Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

Гуляш из ежа, или Вариации на тему Шуберта

"Шерлок Холмс" Гая Ричи может нравиться или не нравиться - и только, потому что в нем заведомо не предполагается ничего такого, к чему можно было бы отнестись всерьез. Именно поэтому первый фильм мне понравился -

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1611576.html?nc=2#comments

а второй - нет. Не потому, что второй хуже первого - он в чем-то даже лучше. Но, во-первых, взаимоотношения Холмса и Ватсона окончательно переходят в опереточную стилистику. Доктор уже женат и молодожены собираются на медовый месяц в Брайтон - вместо этого в поезде появляется Холмс, переодетый, что характерно, в женское платье ("не самая удачная моя маскировка" - говорит персонаж, и в самом деле, на протяжении картины он постоянно переодевается, так что логично предположить, что делает он это не столько маскировки ради, сколько собственно из любви к переодеваниям), новоиспеченную докторшу выбрасывает из окна вагона (всего лишь в реку, где ее подбирает брат Майкрофт - пожилой оплывший жиром гомосексуалист в исполнеии, если в данном случае уместно говорить о роли и образе, Стивена Фрая), а доктора тащит за собой сначала во Францию, потом в Германию, и наконец, в Швейцарию. Под предлогом борьбы с профессором Мориарти и необходимостью предотвратить мировую войну. Но уже в первой части эпопеи было очевидно, что на судьбы мира этому Холмсу насрать, а волнует его только Ватсон, чье присутствие рядом постоянно ему требуется, причем всецело преданного ему, Холмсу, и не отвлекающегося на какую-то там жену. Все это было уже в предыдущей серии, и повторяется по той же схеме, пусть и на новом уровне напряжения, с поправкой на изменение статуса доктора - он уже муж, а не жених. Кстати, когда после мнимной гибели Шерлока у водопада Ватсон все же собирается заново в свадебное путешествие и, вспоминая напарника, говорит, что Холмс хотел бы, чтобы они поехали, жена, без особого восторга добавляет: "Он хотел бы поехать с нами" - и в этом действительно нет никаких сомнений, тем более, что Холмс уже сидит с ними в комнате, замаскировавшись в кресле. Композиционно, стало быть, вторая часть также точно следует схеме первой.

Во-вторых, орнаментальный и аттракционный характер картины окончательно вытеснил из нее и детективную (роли злодеев и борцов со злом расписаны заранее, да и не роли это, а маски), и романтическую интриги (доктор женился, а неверную возлюбленную сыщика убил Мориарти в самом начале картины), не говоря уже о политической. Режиссеру до мировой политики дела, кажется, еще меньше, чем его герою, но он умело, профессионально манипулирует такими актуальными сегодня мотивами, как терроризм, международная преступность, торговля оружием и предчувствие большой войны (Мориарти оказывается магнатом, скупающим фабрики по производству вооружений и медикаментов, чтобы, спровоцировав войну, нажиться на ней - то есть никакого исключительного демонизма за этим злодеем не числится, обычный безжалостный делец и только, ну разве что необычайно умный и в своем роде талантливый). В "Игре теней", в отличие от первой части, используется фабула, взятая непосредственного из "шерлокианы" Артура Конан Дойла, но как раз здесь она режиссера и не интересует вовсе, акцент делается а) на попытках, чем далее, тем более безнадежных и сомнительных, доктора Ватсона отделаться от Шерлока Холмса, и б) на спецэффектах, связанных как со взрывами, трюками и прочей фанаберией, так и с особенностями киномонтажа, который тут и сам по себе трюк.

Экзотики добавляет цыганский колорит - во Франции сыщик с доктором пристают к табору, откуда происходит главный подозреваемый в пособничестве Мориарти, и сестра подозреваемого становится спутницей героев в их похождениях по Европе, правда, и тут никакой романтики: доктора ждет жена, а сыщику кроме доктора вообще никто уже, похоже, не нужен, цыганка остается не при делах. С таборными цыганами Холмс и Ватсон едят гуляш из ежа - и доктор еще удивляется, хотя вроде бы служил в колониях и должен был навидаться там всякого. Зато с Мориарти они слушают Шуберта. Ну то есть слушает Холмс, пока Мориарти его пытает, подвешивая на крюк (воспользовавшись этим, Холмс похищает у профессора красную записную книжку с "черной бухгалтерией", что и позволяет в результате предотвратить, а точнее, острочить войну, которая по замыслу Мориарти должна была начаться после того, как превращенный платическим хирургом в дипломата цыган совершит теракт на "мирном" саммите в Швейцарии). И как ни странно, "Форель" Шуберта, а вовсе не сюжет, заимствованный у Дойла, становится для Ричи тем стержнем, на котором он выстраивает свою "Игру теней". Противоборствующие персонажи постоянно рассуждают о взаимоотношениях "рыбки" и "рыбака", в качестве дубликата заветной красной книжки Холмс подсовывает Мориарти блокнот, где вместо своих записей профессор находит рисованную, а если пролистать странички, анимированную историю рыбалки, ну и сама песенка Шуберта на протяжении фильма звучит постоянно.

Понятно, что это нельзя ставить в упрек фильму - просто это такое кино. Ну все равно что "Бесславным ублюдкам" пенять на историческую недостоверность(только безмозглые русские на это способны). Как у Тарантино Гитлер - вымышленный персонаж, подобно Мориарти, так и у Ричи история предвоенной (перед Первой мировой) Европы - такая же фэнтези, как у Тарантино - военной (Второй мировой). Такое кино может нравиться и, более того, должно нравиться, потому что оно только для этого и сделано - не для того, чтобы о чем-то рассказать, чтобы зацепить, взволновать - ну то есть волновать оно может, как волнует маленьких детей катание на карусельных лошадках. Иного восприятия "Игра теней" изначально не предполагает.

