March 21st, 2020

маски

подстраиваться под всяких: "Сосед" П.Пряжко, реж. Д.Волкострелов (POST, СПб) и Л.Суркова (Таганка)

Сосед спросил соседа сколько стоит стог сена. Сосед сказал соседу стог сена стоит столько сколько стоит стог соломы.

У меня был опыт просмотра одного и того же спектакля два дня подряд (причем впервые это случилось как раз с пьесой Павла Пряжко "Третья смена"! Правда, в постановке Филиппа Григорьяна) и даже дважды за день (в счет прогонов - несколько раз у Крымова), но два вечера подряд видеть одну и ту же пьесу в различных постановках довелось впервые и такой "режим" дает не только повод и материал для сравнения спектаклей, но и позволяет лучше уяснить особенности пьесы.
Collapse )
маски

песня грустная такая: "Два перстня" П.Пряжко, театр POST в ЦИМе, реж. Дмитрий Волкострелов

Мы целый день в трудах,
Мы целый день в заботах.
Но вечером всегда
Кончается работа.
И вот он наступил, свободный вечер,
И пусть куда кто хочет держит путь.
А мы к друзьям торопимся навстречу -
Сегодня мы решили отдохнуть.
Collapse )
маски

"Хорошо темперированные грамоты", театр POST, СПб, реж. Дмитрий Волкострелов

Вообще-то я древнерусский неплохо знаю - в разговорном давно не было случая попрактиковаться, а с листа читаю, если это лист книжный (в музеях под стеклом витрин много что на рукописных страницах могу разобрать), но вот с телесуфлера оцифрованная древнерусская графика, да еще с конъектурами (сколь угодно научными) воспринимается гораздо хуже, я и подрастерялся, хотя, допускаю, на то и расчет, чтоб не скучно, значит, выходило. Тем не менее заранее решил, что захочу стать "участником", а не "зрителем" - даже с учетом (впрочем, не зная заранее...), что аудиокомментарии в наушниках на первой части спектакля только зрителям доступны и пройдут мимо меня.
Collapse )
маски

"Три четверти" А.Красильщик, Молодежный народный театр "Игра", Екатеринбург, реж. Татьяна Павлова

Когда что-то люди себе в удовольствие делают, оно и другим передается, пробивая скепсис - я вспомнил, какое воодушевление испытал несколько лет назад на "Трамвае "Желание" из города Серова -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3314644.html

- и вот что-то похожее снова пережил на спектакле екатеринбургского театра "Игра", коллектива "народного" и "молодежного", то есть не имеющего официального, подавно "акадэмического" статуса, а по факту не уступающего иным "академикам" не только талантом, но и мастерством, про энтузиазм уже не говоря. При этом и режиссер отнюдь не "умирала" в актерах, с текстом поработала, много чего для постановки нафантазировала; и артисты, в том числе самые юные, будучи ненамного старше своих персонажей-школьников, все задачи очень здорово, с подкупающей раскованностью (ребятки бОрзые... должно быть, уральская закалка сказывается), возможно даже с несколько избыточной для подобного случая мастеровитостью ("Три четверти" до Москвы много куда возили по фестивалям) выполняют.
Collapse )
маски

"Wonder boy" Р.Паласио, Алтайский молодежный театр им. В.Золотухина, Барнаул, реж. Максим Соколов

Сомневаюсь, что без знания сюжета запросто "въехал" бы в содержание спектакля - но при том что я, конечно, "бестселлер" Ракель Паласио не читал, совсем недавно довелось посмотреть (случайно выловил из телеэфира) голливудскую экранизацию книги, фильм Стивена Чбоски "Чудо", 2017:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4143040.html

Экранизация не совсем не позорная, однако меня оттолкнула зашкаливающим благодушием в сочетании с чисто реалистической эстетикой, стремлением преподнести историю на уровне психологическо-бытовом, дать моральный урок через мелодраматизацию, сентиментализацию основных мотивов, при сохранении претензии на "достоверность".

Создатели барнаульского спектакля вроде бы идут противоположным путем. Главного героя, мальчика "без лица" Августа Пулмана/Огги, в силу врожденного, генетического заболевания не похожего на остальных детей, превращают в подобие мультяшки из компьютерной игры - способом, впрочем, подчеркнуто "наивным", хенд-мейдовым - надевая ему коробку с прорезями на голову и вкладывая в руки такой же бутафорский, игрушечный, из "пикселей" сложенный "меч" (благо парень фанатеет от "Звездных войн" и до поры носит косичку "а ля падаван"), а уже через эту демонстративную, нарочитую условность стараются выйти к "подлинности" переживаемой.

Декорация тоже сколь условна, столь и символична (художник Анастасия Юдина): от бытовой обстановки здесь лишь скупая, минимально необходимая при мизансценировании мебель, главный же элемент оформления - гигантская (для удобства транспортировки тоже из фрагментов, считай тоже "пикселей", составленная) голова-маска древнегреческого героя Мемнона, участника Троянской (на стороны Трои) войны. Подстать и пластическое решение (хореография Екатерины Культиной).
Collapse )
маски

каталепсия времени: "Квартира. Исследование ужаса" Л.Липавского в "Новом мире", реж. Борис Павлович

Очень важно, несмотря на все объективные и не очень препоны, было для меня попасть на этот спектакль. Пожалуй, как образец "иммерсивного театра" (создатели "Исследования ужаса" вряд ли позиционируют его "иммерсивным", справедливо полагая, должно быть, "иммерсивность" направлением околотеатральным, развлекательного, аттракционного пошиба, хотя это всего лишь форма и наполнять ее можно сколь угодно по-разному) ничего совсем уж сверхъестественного постановка Бориса Павловича не предлагает: публика - количеством оптимально до 15 человек (при желании можно еще впихнуть 2-3, однако на московском показе, куда мне довелось проникнуть паче чаяния, оставались вакансии...) помещена в "среду" и постоянно находится среди актеров либо совсем рядом с ними; интерактива не предполагается, но технически возможен и он (один из членов жюри "Золотой маски" вступал в диалог с персонажами, причем такие глупости говорил, что почти сорвал начало спектакля - к счастью, хотя и недопустимо для своего статуса, через полчаса после начала он испарился безвозвратно... туда и дорога), действие перемещается из-за кухонного стола в коридор, в гостиную, в кабинет и обратно за стол, включает себя посиделки с чаем и общий ужин с селедкой (персонажи еще и "выпивают", но зрители только закусывают, что резонно - бутафорскую водку предлагать смысла нет, а настоящую чревато...), но в таком формате профессиональные, опытные и талантливые драматические актеры все-таки, по большому счету, играют спектакль, и даже, можно сказать, пьесу, в целом достаточно "традиционную", сконструированную преимущественно из записок Леонида Липавского 1933-34 гг. о бытовых и творческих (в данном случае одно с другим неразделимо) буднях кружка ОБЭРИУ, хотя и включающую в себя сценки "один на один" с "приватным" чтением текстов (мне, например, пока шло коридорное представление, достались на кухне фрагменты размышления Якова Друскина об Апокалипсисе... - каюсь, не дослушал, убежал к остальным смотреть "шоу"), а также стилизованные вставные пародийно-эксцентрические номера на стихи и другие тексты "классиков" направления - Хармса, Введенского, Олейникова, Заболоцкого.

Почему, собственно, я так рвался в "Квартиру", точнее, на "Исследование ужаса" ("Квартира" - общее название проекта, изначально родившегося в настоящей петербургской квартире, где игралось несколько спектаклей, "Исследование ужаса" лишь один из них) - для меня с весьма юных лет не только, а может быть и не столько Хармс, Заболоцкий (все-таки присутствовавшие с 1970-80-х в культурном обиходе на правах "детского чтения" вполне официально), но и Яков Друскин, и Леонид Липавский стали хорошими знакомыми: вышедший в 1991-м № 11 журнала "Театр", посвященный целиком ОБЭРИУ, почти сразу попал мне в руки; ну а потом я уже как дипломник и аспирант филфака занимался советским литературным авангардом 1920-30-х гг., пускай совсем иного толка ("орнаментальной прозой", Борисом Пильняком), но все-таки эпоху до сих пор ощущаю как "свою", и персонажей "Исследования ужаса" тоже, отсюда моя решительность попасть на спектакль Бориса Павловича, отсюда и пристрастное, критичное к нему отношение, невозможность и осознанное нежелание мое "расслабиться", "погрузиться", "проникнуться" и "почувствовать" - хотелось рационально осмыслить взгляд современного режиссера на эпоху и на ее людей, для своего времени знаковых, но и маргинальных по отношению к "мейнстриму" (как сказали бы сейчас) вместе с тем. А я среди них ощущал себя комфортно, и мне было понятно, о чем они говорят, шутя или всерьез, или так и так сразу ("списывать теории у академика Марра" - это для 1933 года уже шутка или еще нет?).
Collapse )
маски

гвоздь крепчал

После того, как воцерковленные лицедеи Стеблов и К все же добились своего и СТД больше не стал привлекать Богомолова с Епишевым к созданию капустника для церемонии "Гвоздь сезона", я со своей стороны перестал ходить на вручение премии - просто незачем: премия любая, эта подавно, ничего не стоит, а без капустника там просто делать нехуй. То есть капустник, конечно, остался, но его делали другие: первый год после Богомолова - Панков с "саундрамой", уж не знаю, насколько удачно, однако уже на следующий год и им нашлась замена - команда Шаляпин-Тульчинский при Театре Наций, и вот сейчас опять последние; коль скоро церемония выпала также на буквально последний, прощальный вечер, когда (и уже объявили официально, не оставляя шансов...) еще хоть куда-то можно было пойти перед тотальным карантином/коллапсом/пиздецом, я после барнаульского "Чудо-боя", тоже не слишком меня порадовавшего, от безысходности добежал с небольшим опозданием на "Гвоздь сезона" - о чем не жалею, потому что минимум еще один, дополнительный "последний вздох", глоток пусть не чистого кислорода, но какого-никакого воздуха, тоже лишним не бывает.

Прежде у нас на балах танцевали генералы, бароны, адмиралы, а теперь посылаем за почтовым чиновником и начальником станции, да и те не в охотку идут - думал я, озираясь на полупустой партер с зияющими рядами свободных кресел, наблюдая в нем полтора человека знакомых и припоминая, что когда на "Гвозде сезона" выступали Богомолов и Епишев, в зале я знал всех (считая тех, кого предпочел бы не знать - а они меня... и тем не менее!) и сесть было некуда, приставные стулья не выручали... Очевидно, что значительная часть приглашенных сейчас оперативно развернула оглобли из-за карантина - кто, может, в искреннем страхе за иммунитет, но скорее по лени, используя ситуацию для отмазки, чтоб не ходить, не тратить понапрасну время - раз уж из пришедших почти все еле-еле высидели 50-минутную церемонию по служебной или дружеской обязаловке, не считая толпы халявщиков (в том числе повылезших напоследок из каких-то совсем уж темных нор - я некоторых до того много лет не видал, помню по совсем иным, "тучным" временам!) ради стакана порошкового вина, хотя за отсутствием кворума стаканов как раз после церемонии (перед ней, говорят, шампанское наливали, но я пришел со спектакля и его уже не застал) оставалась возможность взять и два, и три.

Впрочем, организационные моменты - обстоятельства сопутствующие, но я же застал почти целиком (пропустив лишь награждение "Макбета" Огарева от ШДИ) церемонию вручения "гвоздей"... Стилизовали ее под виртуальную, с конферансом от незримого "голосового помощника" типа... Я только что по случаю показа (тоже один из последних вагонов в никуда) екатеринбургского детско-танцевально-экспериментального спектакля "Коппелия_бот" размышлял о моих личных затруднениях в связи с этой разновидностью компьютерного робота -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4175746.html

- еще и в силу чего идея авторов капустника меня напрягла; но идея - ладно, а уж воплощение... Моменты вручения - откровенно провальные и позорные (все спектакли по регламенту премии московские - но от некоторых за наградой некому оказалось на сцену подняться, не нашлось в прямом смысле ни души из представителей от театра, от постановочной команды, хотя бы от группы поддержки...) - допустим, не в компетенции режиссеров вечера. Но юмористические интермедии, перебивавшие "награждение" - это ж вообще тушите свет!

Исполненные на уровне даже не студенческих этюдов, а попросту абитуриентских (в лучшем случае! если не самодеятельных, не любительских!) показов, пантомимические фантазии. И что самое характерное - Богомолова ревнители сакральных традиций ВРК по поводу конкретно "Гвоздя сезона" из года в год попрекали тем, что, дескать, его шутки, пускай иногда и остроумные (ярые недруги режиссера - и те отдавали должное, и тем порой было смешно! не то что теперь...), не привязаны тематически к премиальному раскладу, к набору лауреатов. Авторов капустника сменили (дважды за три года) - и в результате несчастные, кому не удалось отбрыкаться от необходимости присутствия на "театральном празднике", в компании халявщиков, вовсе не понимающих, о чем речь, и взволнованных лишь вопросом, скоро ли конец (боюсь, в чем-в чем, а тут немногочисленные театральные профессионалы собравшиеся с халявой вынужденно солидаризировались), смотрели сколь несмешные, столь и никчемные, убогие номера, никакого отношения не имеющие ни к статусу премии, ни к сути мероприятия, ни тем более к конкретным спектаклям, удостоенным сей сомнительной чести.
Collapse )