Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

Юрьев день

Я так заебался в Швеции, что когда после 45 минут полета выгрузился в Таллиннском аэропорту и увидел стойку аэрошаттла, решил, что ждать автобуса не буду, а поеду на этой маршрутке за 5 евро. К моему удивлению меня спросили, куда ехать - оказывается, за 5 евро шаттл разводит всех пассажиров по нужным адресам. Я другой такой страны не знаю, где бы меня за 200 рублей довезли от аэропорта до дома - про Москву молчу, но еще не изжит стокгольмский синдром, а уж если вспомнить, во что мне встал автобус от аэропорта Осло, то и московский опыт не в счет. Ехать, впрочем, и нечего было - знал бы дорогу, пошел бы пешком. Но я уже так хорошо "сэкономил" на автобусах в Швеции - остался без денег и без ног - что хрен с ними, с 5 евро. На евро эстонцы перешли только с начала этого года, поэтому сами еще не совсем привыкли, и хотя нельзя сказать, что в Эстонии все дешево, но по сравнению с соседней Латвией здесь гораздо меньше приезжающих, тем более русских, которых не жалко обдирать, так что цены не раздражают ни на что, в чем я дальше убедился. И хотя гей-парада в Таллинне, который объявлен культурной столицей Евросоюза, не планировалось, а может как раз поэтому, мой номер в отеле стоил 25 евро, которые с меня даже не списывали заранее, я заплатил по приезде - прекрасный номер, двухместный, но я в нем жил один, в информации при бронировали обещали общую ванную, но меня это не смущало, а мне достался персональный душ, то есть все гораздо лучше, чем предполагалось, и уж точно никакого сравнения со стокгольмской душегубкой. В номере еще и нашлась плазменная панель с 70 телеканалами - в первый вечер я нащелкал пультом старые передачи "С утра пораньше", там сначала Богатырев и Назарова читали стихи Барто и я их посмотрел, а потом стали показывать "Скалу Фрэгглов" и я их выключил, потому что побоялся: так и проторчу перед телевизором до утра, а потом никуда не пойду. Завтрак тоже отличный - не роскошный, как в юрмальской "Пегаса Пиллс", но опять-таки после тошниловки стокгольмской - люкс, и между прочим, тоже с селедкой, как в Юрмале, плюс три вида каш, вкуснейшие котлетки, бекон, сардельки, пирожные нескольких видов, причем, как выяснилось на следующий день, ассортимент каждое утро меняется. Это все в отеле "две звезды" - стокгольмская "Александра" имела три! Нет, мой "Сити хотел" - ничего особенного, но ровно то, что мне нужно.

Главное же его достоинство я оценил сразу после завтрака, собравшись ехать в Тарту: пятнадцать минут пешком до автовокзала, при местонахождении ровно посередине между Старым и Новым городом, что я оценил чуть позже, на следующий день. У меня был выбор, куда отправиться, потому что даже если я приехал в город на два дня, то в один из них надо из него выехать. Подумал, разумеется, о Пярну, выбирал между Пярну и Тарту, вспоминая чудесный стишок Людмилы Петрушевской ("я сейчас к тебе тартупярну"), но решил, что в Пярну нет смысла тащиться ради нескольких часов, туда надо ехать "конкретно отдыхать", и стимула не находилось, а для Тарту - нашлось.

Эстония, однако, от Швеции отличается не только в лучшую сторону. Точнее, ее недостатки - продолжение ее достоинств. Член НАТО и Евросоюза, Эстония реализует все либеральные европейские идеи, но с учетом собственной специфики, провинциально-консервативной. Что в целом - безусловный плюс, но в отдельных проявлениях может доставить небольшие неудобства. Мой автобус до Тарту отправлялся в 9.45. Я за полчаса купил билет стоимостью 8.50 евро - самый дешевый, но за полную сумму, поскольку за полцены продают только людям до 26 лет, а я и вообще-то на человека не похож, а после всех своих злоключений - и подавно, и уж тем более - на 26-летнего, мне и притворяться уже поздно, засмеют. Но чтобы два с половиной часа ехать было веселей, решил прямо тут же, в киоске автостанции, чего не делал никогда в своей жизни, купить банку пива. Выбрал местное и покрепче, иду к кассе - а мне что-то говорят, сначала по-эстонски, ну я не понимаю, мало ли, может и не мне, а потом уж по-русски: после десяти. Пришлось поставить банку на место и любоваться бескрайними эстонскими полями на трезвую голову - такая страна Эстония: здесь открытого гомосексуалиста могут рукоположить в священники, но пива до десяти утра не продадут.

Радио в автобусе распевало "Чунга-чангу" на эстонском. Эстонцы - большие патриоты, и вся русская попса у них звучит - а звучит она постоянно - в основном по-эстонски. Помимо всего прочего, особенно меня порадовала эстоноязычная пугачевская "малолеточка". Русскоязычная попса вообще незаслуженно обойдена вниманием в англоязычном мире, но там, где есть хоть маленькая тропинка ей пробиться, она пользуется заслуженным успехом. Только в Израиле на иврите она, должно быть, звучит естественно, благо все русские композиторы - евреи, и все русские поэты - тоже, так что русская песня таким образом всего лишь возвращается в свое естественное, исходное состояние. Финно-угорский эстонский язык с его ни с чем в европейском контексте несоотносимой фонетикой - совершенно иное дело, и та же "чунга-чанга" по эстонски - уже как бы и не совсем "чунга-чанга", хотя выражение универсальное и с русского ни на какой другой вроде бы не переводится. Пейзаж за окном автобуса, оживляемый уборочными комбайнами и всякими прочими сельхозработами, заставил меня вспомнить опять про Швецию, точнее, про Астрид Линдгрен: в последние годы оккупации на "Таллинфильме" экранизировали ее "Эмиля из Леннеберги", перенеся место действия в эстонский совхоз, но сохранив фабулу и наиболее забавные эпизоды книги - фильм назывался "Проделки сорванца". Автобус подъехад к Тартуской автостанции, и я, бегло прогулявшись по Заречью от одного моста к другому (особо на противоположном берегу делать нечего) углубился в старый Тарту, он же Дерпт, он же Юрьев.

Сразу на ратушной площади мне на глаза попался художественный музей - но я после Швеции дал себе зарок: в Эстонии - никаких музеев, только осмотр местности и отдых, пора уже, заслужил напоследок-то. Тем более, что выставка современных тартуских художников и сама по себе привлекала мало, я полистал рекламную программку, отметил про себя, что летающие голые мужики и бабы на одной из репродукций - это очень, должно быть, символично, и полез карабкаться на холм. Пешеходные Ангельский и Чертов мосты (последний был построен в 1913 году к юбилею династии Романовых), старый анатомический театр - все радовало глаз, особенно после Ратушной площади, показавшейся мне слишком искусственной, слишком вылизанной и залакированной для туристов (а они в Тарту есть, в основном немцы). Но излишне конкретизировать, что и кто интересовало меня в Тарту больше всего. Так что я сделал исключение и пошел в музей истории Тартуского университета.

Замечательно реконструированный актовый зал на втором этаже и библиотека с элементами выставки инсталляций на четвертом, экспозиция, посвященная работе университета в 17-м веке там же на 4-м и в 19-м на 3-м (весь 18-й век университет в Дерпте не функционировал и был возрожден только в 1802 году) - все очень толково, и ключевые моменты дублируются на русском языке, но это старые подписи, этот раздел явно не обновлялся с советских времен. Он добротный, старомодный и скучноватый, слегка оживляют его такие вещи, как проволочная модель строения нейронов головного мозга. Совсем другое дело - раздел на 2-м этаже, посвященной 20-му веку. Меня тянуло как раз туда, с вполне конкретной целью. Но единственный след Юрия Лотмана, который удалось здесь обнаружить - это, как ни смешно, красное знамя, которое университет получил вместе с орденом в 1967 году после того, как работы Лотмана в области семиотики были признаны во всем мире и благодаря этому статус Тартуского университета, сошедший почти на нет после возвращения оккупантов, разгонавших профессуру, закрывших или перебазировавших в Таллинн несколько факультетов, снова поднялся. Избыток европейской политкорректности сказывается уже и здесь - к примеру, говорится не только о русской, но и о нацистской оккупации, хотя нацисты по отношению к эстонцам волей-неволей выступали фактически в роли освободителей, пусть и ненадолго. А вот распяленный на лабораторном столе плюшевый кролик - это уже чистая дикость, лучше бы уж тогда живого распотрошили, чем игрушку портить.

