. Но мне не до конца понятно, для чего Льву Наумову понадобился контекст именно русско-японской войны - с одной стороны, в пьесе много деталей, которые с трудом воспринимались бы в более современной обстановке (один из офицеров поменял написание фамилии с Хильденбрандта на Гильденбрандта, чем поставил себя в начало алфавитного списка на выбывание, другой, неграмотный крестьянин, записался под фамилией Герман, срисовав первые буквы с книги "Германия перед революцией 1848 года", и этим тоже обрек себя на скорую смерть), но с другой, та же конструкция много выиграла бы в обстановке, скажем, войны с Чечней или с Грузией, это придало бы пьесе, ее универсальной проблематике (нравственный выбор, приоритет человеческих ценностей перед военно-империалистическими и т.п.) актуальности, да и смелости. Финал, где Физова, столько сделавшего для собственного спасения, погубившего других ради себя, пристрелил японец, тоже показался мне смазанным - намного сильнее воздействует то обстоятельство, что в подвал ведут новую партию пленных.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments