Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Мастер и Маргарита" М.Булгакова в МХТ им. А.Чехова, реж. Янош Сас

Официальная премьера состоится в следующем сезоне, сейчас играют превью, а я и вовсе смотрел первый прогон на публику, о чем Табаков предупредил собравшихся лично. Это обстоятельство не просто избавляет от оценок актерских работ, но и настоятельно требует воздержаться от них - спектакль еще не готов. На самом деле, конечно, все это демагогия, спектакль готов в голове у режиссера еще до начала репетиций, а если нет - его можно играть десять лет и степень "готовности" не изменится.

Я с самого начала плохо представлял себе Анатолия Белого в роли Мастера, при том что в булгаковской "Белой гвардии" Женовача он блестяще играет Шервинского. Здесь его персонаж в шапочке с буквой "М" выглядит блеклым, но даже ему проигрывает Маргарита-Наташа Швец, невнятная и малоинтересная. Любовная линия, таким образом, отходит на задний план. Но и в историко-мистической не все гладко, Чиндяйкин-Пилат явно не понимает, что ему надо делать, Хрипунов-Иешуа тоже, впрочем, половина их эпизодов транслируется на мониторы в качестве видеоинсталляций. В этой линии потрясающе работает Сергей Медведев, его Левий Матвей сначала - юродивый фанатик, в конце, когда он приходит просить за Мастера, это уже бесстрастный клерк в костюмчике и с сооттветствующими повадками, что придумано режиссерски точно и отыграно актером блестяще. В московской линии удались комические персонажи, как Степа Лиходеев-Павел Ващилин, и члены свиты Воланда: Коровьев-Трухин, Азазело-Акрачков, Гелла-Зорина. Воланд в исполнении Дмитрия Назарова - опереточный бес с накладным хвостом (в смысле - на голове, тьфу-тьфу-тьфу). Когда-то Шнитке, объясняя, почему он поручил партию Дьявола эстрадно-джазовой исполнительнице Ларисе Долиной, говорил: зло всегда вульгарно. Возможно, такая вульгаризация Воланда - режиссерский ход, последовательно вульгаризован и образ Воланда (какой-то дешевый фокусник), и сцена бала Сатаны (смахивает на современную тусовку с ведущими, Геллой и Коровьевым, тараторящими в микрофон, а уж танго Воланда с Маргаритой - пошлятина чистой воды), но тогда он вступает в полемику с автором, потому что у Булгакова зло - величественно, масштабно и объемлет в себя все на свете, включая и то добро, которое есть в мире.

Ну ладно, в самом деле - может, что касается актерских работ, все потом будет по-другому. Но явно никто не станет перестраивать к осене сценографическую махину, платформами и рельсами вдоль и поперек сцены, с "разводными" мостками над ней, образующими купол-тоннель, с видеомониторами и прочими прибамбасами. К сожалению, я не видел "Мастер и Маргариту" Франка Касторфа - спектакль привозили на Чеховфест в 2003, но у меня тогда и возможностей, и опыта меньше было, попасть не удалось. Однако знаю, что уже там вовсю использовалось видео. Вообще сегодня трюки с камерами и проекциями - фишка из вчерашнего дня. Особенно применительно к "Мастеру и Маргарите", благо инсценировок за последние лет десять в Москве было пруд пруди, от Виктюка (в позапрошлом году я пересмотрел этот спектакль, виденный на премьере десять лет назад) и антепризы с Калныньшем-Воландом и покойной Самохиной-Маргаритой, до МХАТа им. Горького. Кстати, именно "Мастер и Маргарита" - единственный спектакль, на который я отважился пойти в доронинское заведения, и хотя ставил Белякович, я испытал настоящий шок даже не от 50-летней, говорящей прокуренным голосом Маргариты, но в момент, когда на сцену вышел Иешуа... с нательным крестиком. А ведь были еще и постановка Алдонина в Театре им. Станиславского, и аж два мюзикла по мотивам романа (Овсянникова и Градского, второй, правда, вышел только в аудиоверсии), не говоря уже про легендарную таганскую версию, и поныне в каком-то виде существующую (но я застал еще Вениамина Смехова в роли Воланда).

В МХТ им. Чехова такого рода "духовность", какая принята в МХАТе Горького, не приветствуется, но от этого спектакль Саса не кажется ни более оригинальным, ни более содержательным. Само собой, европейский режиссер старается привязать сюжет романа к современной Москве. Для этого он вывозит на сцену вагон метро, и на видео постоянно идут кадры московского метрополитена, а сверху, как звезда, над героями горит красная буква М, обозначающая и Мастера, и Маргариту, и Москву, и ее метрополитен, в сцене бала сатаны буква переворачивается (не в буквальном смысле - это оптическая инсталляция из цветных лампочек, просто лампочки переключаются) и превращается в литеру W - знак Воланда. Между прочем, очень остроумно, и я не помню, приходило ли кому-то в голову применительно к булгаковской концепции, что W - это перевернутая М, а перевернутый символ в мистической традиции наполнен глубоким смыслом. Занятно также, что бал Сатаны начинается по звону Кремлевских курантов - они тоже воспроизводятся на видеомониторе. Остальные фишки, связанные с антуражем подземки, увы, работают не столь эффектно, нелепо выглядит массовка с палками, наряженная в каски и бронежилеты (гибрид эсесовца с омоновцем), а как могла Аннушка разлить масло на рельсы метро, чтобы Берлиоз-Золотовицкий умудрился поскользнуться, и подавно непонятно, но дело, впрочем, не в этом. Сюжет Булгакова не поддается транспозиции в сегодняшний день Москвы совсем по другой причине. Булгаков описывает явление Сатаны в городе, где никто не верит ни в Бога, ни в черта. В современной России, где все, кто не мусульманин, поголовно православные, а многие из православных также ходят к гадалкам, экстрасенсам и прочим потомственным бабушкам-целительницам, конфликт, заданный автором романа, автоматически снимается. Современные москвичи верят и в Христа, и в домовых с Дедом Морозом (что, кстати, весьма занятно, если помнить, что именно Дмитрий Назаров, играющий Воланда, и есть Дед Мороз всея руси).

Инсценировка непродуманная и неровная. Первое действие строится как разговор Мастера с Бездомным в клинике Стравинского. При этом в нем задействованы масса факультативных для сюжета персонажей, но отсутствует в качестве действующего лица сам Стравинский - а ведь это одна из самых загадочных и противоречивых фигур романа! Бездомный под занавес первого акта просит продолжения, и второе действие начинается с шоу-варьете и конферанса Бенгальского-Верника, интерактивного и максимально "забойного". В спектакле Саса очень много бегают по зрительному залу, кричат из партера и с балкона - постановка броская, но суетливая, рассчитанная на внешний эффект, а между тем поверхностная. И когда ближе к финалу режиссер как будто спохватывается, он включает такой тяжеловесный пафос, что последние полчаса второго действия кажутся просто излишними. Техническая фанаберия быстро начинает утомлять. Вот ведь что интересно - спектакль Юрия Любимова, который сооружался буквально из элементов других таганских постановок, тем не менее запомнился в том числе и чисто "техническими" решениями, например, эпизода полета Маргариты - она раскачивается на маятнике с циферблатом, и это эффетно, но символично и содержательно. У Саса все завязано на видео, и пока Маргарита топлес в трусиках телесного цвета корчится в глубине сцены перед микрофоном за полупрозрачной занавеской, по занавеске пускают кадры "полета" - все это удручающе примитивно и по мысли, и по форме.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments