Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

посади его на спицу: "Золотой петушок" Н.Римского-Корсакова в Большом, реж. Кирилл Серебренников

Двуглавый петух - образ смелый и рискованный, даже если не трактовать его примитивно-аллегорически. Я сравнительно недавно смотрел прежнюю, ансимовскую постановку "Золотого петушка", теперь уступившую место версии Серебренникова - она выглядела очевидно устаревшей:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1307085.html

Новый спектакль в известной мере предсказуем по общему концептуальному решению, во всяком случае так кажется поначалу: первый акт - безупречно стильная сатира на коммуно-православный милитаризм в любых его версиях: монархической, сталинской, застойной, новоимперской. Оттого так органична вся декоративная эмблематика в оформлении, увенчанные пятиконечными звездами короны и сам двуглавый золотой петух как символ этой "государственности".

Распределение образов антропоморфных логичное: сын Гвидон - "младореформатор", сын Афрон - идеолог ура-патриотизма, воевода Полкан - силовик. Антураж выполнен блестяще, а пляски "ансамбля Александрова" поразительно ложатся на музыку Римского-Корсакова. Сам царь Додон - это и монарх, и генсек, и президент, в общем, национальный лидер, "отец народа". Про музыкальное качество по генералке судить некорректно, но Синайский и Маторин великолепны, а Маторин еще и как актер гениален. На пресс-конференции Серебренников рассказывал, что Маторин для образа Додона пробовал разные краски и типажи, делал его то "под Каддафи", то "под Гитлера", но результат ближе все-таки к Брежневу или Черненко, только не на поздних стадиях, а на более ранних. Во время увертюры на галерее ампирного зала появляются снайперы с оптическими винтовками и по стенам прыгают красные точки прицелов, затем идут уборщицы с пылесосами, охранники с овчарками - возможно, детали и избыточные, но работают на общую зрелищность действа. Серебренников рассуждал так: "Театр какой? Большой. Петушок какой? Золотой". И правильно рассуждал - материал не только позволяет, но и предполагает подобные повороты. От сказочности Серебренников, однако, не отказывается, и это тоже осмысленно: среди чиновников в пиджаках появляются бояре в меховых шапках - но для страны, где история стоит на месте или в лучшем случае ходит по кругу, это совершенно нормально (Михалков же всерьез говорит о возвращении к монархии - и никого не смущает). Уморительно смешной танец "партийных дам", наряженных в кокошники, переходящий в сновидческую плоскость - приходят в движение и опускаются с потолка шикарные люстры. Чуть больше меня смутила процессия гастарбайтеров с траурными венками, извещающая о судьбе царских сыновей. Звездочет - старый интеллигент в мешковатом костюме и брюках на подтяжках, лысый скрюченный очкарик. Но самое занятное, пожалуй, связано с Петушком - это полуобнаженный подросток (оторванный, как я понял, ученым от матери против ее согласия) с подключенными к голове проводами - образ, очевидно навеянный футуристическими боевиками в духе "Особого мнения" Спилберга.

Второе действие, прямо сказать, поскучнее. Впрочем, я не люблю музыку Римского-Корсакова, и особенно оперы на пушкинские сюжеты, они у него удручающе монотонные. И если в первом акте "Петушка" за постановочным антуражем это не особенно заметно, то второй акт, несмотря на вокал Венеры Гимадиевой, меня чуть было не усыпил в какой-то момент. Простреленный и погорелый дворец с расчлененными, насколько я понял, телами в обитых изнутри цинком деревянных ящиках, по архитектуре и декору во многом напоминат палаты Додона, то есть строился по аналогичному проекту, как это часто бывало и в российской, и в советской империи. Шемаханская царица встречает гостей в национальной одежде, но вскоре остается в ярко-красном платье и заставляет Додона плясать в кокошнике на сыновних гробах. Решение второго акта у меня вызвало ассоциации с безвременно сошедшими со сцены "Современника" серебренниковскими "Антонием&Клеопатрой". В финале второго акта появляется отрубленная голова на блюде (Додон выполняет свою фантазию насчет Полкана) - таким образом возникает еще и отсыл к сюжету о Саломее. Вот чего я не понял - это откуда взялись мальчики в пиджачках с бумажными птичками-бабочками на шестах, то есть мальчики выпрыгнули из все тех же деревянно-цинковых ящиков, но что за мальчики, почему выпрыгнули - не знаю, наверняка из рецензий и интервью этот момент тоже разъяснится.

Серебренников говорил, что любовь к Шемаханке меняет Додона, производит в нем внутренний переворот. Честно сказать - в третьем акте я этого не заметил, может, отвлекся - было на что: возвращение Додона обставлено с размахом даже не русско-имперским, а скорее китайско-маоистским: под военно-духовой оркестр маршируют люди с песьими головами, фигуры в маскхалатах, дети-покемоны с огромными леденцами-петушками, провозят через всю сцену ракету стратегического назначения, для царя с царицей выстроен помост, за ним складываются благостные мозаичные катинки, как на Олимпиадах. Царица в белом манто - и народ в черных майках с текстом из либретто: "ваши мы душой и телом, коли бьют нас так за дело". И снова интеллигент звездочет, а также вездесущие гастарбайтеры, после того, как Додон отдаст концы, а царица и мальчик-"петушок" уйдут, взявшись за ручки, он разогнется и покажет, что только притворялся немощным, а на самом деле он в этой театральной сказке - хозяин. Но рабочие уже разбирают сценографическую конструкцию.

Самый "забойный" на мой личный вкус момент - это когда в первом акте провожая сыновей Додон облачается в патриаршью одежду (с двухглавым петухом вместо креста на голове) и размахивает дымящимся кадилом. Но и остальное, от двухглавого петуха и звезд на коронах до кумачовых портянок, которыми обматываются собирающися на войну сыновья, да и белый маршальский китель Додона - все это в известной мере провокативно. Другое дело, что кто-нибудь наверняка скажет: ну да, Серебренников ходит по кремлевским кабинетам, можно ли верить в искренность его намерений? А между прочим, система такая давно действует в Европе, где тамошние "прогрессивные" художники уж и не знают, как еще надругаться над "святынями" (в одном шведском фильме герой национальный флаг в жопу совал - и этот фильм от страны на "Оскара" выдвигали), а им за это из бюджета доплачивают, поддерживают таким образом культуру. Система, допустим, блядская, но современная европейская культура вся на ней держится. Русские же считают, что на бюджетные деньги можно снимать только пропагандисткие агитки. Серебренников попытался в царстве царя Додона поработать по-европейски. Он свое дело сделал достойно. Посмотрим теперь, приживется ли схема.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments