September 14th, 2021

маски

они уходят от нас: "Идеальный муж" в МХТ, реж. Константин Богомолов

там по периметру горят фонари
и одинокая гитара поет
туда зимой не прилетят снегири
там воронье

"Мы сегодня поговорим, обязательно попоем, немного пофилософствуем..." -

- раздалось со сцены МХТ восемь с половиной назад впервые, а сегодня в последний раз. При этом впервые за те же годы все-таки, что ни говори, долгой и счастливой жизни спектакля, на двух заключительных показах "Идеального мужа" прозвучала в конце 1-го акта реплика Игоря Миркурбанова: "О, эти усы!" - воскликнул в "воспоминаниях" Лорд при первой встрече с Робертом, и будто сразу так задумывалось, хотя усы Кравченко отпустил только за минувшее лето; ради чего преобразилось и видео 3го акта, где на экране Роберт Тернов давится эклерами, глядя телерепортаж со вадьбы Лорда и Лоры. Вот так все это время жил "Идеальный муж", сохранясь и меняясь, что-то по разным причинам теряя, в том числе из команды создателей - очень к месту Константин Богомолов напомнил, что композитором-соавтором "Идеального мужа" (а также и "Турандот", и многих других богомоловских постановок того периода) выступил Фаустас Латенас, в прошлом году ушедший из жизни. Зато на предпоследнем спектакля я Софью Евстигнееву увидел впервые в роли "Ирины из Минска" - она ввелась на позднем этапе существования постановки, но сумела найти свою интонацию, свой пластический рисунок для гротесково-пародийного образа квази-чеховской (и все-таки парадоксально очень - по-настоящему! что стало ясно далеко не с первых показов... - чеховской!) героини, не копируя автоматически манеру Александры Ребенок. Поразительной, беспримерной "адаптивности" сочинение - за годы "Идеальный муж" выдержал и купюры (цензурные, творческие, технические...), и вставки, и смены составов, и многочисленные импровизации, запрограммированные и спонтанные, однако же, как говорит в спектакле герой Миркурбанова, певец и киллер Лорд, "не потеряв свой смысл"! Вспоминали с уцелевшими свидетелями прогонов былое - и "слезливый" монолог Папы на текст "Кисета" Сорокина, и серебристые стринги братьев Панчиков, и обнаженное "распятие", и стриптиз под "Любэ", и "блядь" вместо "твою "мать" в устах Лорда... Пусть некоторые злободневные репризы неизбежно устарели, тем сильнее в их контексте зазвучали со временем развернутые (по меркам стандартного драматического спектакля - невозможно длинные, и неподъемные для актеров, но ведь на одном дыхании произносятся!) монологи Кравченко на текст Мисимы в 1-м акте или Чонишвили с фрагментом "Портрета Дориана Грея" во 2-м перед "коронацией Дориана" облаченным в рясу Мефистофелем (а вот персонально "мефистофели" с годами как раз менялись не раз!).

"...Тем интереснее спустя время смотреть на этот ["портрет Дориана Грея"], сохраняющий черты, которые или утрачены, или стерлись, или скрылись - все равно что обнаружить старый портрет на чердаке... За такое ведь, напоминает Уайльд, и убить могут!"  - заметил я для себя, в очередной раз пересматривая "Идеального мужа" два года назад. За восемь с половиной лет жизни спектакля я его видел, кажется, во всех возможных вариантах, в том числе с участием непосредственного Константиа Богомолова в качестве артиста: играл он сначала отца Артемия, подменяя Максима Матвеева, а потом, что вышло еще забавнее, и папу Лорда, когда болел Александр Семчев (на "прощальном спектакле" Богомолов вышел как отец Артемий в 3-м акте, в эпизоде венчания). И тогда, и ранее, и потом наблюдая, как некоторые шутки, "криминально"-острые на момент премьеры, со временем улетают в пустоту (следует иметь в виду, что премьера "Идеального мужа" состоялась в стране, где верхом бесправия еще считались запреты гей-парадов!..); зато выходят наружу заложенные изначально, до поры неочевидные мотивы - еще и задним числом, в свете более поздних, недавних богомоловских премьер, особенно чеховских и "достоевских" - и складываются в сюжеты, о которых на предпремьерных прогонах, вероятно, и режиссеру не думалось, не то что зрителю.

Точную статистику своих посещений я не вел, но не сказал бы, что ходил на "Идеального мужа" постоянно, регулярно; у меня был во "взаимоотношениях" со спектаклем многолетнией перерыв; а последние годы ну раз, ну два за сезон его смотрел - вместе с тем каждый раз находил о чем подумать и что написать. Два года назад вдруг спустя годы после премьеры в совсем ином свете предстали эпизоды свадьбы Лорда и Лоры в 3-м акте -


- а год назад сказывался пост-карантинный синдром и Александр Семчев (вернувшийся опять на сцену) импровизировал от лица папы Лорда в гигиенической маске с бутылкой "санитайзера": "Я не собираюсь умирать и не умру, поскольку вооружен прекрасными средствами!")


Сейчас бонусом к общей эйфории на грани истерики стали выходы Богомолова не просто на поклоны (само собой, он присутствовал оба раза, сказал речь... и прослезился), но и в зал. На предпоследнем спектакле - прямо во время действия на "аллилуйю любви" с мобильником, чтоб заснять эпизод - важный к тому же в свете того, что Марк Захаров под впечатлением от "Идеального мужа" позвал Константина Богомолова штатным режиссером "Ленкома", вероятно, предполагая, что Богомолов по его примеру примется тиражировать снискавший популярность формат и впоследствии сможет, как вариант, сменить его в качестве худрука - а Богомолов вместо этого обескуражил сначала "Борисом Годуновым", а затем "Князем" окончательно вогнал и Захарова, и присных в ступор, на чем его присутствие в "Ленкоме" завершилось (что не столь печально для Богомолова лично, но оказалось фатальным для "Князя", увы; ну и в целом для "Ленкома", несомненно, также)..

И все-таки убиваться вхлам повода не вижу - "Турандот" в театре им. Пушкина шла два месяца (два месяца!), "Князь" держался полгода; в сравнении с ними, да и вообще по средним репертуарным стадартам, "Идеальный муж" - благополучнейший долгожитель. Жалко мне другого - за все годы, что он с успехом шел, "Идеального мужа", что удивительно, однако ж и объяснимо - как следует не "рассмотрели", не осмыслили до конца всерьез: в нем есть над чем поржать мудиле-интеллигенту (допустим, отличающему Веру Полозкову от Веры Максимовой), да; но есть и много сверх того, неявного, особенно в первые годы после премьеры, когда "Идеальый муж" воспринимался прежде всего как по сути хлесткий сатирический памфлет на злобу дня, а по форме как театральный капустник, если не вовсе как эстрадный концерт... Припоминаю, что первые четыре года, посмотрев с восторгом два предпремьерных прогона, я вовсе не испытывал желания пересматривать спектакль опять, а когда оно возникло, я увидел его совсем другими глазами, уже задним числом через оптику не только "Карамазовых" и "Мушкетеров", но и "Князя"; а теперь еще и "Преступления и наказания", и "Бесов", и теперь, конечно, "Дяди Левы", казалось бы, решенного совсем в иной эстетике, но обнаруживающего с "Идеальным мужем" общего гораздо больше, чем способен заметить даже натренированный глаз при первом и единственном приближении.

