October 25th, 2019

маски

"Загадочное ночное убийство собаки" Х.Мэддена, Архангельский театр драмы, реж. Алексей Ермилышев

Для первого знакомство с инсценировкой книги Мэддена архангельский спектакль, наверное, был бы неплох, да, к сожалению, я смотрел "Загадочное убийство..." не второй и даже не третий, а аж четвертый раз, считая кинотрансляцию из Лондона -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2414821.html

- затем мультимедийно-"постдраматический" эскиз Семена Александровского в МХТ -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2563996.html

- и наконец отличный спектакль Егора Перегудова с Шамилем Хаматовым на Другой сцене "Современника", который идет в репертуаре до сих пор:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3040679.html

По принципиальному подходу и по визуальному решению версия из Архангельская очень напоминает перегудовскую, только "победнее", "попроще" оформлена, но в ней тоже сочетается видеографика с "олдскульным" актерствованием. Правда, условность пластики, особенно первого акта, доведена до предела - и актеры, на которых, за исключением главного героя и его учительницы, типовые штаны и майки, не просто выступают за всех персонажей, не маркируя их возраст или социальный статус, но и подчеркнуто избегая индивидуализации мизансценической: двигаются подобно пикселям или элементам компьютерной игры вроде "тетриса"; что и само по себе вторично как прием, но еще печальнее, что подготовка в плане сцендвижения у исполнителей не на высоте, абитуриенты театральных школ дали бы им фору; а утомительно-многочисленные пластические ремарки-перебивки после каждого, хотя бы краткого эпизода сильно тормозят, затягивают повествование и развитие действия. Во втором акте, где и по сюжету экшна больше, и герой, видимо, выходит из своего кокона, второстепенные персонажи также обретают человекоподобные очертания и одеяния - это смотрится малость полегче.

Пару лет назад из Архангельска - и тоже на "уроки режиссуры" в рамках Театральной биеннале - привозили другой спектакль Алексея Ермилышева по "Василию Теркину" Твардовского; хотя он мне тогда совсем не близок оказался по мысли, я тем не менее с ним вступил в контакт (скорее в конфликт - но тем не менее), тот опыт у меня в памяти четко отложился:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3694363.html

Про "Загадочное убийство..." я бы сказал иначе - что смотрел, что нет... Если бы не Михаил Кузьмин в роли Кристофера, совсем другой, нежели Шамиль Хаматов в постановке Перегудова: Кристофер хаматовский - жизнелюбивый пацан, ну с какими-то непонятными там "особенностями", но в общем "нормальный парень такой"; а этот - видно, что "не такой", и не всегда приятный, а иногда - по сюжету, чего спектакль также не избегает, не микширует - попросту опасный как для себя (бросается на рельсы метро - здесь, не мудрствуя лукаво, под ноги первого зрительского ряда - чтоб вытащить свою сбежавшую ручную крысу), так и для окружающих (отцу, от которого сбежал и который за ним приехал в Лондон, грозит ножом...), и актер (Кузьмин и в "Теркине" был занят, кстати...) не уходит от этих сторон своего персонажа.

Но вот режиссер к концу совсем уж перестает стесняться грубых средств воздействия - у Перегудова, правда, тоже не обошлось без щеночка в коробке, но тут на сцену выводят лабрадора на поводке, герой с ним играет, зовет по имени (собака местная, арендованная, но на удивление отзывчивая попалась...), а я, посмотрев на это (и припоминая реакцию двумя днями ранее на козла Яшу в ярославском "Человеке из Подольска" - но хорошо еще без живой крыски обошлось...), окончательно уяснил, отчего по всем "независимым оценкам качества обслуживания" среди московских лидирует театр Юрия Куклачева.

Впрочем, основная проблема "Загадочного убийства..." для меня - тема и материал: "особенные люди" даже по разнарядке на сцене и театре все же поприятнее "бессмертных полков" и всяческой такой духовности в погонах, но художественно - примерно той же серии выпуска поделки. А в постановке Архангельского театра спекулятивный тон (Перегудов вот его старался по возможности приглаживать...) задается в полный голос с самого начала - выступлением учительницы Кристофера, читающей его книжку, и обращающейся к залу с просьбой выключить телефоны, ведь к "миру особенных людей" требуется "особое внимание" - остальным спектаклям, видимо, не требуется. Ну и под конец с трудом избежал попыток актеров и расчувствовавшихся зрителей на поклонах в едином порыве сомкнуться руками - хорошо понимаю героя пьесы, который часто повторял: "Я не люблю, когда меня трогают".