В разделе истории 20 века были и другие занятные моменты - например, инсталляция из бутылок с минеральной водой, источник которой открыли ученые Тартуского университета в 2004-м. Уникальность, кроме шуток, экспоната, состоит в том, что выпускали бутилированную воду всего лишь год, дело оказалось невыгодым и бизнес прикрыли, а те несколько бутылок, что составляют композицию на подиуме в центре выставочного зала - последняя часть этого "ограниченного тиража". Также на 2-м этаже музея есть компьютер, через который можно зайти на сайт университета - но не только. Я зашел в свою почту и отправил пару писем, внеся таким образом свой собственный, пусть не в масштабах и на уровне Лотмана, скромный вклад в эпистолярий Тартуского университета. Однако следы Лотмана я собирался искать и дальше. Музейные старушки очень рады были со мной поговорить, и больше на русском, чем на английском, который знали еще хуже меня, хотя русский - немногим лучше английского, но сказать по интересующему меня вопросу им было решительно нечего. Только кассирша, которая бесплатно пустила меня в музей, сказала, что я должен дойти до университетской библиотеки на улице Струве и там увидеть памятник Лотману, очень, по ее словам, интересный.

Время не поджимало и в библиотеку я не торопился. Обошел вокруг развалины Кафедрального собора, раздолбанного много веков назад воинственными протестантами, поползал по холмам парка, забрался также на горку, куда вели ступеньки - это же как условный рефлекс: если есть возвышенность, и за подъем не берут денег, то надо на нее залезть, пусть в этом нет никакого смысла и сил на это тоже уже нет. Посмотрел на памятники. В Эстонии повсюду огромное количество памятников - деятелям культуры, воинам, просто какие-то аллегорические образы в камне и металле - большая часть установлена за последние двадцать лет. На холме Тарту есть и старый - памятник Бэру работы Опекушина, Бэр - ученый, профессор Дерптского университета, оказавшийся таким образом свойственником Пушкину по опекушинской линии. Бэр сидит, положив голову на руку и пригорюнившись над книгой. Зато умерший в двадцать лет эстонский поэт Кристиан Яаак Петерсон стоит в полный рост и в ус не дует.

А меня несло дальше, за холм. Еще один местный музей я обошел стороной, и выбрался к улице, дальше которой мои первооткрывательские планы не простирались - на ней, помимо очередного музея, располагался дом бывшего Общества эстонских студентов, где в 1920 году русские подписали мирный договор с финнами, чтобы спустя двадцать лет снова на них напасть и снова неудачно. А напротив этого дома находился другой, с фирменным магазином алкоголя, и вот уж мимо него я не прошел. Если б не необходимость далеко тащить, затарился бы там по полной программе, а так купил всего лишь литровую бутылку эстонского пива "Александра" (опять эта Александра!) всего лишь за полтора евро с копейками и крепостью более пяти градусов. Вот это я понимаю, а то в Швеции самое крепкое местное пиво, которое мне попадалось - 3,5, все, что крепче - импортное, немецкое или голландское. На обратном пути присел на лавочке возле улицы Бэра, огибающей холмы, и провел время с бутылкой почти так же великолепно, как в Старой Уппсале. Но не просидишь же так всю жизнь - приходится и спускаться с холма. Северная часть Старого Тарту - самая симпатичная, хотя тоже рассчитана на туристов, с крашеными променадами, кукольными домиками, ресторанами-сувенирами и проч. Но впечатление все равно оставляет приятное. Возле Яановской церкви - музей "Дом жителя Тарту 19 века" и музей игрушек, но раз ввел для себя правило "по музеям не ходить" - значит, только в церковь-в церковь-в церковь. А церковь замечательная, хотя и декорирована по европейской новой моде цветастыми абстракциями некоего современного мазилы. Одна из самых древних в Эстонии, сильно обновленная в правой части и почти не тронутая новизной в левой, где с внутренней стороны стен сохранились чудесные терракотовые скульптуры. Сверху антропоморфные фигурки накрыты "готическим" уголком и находятся как будто "в домике". Тем не менее церковь, которую русские практически доломали вхлам, возрождается, при мне готовились, видимо, к свадье, репетеровал оркестрик и певцы, расставляли какие-то причиндалы для праздника.

Близ Яановской церкви обнаружились указатели двух музеев, не обозначенных на моих картах: музей эстонской почты и музей эстонского спорта. Эстонская почта - благодатная тема для латышского юмора, но кроме шуток, эстонский почтальон - один из символов национального возрождения, поскольку именно так называлась первая газета на эстонском языке. Что же касается эстонского спорта, то я накануне в Стокгольме так много нового узнал по поводу спорта латышского (узнал, что в Латвии есть хоккейная команда, и что она даже выигрывает у шведов) - боюсь и предположить, какие чудные открытия мне заготовил этот музей. Но я ни туда, ни туда не пошел, продолжил бродить по улочкам этого района, рассматривать надписи у монументов - самый заметный из них и несколько, как мне показалось, безвкусный посвящен героям освободительной войны конца 1910-х годов, когда эстонцы при поддержке финнов и англичан нашли в себе силы прогнать со своей земли русских захватчиков. А по диагонали от главного здания университета стоит памятник деятелю эстонской культуры и политику, сгинувшему в 1940 году в русских тюрьмах. В то же самое время по другую сторону от ратушной площади, уже ближе к автовокзалу и порту, стоит самый старый в городе монумент - памятник Барклаю де Толли, установленный аж в середине 19 века и, соответственно, с надписью на постаменте только по-русски, типа "незабвенному полководцу" и т.п. Но еще больше меня поразил памятник... Оскару Уайльду. Он сидит на скамейке, сняв шляпу-котелок, в компании усатого господина, Эдуарда Вильде. Именем последнего назван ресторан, рядом с которым памятник стоит, и то же имя я встретил снова вечером в старом Таллинне, там рядом с Нигуилисте, церковью св. Николая, почти готов уже большой монумент в честь того же человека - как мне удалось выяснить, выдающегося эстонского поэта (к стыду своему, никогда о нем не слышал).

Небольшая лесенка за рестораном ведет к площади перед библиотекой. Я покрутился - ничего похожего на памятник Лотману нет, есть только фонтан. Зашел в библиотеку, стал спрашивать. Далеко не с первой попытки напал на человека, который указал мне все на тот же фонтан: вот монумент в честь Лотмана. Я не понял - при чем тут фонтан и где Лотман. Но как ни странно, все верно: фонтан, состоящий из завивающихся металлических трубок, изрыгающих воду в бассейн, действительно посвящен, о чем свидетельствует и табличка, и буквы на периметре бассейна, Юрию Лотману. И якобы даже основан на его собственном автопортрете. Следует, однако, иметь в виду, что Лотман, как все евреи-интеллигенты, боготворил русских аристократов и обожал их культуру (до такой анекдотической степени, что, как пишет А.К.Жолковский в своих "виньетках", так и подмывало его спросить, в каком именно районе черты оседлости он предпочел бы жить в те времена), а "абстрактистов" хотя и не считал, в духе собственной эпохи, "пидарасами", но и не особенно жаловал, так что абстрактное решение автопортрета связано, по всей видимости, не столько с осознанным эстетическим выбором, сколько с ограниченными возможностями Лотмана-рисовальщика, так что, может, напрасно скульпторы восприняли этот образ с излишней серьезностью. И все-таки, как ни крути, при всем уважении к перенесенным эстонским народом страданиям, чуднО, что о великом ученом, который преподавал и исследовал в эстонском университете русскую литературу, напоминает надпись на эстонском языке, продублированная также на английском - но не на русском.

Мимо здания национального театра советских времен постройки я спокойно вернулся к автостанции, но мне уже пришлось купить обратный билет за 10 евро, и это еще относительно недорогой, самый дешевый, за восемь евро, ушел сорок минут назад, остальные были еще дороже, этого-то пришлось ждать более получаса. Но не в пример известному анекдоту про русского, который, заплутав в Эстонии, просит подвезти его на дрезине -

- До Таллина далеко?
- Та нет, не тал-лек-ко.
Через некоторое время.
- До Таллина еще далеко?
- Та нет, не оч-чень тал-лек-ко.
Еще через некоторое время.
- Ну что, далеко еще до Таллинна?
- Да, теперь уже тал-лек-ко...

я доехал обратно быстрее, чем туда. И вечер посвятил Старому Городу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment