October 6th, 2019

маски

коллекция Ульяновского художественного музея и "История мечты" в павильоне "Рабочий и колхозница"

Теория перманентного благоустройства беспощадна не только к рядовым гражданам - вокруг многих театров и музеев тоже все перекопано, вот и нижний вход в "Рабочего и колхозницу" завален мешками, заставлен решетками... тем не менее внутри работают две временные экспозиции. Фотовыставка "История мечты" к юбилею ВДНХ тоже по-своему неплоха - увеличенные до формата постеров картинки сопровождаются архивной документацией в витринах. Но я-то, конечно, пришел на коллекцию Ульяновского музея, которая здесь гостит аж с июля.

Вообще на моей памяти Музей современного искусства им. А.Пластова, в который преобразовали галерею "Искусство 20 века", занявшую к началу 90-х здание бывшего музея "Образ В.И.Ленина в изобразительном искусстве", создавался как автономный и по отношению к Ульяновскому художественному музею совершенно самостоятельный - похоже, что за прошедшие годы (десятилетия, если уж на то пошло) музеи Ульяновска, как и везде, "оптимизировали", "слили" и все такое: теперь Музей Пластова и Музей искусства 20-21 вв. - отдельные друг от друга, но принадлежащие головному Художественному музею филиалы, наряду с Пластовским заповедником в Прислонихи, где я, кстати, никогда не бывал.

Так или иначе, выставка, сама по себе неплохая (посетителей почти нет в силу недостатка, может быть, рекламы, а также удаленности заведения от центра и от метро - хотя я удачно доехал с одной пересадкой от дома на трамвае - но те единицы, что пришли, уходят довольные, свидетельствую), лично меня слегка разочаровала, признаюсь.

Потому как пусть я в основной Художественный музей Ульяновска захаживал редко, в общей сложности, наверное, не больше двух-трех раз за всю жизнь, а в относительно зрелые, последние проведенные в Ульяновске годы, он скорее запомнился мне тем, как мы под его стенами с великой и ужасной Ольгой Эдуардовной куролесили пьяные, но все же словно перед глазами у меня в его постоянной экспозиции наличие Рокотова, Левицкого, Боровиковского - а до Москвы из раздела 18-го века доехали оттуда какие-то ошметки, неизвестные художники с до неприличия зареставрированными салонными портретами, в лучшем случае придворный Лампи и запечатлевший Карамзина в 1805 году Дамон.

И первая половина 19го века в целом выглядит непрезентабельно. Отметить в ней особо стоит разве что Василия Худякова с "под старых мастеров" выполненными портретами "Девочка в русском костюме" и "Старик со стаканом" (оба 1844), а также этюдом "Карнавал в Риме" (не факт, что он и в Ульяновске висит среди постоянной экспозиции, думаю, что в запасниках хранится) - и то больше в силу обстоятельств биографии и творческой судьбы живописца: местный уроженец, крепостной помещиков Поливановых, отпущенный на волю и долго живший в Европе, преимущественно в Италии - в историю искусства вошел тем, что именно его "Стычка с финляндскими контрабандистами", приобретенная Третьяковым, положила начала его коллекции и, соответственно, будущей галерее.

Плюс к Худякову - его земляк, тезка и товарищ по "крепостному" несчастью, также счастливо получивший свободу в молодости и ставший вольнослушателем Петербургской академии художеств Василий Тимофеев с симпатичным, в близком уже к будущим "передвижникам" духе "Портретом институтки". В остальном 19-й век даже второй половиной оскорбительно скудно представлен: одним из, похоже, бесчисленных и явно не лучшим вариантом "Славильщиков-городовых" Соломаткина, какими-то совсем уж третьесортными пейзажиками... Парочка более чем скромных видовых этюдов Левитана "В крымских горах" и "На вершинах Яйлы" (но между тем на недавней выставке в Инженерном корпусе ГТГ их не было! правда, вряд ли они бы ее украсили...), совсем бросовые поштучно, исключительно для количества - и постоянная экспозиция в Ульяновске не обеднела без них - Шишкин с Айвазовским. Из пейзажей единственное шедевральное исключение - размерами крошечный, а по художественным достоинствам выдающийся этюдик молодого Поленова "Пруд в Веле", 1874 (и получается, на грядущей ретроспективе-блокбастере в Третьяковке этой вещички не увидят!). Неплох приближающийся по технике к импрессионистам батальный пейзаж Боголюбова - неожиданно камерных для жанра и автора размеров - "Атака на Дунае турецкого парохода..." (датировка - после 1879).

С портретами ситуация благоприятнее - два замечательных произведения Репина, и ни одно из них не недавней ретроспективе в ГТГ на Крымском валу не показывали: черно-белый (на Крымском таких всего несколько выставили из запасников!) "Портрет коллекционера А.В.Жиркевича", 1888 (между прочим, этот самый коллекционер в начале 1920-х сам передал - уж не знаю до какой степени добровольно... - свое богатое собрание в Губисполком для пополнения тогда еще Симбирского художественного музея; стало быть, портрет - оттуда же, от владельца и персонажа) и великолепный этюд "Солдат" к картине "Проводы новобранца". Рядом с репинским "Солдатом" - верещагинский "Портрет художника Судковского", 1882, вот за него уверенно не скажу, не помню его на персональной выставке в ГТГ, но это не значит, что его там стопроцентно не было; однозначно другое - соседство с Репиным для Верещагина-портретиста настоящая подстава, подобной конкуренции он очевидно не выдерживает. Даже скромный верещагинский этюд "Монахиня. Послушница вологодского женского монастыря", 1894, смотрится убедительнее - "этнографизм" Верещагину куда лучше давался, чем "психологизм".