Поэтому мне, может быть, интереснее смотреть куда менее совершенный в своем роде, чем "Игра теней" в своем, но куда более живой, цепляющий фильм Дьяченко "О чем еще говорят мужчины". Подобно радиостанции "Как бы радио", фигурирующей в проектах "как бы театра" "Квартет И", это и не кино вовсе, а "как бы кино", скетч-ком, к тому же новогодний, где герои собираются в офисе у одного из четверки друзей в Трехпрудном переулке (откуда сверху, из "зимнего сада", почему-то открывается прекрасный вид на стрелку Москвы-реки и монумент Петру - вот это я понимаю, удачное расположение здания!), потому что этот несчастный послал на хуй (буквально) рыжую лахудру, загородившую ему проезд на "бентли" (я бы в жизни не догадался, что это бентли, но так часто повторяют "бентли", что даже я запомнил), а лахудра оказалась женой товарища из каких-то там "органов", которые даже в Новый год пьют первый тост "за Россию", менты, уже проплаченные, отдают им честь, а все остальные просто боятся - и не понимают, в общем, почему. То есть мужчины, оказывается, говорят не только о том, как сподручнее баб обманывать, но и о многом другом. Не все из того, что они говорят, интересно, и далеко не всегда остроумно, хотя есть хорошие находки (подручные эфесбешника-Виталия Хаева ведут споры об орфоэпии и законах физики, потому что один хотел быть физиком, а другой филологом, но оба оказались...), пьяный армейский друг Камиля, ходивший с Шойгу на медведя (Алексей Макаров тут и сам похож на медведя), только пьет и блюет, и при этом ни дети, ни взрослые, не могут вспомнить, как отчество у Медведева - дочка одного из героев говорит, что Михайло Потапович, а жена - что Дмитрий Владимирович (интересно - а какой из вариантов точнее по сути?). Меня и новое появление отца Иннокентия порадовало - в "Дне выборов" у Михаила Ефремова была очень значительная роль, здесь это просто эпизод, где попик с кадилом благославляет ментов и гаишников на мздоимство и унижение сограждан - но как ни крути, отец Иннокентий - единственный в новейшей истории русскоязычного кино остросатирический образ православного "батюшки", такого благодушного мракобеса по укурке. А целая серия приколов над ФСБ и ее нынешним статусом, пускай вполне мирных, беззубых, меня просто изумила - ну если уж в таких благонамеренных праздничных киноопусах почитают за долг лишний раз "фигвам" нарисовать, значит, реально всех уже заебали.

Или хотя бы мультик "Монстр в Париже" - ну казалось бы, что в нем может быть "живого", чем он способен зацепить - но меня, против ожидания, растрогал. Что любопытно, события "Монстра в Париже" разворачиваются практически в то же самое время, что и в "Игре теней", в предвоенной Европе, ну самую малость позднее, в 1910 году, на заре кинематографической эры. Коротышка Эмиль работает с долговязым Раулем в частной службе доставки, и однажды, оказавшись в оранжерее известного ученого в его отсутствие, Рауль хулигански смешал неизвестные реагенты, в результате что возникла гигантская, выше человеческого роста, блоха. Но на самом деле монстром, как это всегда бывает у французов, оказалась не блоха, а начальник полиции, амбициозный негодяй, тогда как блоха, ха-ха-ха, обнаружила, точнее, обнаружил в себе недюжинные музыкальные способности и смог составить компанию кабаретной певичке Люсили, в которую Рауль безответно был влюблен с детства. Люсиль голосом Ванессы Паради поет симпатичные французские шансонетки (на английском, естественно, языке - ну что поделаешь, се ля ви), Эмиль все снимает на пока еще громоздку кинокамеру, блоха по имени Франкур им всем милей родного брата, а Париж начала 20 века, пусть и затопленный наводнением по самые лапки Эйфелевой башни, наполнен творчеством и любовью - может, поскольку я совсем ничего хорошего не ждал от фильма (3Д формат уже невыносимо надоел, к тому же), посмотрел с большим удовольствием, и если уж на то пошло, "Монстр в Париже" - тот случай, когда мультик может заинтересовать и совсем сосунков, взрослых, он не только технологически, но и содержательно объемный, хотя изначально все-таки детский.

То есть в детском 3д-мультике и интеллигентско-пацанском скетч-коме я обнаруживаю для себя больше интересного, чем в безупречно орнаментированном ретро-детективе Гая Ричи. Нет, в фильмах-аттракционах нет ничего плохого, хотя лучшие киноаттракционы - всегда больше, чем просто аттракционы (взять хотя бы "Пиратов Карибского моря"). С другой стороны - совсем иного, современного, живого и настоящего, действительно интересного Шерлока Холмса в то же самое время предлагает британский сериал с великолепным Бенедиктом Камбербертчем в главной роли, новые части которого в ближайшие дни начнут показывать (причем уже на следующий день после мировой премьеры), а заодно и старые повторять (правда, из уже успели прокрутить по 5-му каналу в ночном эфире) - вот там увлекает сама по себе интрига, а также характеры героев, их мотивы, обстановка, в которой разворачивается сюжет, а не трюки с взрывами или переодеваниями и не бесконечные бабские разборки между двумя якобы гетеросексуальными мужчинами. Ну а если просто сходить в кино "чиста атдахнуть" - лично мне в этом качестве ближе "Элвин и бурундуки".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments