Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Два дня" реж. Авдотья Смирнова ("Окно в Европу")

Авдотья Андреевна со столь убедительно разыгранным прямодушием предупредила, что все сделала, дабы зрителю смотреть фильм было легко и приятно, что за такую простоту душевную ей можно было простить даже грим, который больше подошел бы резиновой женщине, а не живому классику русской кинодраматургии. Кино действительно смотрится легко и приятно, и настолько органично балансирует на грани мелодрамы и памфлета, выруливая к финалу в плоскость откровенно сказочную, что придирки вроде "да это просто кинематографическая антреприза" я бы отвел как несостоятельные, хотя они звучат и имеют право на существование. В "Двух днях" Смирновой удалось то, что не удалось совсем в "Связи" и лишь частично - в "Отцах и детях": та самая "легкость" интонаций, когда на всякий пафос находится двойная доза иронии и самоиронии. Не знаю официального взгляда Смирновой на сей счет, но очевидно, что "Два дня" придуманы и сделаны отчасти в продолжение, отчасти в иронично-пародийной полемике и с "Темой" Глеба Панфилова, и с "Юрьевым днем" Кирилла Серебренникова, где захолустный провинциальный музей уже представал топосом маргинальным, мифологическим, сакральным, а визит туда человека из другого мира, из столицы (как водится в российской традиции, вечно "бездуховной") вел к преображению, полному или частичному, окончательному или временному. Только в "Юрьевом дне" героиня Ксения Раппопорт сама, вслед за сыном, "растворялась в воздухе родины", а в "Двух днях" она - часть этого воздуха. В прекраснодушной и нескладной, "неотмирной" Маше, научной сотруднице и замдиректора по науке мемориального музея-усадьбы писателя Щегловитова есть что-то от довлатовской Авроры из "Заповедника", впрочем, это обобщенный тип русской интеллигентки, обманутой мужчинами и беззаветно служащей культуре в обнимку с козой за поломанным забором. Если Ксения Раппопорт - истинное лицо русской духовности, то Федор Бондарчук так же идеально попадает в типаж столичного жлоба, причем не столько как актер, сколько как персонаж, которым является в большей степени, чем актером, режиссером и продюсером. В общем, "бракосочетание Рая и Ада" состоялось. Замминистра Петр Дроздов приехал в музей вместе с губернатором-казнокрадом (Борис Каморзин), запил там и загулял, в результате ему открылись бездны духовности и возникла пламенная страсть к научной сотруднице музея, пока губернатора держали в заложниках рабочие обанкротившегося завода, после чего замминистра бросил свою циничную невесту, уволился из министерства, сам стал губернаторов и вернулся в музей уже с предложением руки и сердца. Все это и само по себе смешно, а в деталях - еще смешнее, и как замминистра с похмелюги ищет дерево, под которым поссать, а под каждым стволом - мемориальная табличка, и особенно его пьяный сон, в котором он, одетый по моде 19 века, скачет на лошади, а потом является Раппапорт в бальном платье и говорит: "Тебе Путин звонил". Но кроме шуток - как ни странно, на чиновников сатирических памфлетов разного качества снято немало, а вот на интеллигентов - что-то навскидку и не припомню. А в "Двух днях" все-таки не просто "бедный гений в мозгах застучался" у заезжего хлыща, а как-то быстро, после пары рюмок буквально выясняется, что большой разницы, пропасти между теми и другими нет. Хотя все-таки есть, но это уже за рамками жанра и за рамками фильма, только в диалоге на финальных титрах, во время которых публику заранее просили не хлопать - а все равно хлопали.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments