Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Доверие" реж. Дэвид Швиммер

Так называемая "педофилия" - удобный жупел для любых, в том числе прямо противоположных, идеологических извращений, здесь либерально-правозащитная догматика смыкается с православно-фашисткой, а марксистская - с исламистской, при том не скажу за мусульман, не знаю, но определенно среди европейских и американских либералов любители секса с подростками составляют едва ли не большинство, а среди православных иерархов такого рода увлечения распространены вплоть до патриаршьего престола, вот только Всеволод Чаплин пока еще не придумал, как лучше поступить - кастрировать ли патриарха Кирилла или законопатить пожизненно в концлагерь, поэтому тренируется пока на кошечках, на Набокове с Маркесом. Режиссерская работа Швиммера, более известного как Росс из сериала "Друзья", и транслирует эти клише в не слишком замысловатых художественных формах, и позволяет все-таки взглянуть на них со стороны.

14-летняя Энни общается в чате с мальчиком Чарли, который через некоторое время признается, что ему 20, еще через некоторое - что 25, а при встрече оказывается - и того больше, ну 35 как минимум. Тем не менее девица идет есть с ним мороженое, потом отправляется в номер мотеля, там соглашается примерить подаренный им бюстгальтер, а затем ложиться с дяденькой в постель. Случайно увидевшая их вместе подружка доносит о случившемся, и против Чарли, которого уже и след простыл, возбуждается уголовное дело об изнасиловании. Сама Энни продолжает верить Чарли и не считает себя жертвой изнасилования, пока в результате генетической экспертизы не выясняется, что тот самый Чарли, а он, разумеется, никакой на самом деле не Чарли и вообще неизвестно кто, сумел до Энни увлечь еще как минимум трех девочек примерно того же возраста. Тут уж Энни совсем иначе взглянула и на Чарли, и на характер своей с ним встречи. (Мне это напомнило анекдот про проститутку, которая, обнаружив, что клиент всучил ей фальшивую купюру, закричала: "Меня изнасиловали!"). Попутно разворачивается драма отца девочки, занимающегося рекламой, в том числе на подростковую аудиторию - а реклама такого рода, как водится, спекулирует на эротическо-сексуальных мотивах. Одновременно с рекламной кампанией, использующей подростковую сексуальность, заботливый отец вступает в тайное общество охотников за педофилами, но и тут попадает впросак, принимая за насильника отца одной из товарок Энни по школьной волейбольной команде.

За отцом, которого играет Клайв Оуэн, следить пожалуй что и интереснее, чем за мелочными переживаниями юной шлюшки, которая сама дала взрослому дяде, потом ждала от него вечной любви взамен, а когда не ождалась, согласилась на обвинение в изнасиловании. Хотя если вдуматься - что такого? Ну дала и дала, а чего надо было ждать - пока придет большая и чистая любовь годам к восьмидесяти? так ведь можно и не дожить... Когда ж еще заниматься сексом, как не в 14-15 лет? Потом поздно уже, да и некогда. Другое дело, что понять, зачем белой девочке из обеспеченной семьи, нимало не похожей на героиню фильма "Сокровище", надо было связываться со старпером уже после того, как она его увидела во плоти, тоже лично мне очень трудно, проще - самого старпера, его тянет на молоденьких, ну а малолетке-то что за радость с ровесником отца возиться? А если уж пошла в мотель - так и нечего жаловаться, можно подумать, только взрослые мужики маленьких девочек бросают после секса.. А если взрослый парень так же попользует взрослую девушку и свалит - это тоже по сегодняшним понятиям изнасилование или пока еще нет? Но вот отец, который безумно любит собственную дочь, до того, что готов поубивать всякого, кто только попадется под горячую руку, но при этом не замечает, что его собственная работа, его собственные коллеги, вся современная массовая культура, к производству которой он причастен, держится на том, что вызывает у него такой "праведный" гнев - это да, это тема любопытная, и если бы она вышла в фильме на первый план, он получился бы более значительным, глубоким. Я бы не удивился, окажись сам заботливый отец как минимум латентным "педофилом". Но внутренние противоречия отца тонут в непоследовательных пиздостраданиях 14-летней потаскушки, в невнятных, но чересчур для такого случая безмятежных взаимоотношениях папы с мамой (Кэтрин Киннер), в побочной сюжетной линии уезжающего в колледж старшего брата, которая недодумана и вовсе была бы тут лишней, если б не именно в момент его отъезда и отсутствия по этому поводу родителей Энни не встретилась с Чарли и не произошло их сексуальное свидание в мотеле, такой же служебный.

Плоский образ подружки-доносчицы, нелепый федеральный агент, который отлучается непонятно зачем, позволяя безумному папаше похитить секретные распечатки интернет-переписки "жертвы" с подозреваемым (каких же результатов можно ждать от работы таких недотеп?), невыносимо приторная негритянка-психолог, беседующая с Энни по душам за зарплату - это все тоже не украшает картину. Но самым сомнительным моментом для меня оказалась видеокамера, записывающая свидание Энни и "Чарли" в мотеле - очевидно, установил и включил ее сам Чарли, и когда их скромный постельный эпизод показали через объектив этой камеры, я подумал - может, дядька не столько любитель девочек, сколько профессиональный порнограф? Но вроде бы нет, и в финале фильма снова появляется видеокамера и снова - исчезнувший было Чарли, только в образе благопристойного отца семейства. Намек, вероятно, на то, что так называемые "педофилы" - не монстры из виртуальных сообществ, а обычные дяденьки, которых можно встретить - и не узнать, с кем имеешь дело. Но эта примитивная и удобопонятная мораль, привязанная к путаной и не приводящей к однозначной сюжетной развязке истории, кажется не столько даже фальшивой и неубедительной, сколько стилистически неуместной.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments