July 9th, 2020

маски

"Комитет 19-ти" реж. Савва Кулиш, 1972

Захотел посмотреть этот фильм сразу после того, как в Выборге на "Окне в Европу" четыре года назад прошел вечер памяти Саввы Кулиша -

- причем именно эту картину практически и не упоминали на вечере, просто остальные работы Кулиша я знал с детства, их количество досадно невелико и все крутились постоянно на ТВ, а про "Комитет 19-ти" раньше даже и не слыхал. Почему - объяснить нетрудно: "Комитет 19-ти" - вторая полнометражная лента Кулиша и, подхватывая основную тему дебютного "Мертвого сезона", вновь изобличает окопавшихся на капиталистическом западе немецко-фашистских недобитков, бесчеловечным экспериментам которых мешают развернуться самые гуманные в мире советские спецслужбы; однако если "Мертвый сезон" оказался для своего времени сенсационным, произвел фурор, прославил режиссера, собрал призы и кассу, до сих пор оставаясь в числе лидеров телевизионного кинопоказа, то "Комитет 19-ти", думалось, бесповоротно канул в Лету. Кроме того, считается, будто именно "Мертвый сезон" оказал решающее влияние на выбор юного Володи Путина в пользу КГБ - правду говорят или как всегда, никто никогда не узнает доподлинно, но предполагаю, что "Комитет 19-ти", вероятнее всего, не вдохновил бы  на подвиг даже Путина. Впрочем, по-своему хорош, ну всяко любопытен этот, конечно, не слишком выдающийся в художественном плане фильм и некоторыми иными аспектами.

"Комитет 19-ти" снят по сценарию Сергея Михалкова - что само по себе отдает фатальным диагнозом, а эта вещь и среди прочих сочинений троекратного гимнопевца (литератора, как ни крути, в своем роде все же небездарного...) далеко не выдающаяся, скорее проходная и чуть ли не топорная. С одной стороны, опус довольно типичный для кинопропаганды времен предыдущей "холодной войны": номинально в нем злодействуют беглые нацисты, но главными, "естественными" (сегодня бы сказали "геополитическими", хотя это понятие в ассортимент пропагандистской риторики пришло позднее...) врагами всего прогрессивного, во главе с русскими, человечества оказываются, понятно, американцы, под прикрытием и на деньги которых при политической поддержке Вашингтонского обкома посреди Африки подпольщики-недобитки, распевающие в черных шортах гитлеровские гимны (звучат они, кстати, не хуже, чем "предками данный союз нерушимый...", и даже чем-то неуловимо похожи...), разрабатывают биологическое/бактериологическое оружие, испытывая воздействие искусственных вирусов на туземном населении, а пуще того на борцах за независимость гордой и вымышленной (как водится в подобного рода картинах, их же было немало, я помню эти всевозможные «гранатовые острова»...) африканской страны против колониально-империалистического гнета.

По сюжету бывший военврач Смоленцев, после ранения обеих рук сосредоточившийся на академической науке, вместе с еще пятью представителями международного "Комитета 19-ти", исследующего проблему распространения биологического оружия, отправляется в Африку разобраться с вспыхнувшей там эпидемией неизлечимой инфекции. Незадолго до этого Смоленцев потерял жену - в прошлом медсестру, выходившую его раненого, на похороны которой ему помешала приехать борьба за мир во всем мире. Чтобы хоть как-то оправдаться перед взрослой дочерью, студенткой и тоже будущим медиком, Смоленцев берет ее с собой в экспедицию. По прибытии на место международных спецов пытаются водить за нос продавшиеся империалистам губернские власти, да и сами "члены" разномастной комиссии в основном не горят желанием ковыряться в африканских проблемах, однако сперва раздобыв самолет (один из членов умеет его пилотировать), затем фактически угнав автомобиль (и пристрелив на дороге водителя, подкупленного врагами), ученые добираются до зараженной деревни, а похоронив там всех жителей, пешком через джунгли доползают и до засекреченной военно-научной базы, где нацисты на американские деньги и ради осуществления американских ("геополитических", ага) планов вырабатывают смертоносную бациллу. Директор заведения, познакомив гостей с распорядком и задачами учреждения и для порядку малость им поугрожав, отпускает членов восвояси, те рады, не рад лишь Смоленцев, смекая, что далеко с полученными сведениями не улетит, и по дороге успевает с помощью деятелей туземной прогрессивной медицины переслать дочь в советское консульство, сам же с коллегами садится в предоставленный властями самолет, который, что и требовалось доказать, к радости и при участии американских умельцев рассыплется в воздухе на части.

То есть всерьез воспринимать подобную картину сегодня при всем желании вроде бы трудно. С другой же стороны, и по приколу ее смотреть невозможно: смешным на две серии (общим хронометражем под два с половиной часа) кажется лишь последний кадр - крупный план дочери Смоленцева в их московской квартире (стоит помнить - несколькими днями ранее потерявшей также и мать...) под песню "ты конек вороной, передай дорогой, что я честно погиб за рабочих", которую в начале фильма слышал из телевизора, воодушевляясь на борьбу с происками, сам профессор. В остальном - среди снятых в СССР 1970-80-х фильмов есть образчики пропаганды и более талантливые, и более характерные, и более курьезные. "Комитет 19-ти" также отчасти примечателен музыкой Олега Каравайчука, постоянного соавтора Саввы Кулиша - но таковы реалии позднесоветской киноиндустрии, что первоклассные композиторы для крупных режиссеров создавали новаторские саундтреки порой и к самым кондовым заказушным поделкам, каковых, если покопаться, легко нарыть десятки, скажем, еще одна (с участием огромного количества великих, ярчайших артистов к тому же! не в пример достаточно безликим, ходульным, стертым, за исключением пары третьестепенных "отрицательных", персонажей "Комитета 19-ти") аналогичного сорта штука - тоже на тему "солнечному миру да-да-да" и бичующий коварные планы ястребов Пентагона четырехсерийный "Конец света с последующим симпозиумом" Татьяны Лиозновой (это ее последняя работа), где за кадром звучит музыка Гии Канчели:

Лиознова, правда, свой "Конец света..." выпускала совсем уж не ко времени и успела аккурат к падению "железного занавеса", а Кулиш снимал "Комитет 19-ти" еще до т.н. "разрядки", вскоре после очередных зверств русских в Европе и их нашествия на Чехословакию, когда и значительная часть "передовых" западных мудил брезгливо морщилась от "мирных инициатив советского правительства". Так что доза идеологии в сценарии Михалкова зашкаливает за все рамки художественного вкуса и здравого смысла, а эстетическая составляющая теряется в свете политических задач. Надо, впрочем, понимать: унылая вторичная "комитетская" ахинея - производная не столько от тупости, сколько от цинизма драматурга-орденоносца, и речь не о «недоработках», а о сознательной халтуре. Тем временем режиссер (вместе с оператором, с композитором и т.п.) попутно решает, и не без искреннего увлечения, некие формальные задачи - переосмысливая и приспосабливая к делу уроки где-то немецкого экспрессионизма, где-то чрезвычайно модной в СССР 1960-х французской "новой волны" (в частности, операторские и монтажные находки из фильмов Годара, тоже идеологизированных и типа "прогрессивных"... а чего стоит "интермедия" в начале 2-й серии, стилизованная под... "туристическую рекламу" южной Африки - как бы адресованная "мистерам Твистерам", да и кому ж еще, уж явно не совгражданам, для которых и в Болгарию вырваться было непросто) - но все-таки по-настоящему "Комитет 19-ти", уж коли дал себе труд его осилить, может быть любопытен совсем другим аспектом.
А именно - тем, что Сергею Михалкову, как ни странно, про американцев и фашистов, беспардонно хозяйничающих по всему миру, ничего выдумывать не пришлось - достаточно прибегнуть к приему "перевертыша" и приписать США все, что творили тогда и продолжают сейчас русские "борцы за мир". Начиная с отвязной демагогии в презираемых ими международных организациях, заканчивая политическими убийствами, включая отравления-заражения как точечные, направленные на персональные цели, так и полностью страны с миллионным населениям, попавшие в предполагаемую "сферу влияния" т.н. "русского мира".

Первым заявившего об эпидемии африканца (в фильме его все, не исключая и профессора Смоленского, ничтоже сумняшеся называют негром - обычное явление) агенты - разумеется, американского империализма - выбрасывают из окна, инсценируя самоубийство, и на память сразу приходят многочисленные идентичные случаи давнишние и недавние. А раскрывших фашистское подполье ученых взрывают вместе с рейсовым самолетом - и тут есть смысл вспоминать даже не южно-корейский или свежий малайзийский боинги, а несколько менее очевидные примеры, когда невзначай "падали" самолеты с каким-нибудь слишком много знавшим "чеченским" генералом на борту (ну и еще тремя сотнями ни о чем не подозревавших пассажиров до кучи). Развязка же - с появлением на финальном заседании комитета вопреки всем подтасовкам истинных материалов расследования благодаря спасенной прогрессивными неграми (ну раз уж можно...) дочери профессора Смоленцева - почти буквально копирует "навыворот" момент из периода "карибского кризиса", когда прямо на словах представителя СССР, клявшегося в отсутствии советских ракет на Кубе, американцы внесли в зал заседаний ООН данные аэрофотосъемки, наглядно доказывающие ложь русских. И это пока еще не раскрылось, что пресловутый "коронавирус" изобрели в Черноголовке!

