May 19th, 2020

маски

в уездном городе измена ("Ревизор" с развязкой)

В 2002м году Римас Туминас по предложению Михаила Ульянова поставил в театре им. Вахтангова (строго говоря, перенес в Москву из Вильнюса) гоголевского "Ревизора". Как водится, рецензии на премьеру страшно перечитывать - "передовые" критики, ведущие морально-эстетические авторитеты нашего уезда из числа записных "просветителей"/"культуртрегеров", которые за недостаточно восторженное слово о собственных убогих протеже любого порвут в клочья, спектакль оплевали.

Надо понимать, что если сейчас Римас Туминас - признанный мэтр (нередко его статус эксплуатируется чушками-подъебушками и служит поводом для спекуляций, увы), то на период, пока "Ревизор" оставался в вахтанговском репертуаре - очень недолго, около двух лет всего - он был приглашенным и приезжим режиссером, считался подозрительным литовцем, вроде и не настолько чужим-далеким, чтоб по принятому на святой руси обычаю почтительно расстелиться перед гостем дорогим, но и очевидно не до такой степени своим-родным, чтоб сдерживать негатив из вежливости или опаски, так что плевки ему доставались смачные со всех сторон - и с "прогрессивной", и, разумеется, с противоположной; заодно и тогдашнему руководству театра, которое, как ни трудно поверить спустя годы, шло изначально на риск, Туминаса привлекая к сотрудничеству, и огребло по факту, даже с учетом, что нюх на вездесущие "происки русофобов" у православной общественности не успел натренироваться до нынешней остроты, а промеж утонченных эстетов европейской ориентации характеристика "Някрошюс для бедных" в отношении Туминаса считалась далеко не пределом уничижения.

Наверняка спектакль иначе смотрелся бы на сцене сегодня - но опередивший время, он хорошо еще в записи чудом сохранился. А чего стоят оценки и прогнозы собирательной Меропы Давыдовны, задним числом каждый желающий сможет, насколько позволяет видео (и подозреваю, что не высшего сорта...), уточнить без оглядки на уездных гуру, тем более, что многие из больших любителей искусства в те давние годы еще жили и горя не знали, театром брезговали, увлекались спортом, выезжали на шашлыки. Я тоже хотел бы пересмотреть эту постановку, коль скоро - в отличие от "Горя от ума", на которое в "Современник" ходил 14 раз, и от "Маскарада", знакомого мне в версии как вильнюсской, так и московской вахтанговской - видел ее "живьем" лишь однажды и 16 лет назад: по воспоминаниям наряду с "Горем от ума" и "Маскарадом" для меня (вероятно, я как раз из тех "бедных"...) "Ревизор" остается самым значительным среди остальных русскоязычных спектаклей Туминаса:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/152850.html

P.S. Пересматривал и глазам не верил: Бобчинский-Чурсин, судья-Григорьян (которого я, спустя два года после премьеры попав на "Ревизора", уже не застал!), Земляника-Дмитрий Ульянов (тоже не работающий давно в театре), Шпекин-Епишев, ну само собой Маковецкий и Максакова, а все-таки "делает" спектакль Олег Макаров своим небывалым Хлестаковым - наивным, инфантильным, чистосердечным, запросто вытирающим нос рукавом ночнушки, капризным и плаксивым "босоногим мальчиком", но он же и "луч света в темном царстве", тем более удивительный, что к моменту выхода "Ревизора" Туминаса перед глазами еще стоял Хлестаков-уркаган и дегенерат из 90-х в исполнении Максима Суханова из одноименного (в своем роде не менее замечательная, знаковая для того времени постановка и шла в театре им. Станиславского под названием "Хлестаков") спектакля Владимира Мирзоева.

Туминас же через пять лет после "Ревизора" поставит "Горе от ума", где со своими постоянными соавторами (Яцовскис, Латенас) во многом, казалось бы, то же пространство русской "вечной мерзлоты" опять воспроизведет, непременно с печкой, с колокольней (только в "Ревизоре" церковь тряпочная облезлая летает над сценой, а крошечный муляж не построенной, разворованной, с кружкой-башенкой и куполом-луковкой - настоящей, репчатой - стоит возле печки), но что любопытно: Чацкий, ворвавшийся снаружи в мирок Фамусова, своей истеричной болтовней лишь наделает шуму, ненадолго смутив давно сложившийся комфортный и органический уклад, и когда улетит восвояси, покой восстановится к всеобщему удовольствию оставшихся; а Хлестаков взбаламутит фантазиями и мечтами примерзшее будто намертво к мосткам поверх грязи уездное население до такой степени, что пустившие к себе в дом туземцы с его отъездом пожнут бурю, и, как говорится, жизнь их уже не будет прежней.

маски

не жилец

Отдыхая от интернет-театра, пересмотрел "Жильца" Романа Полански (1976). Некоторое время назад в дискуссии с Романом Минцем - а кто хоть раз дискутировал с Романом Минцем, тот знает, насколько это неблагодарное занятие - я приводил фильм в качестве примера, что о Полански не стоит судить по его последним работам, "Офицеру и шпиону", а тем более "Основано на реальных событиях". При том что у "Жильца" с "Основано на реальных событиях" композиционно вроде бы даже немало общего...

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4086041.html

Но по свежим впечатлениям могу еще убежденнее сказать: Роман Полански - первоклассный режиссер, а впридачу к тому, если брать его роль в "Жильце", и актер уникальный! Ну и молодая Изабель Аджани здесь тоже необыкновенно хороша.

Конечно, если смотреть "Жильца" (равно как и "Отвращение", еще одна замечательная вещь Полански аналогичной тематики) в съемной квартире - как я прошлый раз смотрел - он воспринимается острее вдвойне -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/56602.html

-да и знание на собственном опыте некоторых бытовых реалий Парижа тоже сказывается на впечатлениях. И все-таки хотя моя нынешняя бытовая ситуация по внешним приметам ближе к той что показана в корейских "Паразитах" (до переезда героев в хозяйский дом, естественно), а за прошедшие годы - с тех пор, как я увидел фильм впервые, и подавно с момента его выхода почти полвека назад - сходных триллеров о "раздвоении личности" наснимали дофига, "Жилец" остается непревзойденным в своем роде эталоном жанра, и мало где так наглядно, резко, но иронично ставится вопрос и анализируется проблема, что такое "я" внутри не только сознания, но и тела человека, каковы границы этого "я", где оно заканчивается и начинается "не я", а что-то другое, и без чего "я" не может физически существовать.

Попутно я впервые осознал, что Ролан Топор, по произведению которого "Призрачный жилец" снят фильм Полански - автор "Зимы под столом", идущей в театре "Человек", где сюжет также отталкивается от сложностей, возникающих при аренде жилья (необязательно в Париже):

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3421322.html