Уже в "Идеальном муже" ясно, что принципиальная новизна и отличие того типа театра, который разрабатывает Богомолов, от всех прочих - в отказе режиссера от навязывания себя и спектакля в полном объеме, "единственно правильного" с точки зрения режиссера взгляда на мир: каждый может взять из увиденного столько, сколько ему по силам, и того, что ему по вкусу; следить, где Мисима перетекает в Целана, а попутно ржать над "пидарами" и подпевать Миркурбанову, не возбраняется; до абсолюта фундаментальный богомоловский принцип "эстетического отношения искусства к действительности" доводится в таких спектаклях, как "Слава"; но "Идеальный муж" в основе такой же, просто "материала" в нем по объему гораздо больше и он, скажем так, сильно "разнообразнее"... И все-таки даже "Идеальный муж" отрицает сам формат театра как "храма" (этот штамп особо пародируется здесь, в 3-м акте на звонок Лорда с просьбой о венчании отец Артемий, стоя среди партера МХТ и обводя руками пространство, смущенно говорит: "Я в храме!..") и спектакля как упаковки для нравоучения, "просвЯщения", внушения "нужных" мыслей; мыслей в нем хватит на сотню спектаклей, из их противоречий как раз и складывается настоящая драматургия, полифония "Идеального мужа", а затем и последующих сочинений Богомолова. С другой стороны, восприятие на самом поверхностном, как бы "примитивном" уровне тоже невозможно отвергать, не обедняя себя - признаюсь, я сперва фабулу (гей-лав-стори и все побочные вокруг нее навороты) счел исключительно условностью, элементом формы, на который наверчивается то "важное", что режиссер действительно желает "донести"; только со временем, относительно недавно, я стал присматриваться непосредственно к сюжету богомоловского "Идеального мужа" и с изумлением обнаружил, что не так уж безнадежно далеко он ушел от оригинального уайльдовского (не в части использования фрагментов текста, но именно основной фабулы!), а ведь, надо думать, подавляющая часть зрителей все эти годы прежде всего с этой точки зрения спектакль (про Уайльда, допустип, не вспоминая, да, поди и не зная...) смотрела!

Обидно в данном случае скорее уж за МХТ, где уходящие спектакли Богомолова (а заодно и Серебренникова, и, что вообще не укладывается в голове, Бутусова) нечем заменить; а то, что появляется вместо них на сцене... ну, впрочем, это отдельная тема. Мне же хочется рассчитывать, что "кончина", пусть и безвременная, но закономерная, "Идеального мужа", окажется достойным поводом и стимулом и для фанатской, и просто для заинтересованной аудитории обратить более пристальное внимание на свежие богомоловские премьеры - могу по собственному опыту сказать, пятый раз недавно побывав на "Бесах" -


- что хотя сегодня Богомолов действует методами более аккуратными и пользуется средствами внешне менее броскими, избегает нарочито грубых приемов либо строго их дозирует, но содержательного эффекта добивается такого же, как в "Идеальном муже" и "Карамазовых", если не - на своем, на новом уровне - еще большего. Полагаю, это Константин Богомолов и имел в виду, говоря в заключительном слове на поклонах предпоследнего "Идеального мужа", что впереди много классных спектаклей.

По реакции на импровизированную реплику Папы Лорда в третьем акте всегда можно было судить о процентном соотношении "неофитов", случайной публики, не видевшей "Идеального мужа" ранее, и фанатской аудитории, знающей спектакль наизусть (а многие ведь не как я, не с десяток раз в течение почти девяти лет, но чуть ли не на каждом показе отмечаются!), и бросалось в глаза, что потенциальный зрительский ресурс не иссякает - очень много "новичков" (вот еще одно словечко, на момент премьеры "Идеального мужа" ассоциаций не вызвавшее бы, заметил я год назад), им, я полагаю, уже труднее воспринимать приколы (пускай даже малость адаптированные с годами) про олимпиаду и остальную позавчерашнюю сатиру. Смешно: на первом прогоне в начале февраля 2013-го года папа Лорда не собирался умирать, "пока в Москве не уложат всю плитку" - считай планировал жить вечно!.. Он и сейчас не хочет умирать - Сергей Чонишвили, игравший Папу на заключительных показах спектакля, на предпоследнем продолжил реплику "я не хочу умирать..." оптимистичным заявлением "... ни как мужчина, ни как творческая личность - в самом начале театрального сезона!"; а на последнем Александр Семчев, успевший к 3-му акту с Яузы (символично, что тем же вечером он был занят в предпремьерном "Дяде Леве" театра на Малой Бронной!), под овации сочувствующих, прощаясь, сказал: "не хочу умирать, потому что спектакль "Идеальный муж" Константина Богомолова уже в истории Московского Художественного театра".

Да и никто не хочет - но они уходят от нас, один ушел совсем, совсем навсегда, мы останемся одни, чтобы начать нашу жизнь снова.

А пока надо жить... надо работать. Музыка играет так весело, бодро, и хочется жить!

Аллилуйя актерам трагедии.

Аминь, дамы и господа.

P.S. Да не волнуйся ты так. Все равно они ничего не поняли. Так хлопали...


P.P.S. Милые сестры, жизнь наша дык еще не кончена!
маски

вооружен прекрасными средствами

За вечер "прощания" с "Идеальным мужем" вопрос "а ты который раз?.." звучал беспрестанно, и я даже не знал, что отвечать: ходил нерегулярно, статистику не вел... Зато вроде бы о каждом виденном спектакле - "сложно-задуманном и легко-усвояемом" (с) - что-то писал... и всегда было что! Покопался в дневниковых записях, старался не пропустить ни одной, начиная с первых двух, когда на следующий день после самого первого предпремьерного прогона -


пришел опять и (на последнем спектакле вспоминалось и про это) встретил в зале практически тех же, кто был, как и я, накануне -


Но далее последовал многолетний перерыв - отчего-то не возникало желания (ну и времени особо не находилось свободного) - третий раз я на "Идеального мужа" пришел, в общем, случайно: по просьбе сильно желающих добыл им приглашения, а желающие оказались не настолько сильно желающими (но настолько, блин, чтоб опять сесть мне на хвост, когда спектакль играли предпоследний раз!!..), и тогда, чтоб добру не пропадать, сам очень удачно воспользовался освободившимися местами -


Дальше пошли дела веселее, потому что со спектаклем происходили - всевозможные и по разным причинам - изменения, в том числе и в составах исполнителей, прежде всего, конечно, интерес вызывали случаи, когда Богомолов самолично подменял сперва Максима Матвеева в роли отца Артемия (Матвеев временно отвлекся на репетиции другой постановки - позднее окончательно ушел из спектакля и его заменил уже на постоянной основе Кирилл Власов) -


- а затем сыграл и Папу Лорда вместо приболевшего Александра Семчева (наверное, из всех - а я, стало быть, их видел все! - составов "Идеального мужа" тот был самый экстравагантный) -


- далее Семчев вернулся на сцену, поправившийся (в смысле - выздоровевший, но похудевший) -


- тем не менее Сергей Чонишвили, введенный за период его болезни на роль Папы, продолжил играть в очередь, и этот состав я тоже, разумеется, не мог упустить -


Совершенно иначе "Идеальный муж" смотрелся два года назад после всех произошедших в жизни Константина Богомолова перемен - так явственно и парадоксально откликнулись свежие новости задним числом в спектакле, который к тому моменту шел уже седьмой год -


- ну и после нескольких месяцев тотального "карантина", когда Александр Семчев выходил с бутылкой санитайзера и Папа говорил "Я не собираюсь умирать и не умру, поскольку вооружен прекрасными средствами!", посмотрел "Идеального мужа" еще раз.


Но вот сейчас прошли два последних показа, где, кажется, публика хором готова была кричать вслед за Дорианом Греем "остановись, мгновенье, ты прекрасно!" -



- и на этом все. Получается - за 8 1/2 (восемь с половиной) лет только 11 (одиннадцать) раз из 163 (ста шестидесяти трех) возможных... Мало!



за фото с предпоследнего показа спасибо Наталье Ртищевой
Collapse )
маски

новый театральный мем

- "спектакль захватывающий, но в зале плохая вентиляция" -

предлагается взять на вооружение маленьким любителям искусства и театроведам, проспавшим все действие напролет и не знающим, что сказать лестного пригласившей стороне.