Ну шутки шутками (хотя какие уж тут шутки...), а про то, как "империалистические наймиты" пытают "борцов за свободу", а ученым угрожают казнями и (женщинам) насилием, шантажируют русского профессора невинностью дочки, представителей же запада различной степени "прогрессивности" пытаются кого запугать, а кого и подкупить - лучше промолчать: вдохновившись "Мертвым сезоном", юному Володе Путину по части конкретных методов на примере "Комитета 19-ти" нашлось бы чему поучиться (ну хотя он наверняка в своем комитете все эти приемы освоил, минуя стадию теории). Удивительно при том, что с точки зрения технологий, масштабности, помпезности картина не просто внешне скромная, но чуть ли не камерная, спецэффектов, выразительных боевых и "силовых" эпизодов - и это несмотря на присутствие в сюжете авиаполетов с артиллерийским обстрелом, угона автомобиля, пешего перехода через африканские леса и т.п. - считай нету: весь упор - на пропагандистскую риторику.

А вот идеологическая составляющая фильма - помимо ее "практического приложения" через методы бесчинствующих по всему миру спецслужб - такова, что парадоксально не нуждается даже и в "переворачивании" наизнанку. Гимнопевец порой и открытым текстом проговаривается словами профессора Смоленцева: дескать, "там" поняли, что с ядерным оружием получилось равновесие, и теперь вкладываются в биологическое, а на него откуда деньги брать - из хозяйства... Ну что же - взяли "из хозяйства", на оружие не поскупились, в результате, собственно, СССР и обанкротился во всех отношениях. Мало того, спустя полвека под облетевшей квазимарсксистской шелухой, которой для приличия и ради отмазки все-таки пользовались боровики-сейфульмулюковы, теперь обнаружилось ровно то, что, перекладывая с больной головы на здоровую, Михалков и его подельники вкладывали в уста фашистов-империалистов: достаточно послушать "аргументы" персонажей-американцев, представителей их политики, науки и бизнеса - и сравнить (найди отличия, попробуй!) с тем, как современная русская пропаганда вовсю разыгрывает, и очень грубно, натужно, фальшиво, "расистскую" карту - в фильме американцы предлагают объединиться "белым людям", преодолев идейные разногласия, против «черно-желтой угрозы»: эта мысль и эта политическая линия сегодня - тоже одна из ключевых в концепции "русского мира".
Но главное - самое забавное и самое типичное, а потому самое ценное - это пренебрежение (якобы со стороны американцев, ну конечно...) к международному праву, к писаному закону, к сложившемуся худо-бедно послевоенному порядку. "Неужели вы всерьез полагаете, что будущее человечества решается в ваших комиссиях и комитетах? Вы болтаете, выносите решения, а кому до этого дело?" - это не из сегодняшнего телешоу какого-нибудь федерального канала, это из советского телефильма пятидесятилетней давности, но вложено, понятно, в американские, "империалистические", злодейские уста - пока русский профессор Смоленцев, ветеран войны и борец за мир, толкует о правах, свободах, уважении к каждому отдельному человеку. "В моей стране хозяйничают слюнявые либералы" - откровеннее высказывается директор секретной лаборатории, с гордостью демонстрирующий русскому гостю-пленнику подобие (на уровне малобюджетного пародирования шпионских боевиков...) "зала славы" погибших за дело рейха, разве что без мозаичных икон (приписать такое художники советского кино и нацистам-подпольщикам не догадались!). Наконец - вишенка на торте, оценить которую наиболее сознательные зрители, уверен, сумели оценить сразу, не откладывая на десятилетия - не вылезая из бассейна распекающий подчиненных по телефону нацистский партийный лидер: кричит "Да я в лагерную пыль тебя!.."

P.S. Между прочим на волне актуальных новостей против всяких ожиданий в интернете наблюдается запоздалый всплеск к "Комитету-19" - вовремя я до него, стало быть, добрался! Суммирую обнаруженные в сети отзывы на недавние просмотры: великий советский кинематограф предсказывал создание агентами ЦРУ коронавируса, но пятая колонна сделала все, чтоб этот фильм забыли, да и (цитирую - копирую - дословно) "фильм слишком растянут, вместо того, чтобы снимать честный политический триллер, режиссёр отдал немалую дань моде на "авторское кино" с многозначительными длиннотами и паузами".
маски

Галина Уланова и Николай Караченцов в Бахрушинском музее

Вскоре на экспозиционных площадях мемориальной квартиры Галины Улановой (филиал музея) откроется новая выставка, а эту в основном здании продлили ненадолго после "карантина", иначе я бы на нее не успел. Против моего ожидания народ на выставку идет и преимущественно женщины - что объяснимо: экспозиция посвящена в меньшей степени творчеству Улановой, а в большей ее личности. Разумеется, с поправкой на масштаб этой личности, но все-таки среди выставленных в витринах платьев лишь парочка (из балета "Красный мак" и абсолютно раритетное детское танцевальное платьице, в котором юная Уланова поступала в хореографическое училище Петрограда в 1919 году!) напоминают о творчестве, остальные же свидетельствуют об элегантности Улановой на людях и в быту, что по-своему даже любопытнее и уж всяко эксклюзивнее. Другое дело, что как раз это и привлекает, видимо, дамскую аудиторию - светские туалеты, которые носила одна из знаковых фигур (во всех смыслах) СССР определенной эпохи, в том числе платья в "латиноамериканском" и "баварском" стилях, само собой, от иностранных модных домов. А также аксессуары - сумочки и особенно украшения. Драгоценности собраны в круглой витрине - хотя по моему представлению Уланова все-таки интересна не брюликами и не золотишком прежде всего. Зато в примыкающей к основному залу комнатках помимо видеозаписи спектакля "Жизель" и предметов мебели можно увидеть три редкостных портрета Улановой - акварельный работы Ю.Пименова (в образе Жизели, вторая половина 1950-х), В.Минаева (из собрания Мариинского театра - в партии Джульетты) и прелестный портрет кисти Артура Фонвизина (в образе Одетты, 1949).



Выставка "Без дублера", посвященная Николаю Караченцову, скорее интересна тем, кто лично знал Николая Петровича ну или уж очень, до фанатизма любит его творчество - я за себя скажу, что пройду по двум пунктам сразу: Караченцов - один из любимейших моих артистов, и мне посчастливилось его немного узнать, а моменты общения с Николаем Петровичем спустя годы вспоминаются как исключительно радостные и очень яркие, жалею только, что кроме пары совместных фото и нескольких газетных публикаций от них ничего не сохранилось -

- досадно, что стерся голос с автоответчика, на который Николай Петрович наговаривал текст, когда перезванивал (а перезванивал он всем обязательно, такой было человек... золотой, и голос - необыкновенный, уникальный, теперь таких уж не делают!). Название выставки, кстати, очень точное - Караченцов очень гордился, что многие трюки выполняет сам, и рассказывал (мне в интервью тоже), как, например, в "Человеке с бульвара Капуцинов" специально выворачивает голову на камеру, чтоб показать - мол, это именно я исполняю, а не кто-то вместо меня! Зал-"предбанник" посвящен "роду Караченцовых", что чересчур пафосно при достаточно скромном и, я бы сказал, дежурном наполнении: реконструкции книжных иллюстраций 1937 года (к Хэмингуэю) отца-художника Петра Караченцова, упоминание брата по отцу, тоже художника и тоже Петра, скупые сведения о матери и ее дворянских корнях. Витрина наград актера разного калибра и статуса - от "звезды великой россии" до "почетного работника культуры кузбасса". Не так много подлинных вещей из обихода (особенно если сравнить с соседкой-Улановой...) - но все же туфли для степа (и впридачу табличка, свидетельствующая о вкладе Караченцова в этот вид танца, действительно значимый по меркам позднесоветского театра и кино), парадный фрак, теннисные ракетки; ну костюм Резанова, конечно, из "Юноны" и "Авось". В основном же - афиши и фото сцен из спектаклей: некоторые мне довелось смотреть "вживую", о каких-то (например, "Колонистах") я прежде и не слыхал даже, плюс комната с нарезкой кадров из кинофильмов и телепроектов. Из мило-забавного - подарочный, к 60-летию актера, барельеф-шарж, придуманный коллегой по "Ленкому" Виктором Раковым, который, на мой вкус, особенно выгодно смотрится поблизости от парадных портретов неочевидной художественной ценности.