Несомненная жемчужина выставки - ранний, попросту ученический (семнадцать минуло ему, семнадцать лет всего!) портрет Ф.Малявина "Голова мальчика", 1885, с головой выдающий невинность и героя, и автора, и ничем не предвещающий прославившие художника красные бабьи платки. При не особом моем пристрастии к 19-му (особенно "русскому") веку, то есть, в разделе найдется что половить. К сожалению, преобладает все-таки проходняк в разных его проявлениях, будь то два крупных и никчемных пейзажей Лагорио или посредственная жанровая сценка В.Маковского "Дети. От дождя", 1887.

Гораздо больше расстроил меня, однако, раздел 20-го века, хотя подборка там солиднее - но в отличие от собрания Художественного музея экскпозицию галереи "Искусства 20 века", позднее Музея современного искусства им. А.Пластова, я подростком знал практически наизусть, постоянно туда ходил и на выставки, и на камерные концерты, был хорошо знаком с заведующей Еленой Николаевной Сергеевой, которая своим учителем всегда называла Ирину Антонову, а впоследствии описывал истории обретения или приобретения некоторых знаковых полотен - Серебряковой, Лентулова и др. Кроме того, галерея располагалась через двор - садик с "папиными вишнями" (неслучайно же раньше модерновое здание принадлежало музею "Образ Ленина в искусстве") - от главного дома-музея Ленина (остальные домики, перенесенные к Мемориалу, считались "квартирами-музеями", их Ульяновы арендовали, а этот дом принадлежал им по праву собственности), с заведующей которого Татьяной Михайловной Брыляевой (кажется, она и сейчас на месте) мы тоже общались, так что не наблюдая в "Рабочем и колхознице" ни Серебряковой с Лентуловым, ни хотя бы Кончаловского, да много чего и кого еще, я, понятно, огорчался. Но все-таки немало хороших вещей, включая те, которые не столь сильно мне памятны, я на московской выставке увидел.

Тут снова В.Маковский, но поинтереснее "детской" вещь, и ближе по духу к модерну - "И.Цветков на даче", 1905; С.Виноградов "Шхуны в Архангельске", 1902; декоративно-претенциозный ранний И.Бродский с небольших размеров, но многофигурной композицией "Лучи заката", 1917; и совершенно роскошный А.Кравченко с самым ярким на всей выставке пятном полотном "Натюрморт на веранде", 1916. Увы, кубизм представлен скудно (а я помню интереснейшие вещи в собрании тогдашнего музея им. Пластова середины и конца 90-х!): "Натюрморт с зеленой бутылкой" Н.Гончаровой, 1908-09 да приближающееся к кубо-футуристической абстракции, но еще фигуративное полотно Е.Бебутовой "Натюрморт. Расписной поднос и кувшин", 1918. Здесь же неведомый мне (допускаю, что по лености и малообразованности) Федот Сычков с "Праздничным днем", 1928 (в архиповско-малявинском колорите), и Елена Потехина-Фальк с "Южным пейзажем", до 1920. Из имен более громких - Юон, "Цирк вечером", 1920, но картина вполне проходная. Неплох ранний (до 1911) пейзаж С.Жуковского "Приближение весны". Но намного интереснее произведения не столь именитых Владимира Воробьева "Портрет юноши", 1917, и Константина Дорохова "Вузовка", 1928, составивших бы честь любой выставке раннесоветского изобразительного искусства.

Послевоенного соцреализма по минимуму, не считая Пластова, а вот он представлен обширно, хотя преимущественно последними десятилетиями творчества, но это нормально - самые известные его холсты находятся в Москве, в ГТГ, в постоянной экспозиции тоже. А из Ульяновска приехали, за редким исключением - "Урок ботаники" и пейзажа "Три дуба", двух крестьянских портретов "М.И.Янов" и "Жница с кувшином" (оба 1933-35) - вещи начиная с 1940-х годов и до позднейших: "Скирда и всадник", "Цветущая яблоня", портрет "Никита Гуляев" (все 1940), "Пейзаж с сухой веткой", 1946, "Подпасок Николай Лобанов", 1957, "Портрет художника Архангельского"; из самых поздних - "Сережа Гундоров", 1966, "Мельница", 1968, "Хлеба и небо", "Пастух", натюрморт "Грибы" (2-я пол. 1960-х). Занятно наблюдать, как сталинский лауреат последовательно, несмотря на сугубо "реалистическую", политическую благонамеренную тематику, на протяжении всего творчество развивает импрессионистическую технику!

Вопрос у меня к "шапке" проекта - "Поленов, Пластов, Пикассо и др.", на русском и английском, причем меньше всего удивляет, как ни странно, Пластов, для многих (я бы и себя сразу напрочь не исключал) Пластов это бренд, к тому же местный, ульяновский; при этом - вполне основательно "союзного" значения, помнится, когда я впервые подростком пришел на Крымский вал и завис перед на тот момент сравнительно недавно размещенных на постоянное экспонирование "Черного квадрата" и других супрематических композиций, ко мне подошла бабулька-смотрительница и говорит: "Молодой человек, вы здесь время зря не тратьте, проходите дальше...там Пластов!" Сложнее с Пикассо - очень странно было бы для заинтересованной публики искать его в ульяновской коллекции, при том что (по партийной линии, полагаю, поступавшее? хотя сам "коммунист"-художник мало с чем расставался даром, предпочитал торговать свое прогрессивное искусство загнивающим буржуям втридорога, а пролетариату, дескать, оно так или иначе по результатам мировой революции достанется!) размещенное между двумя этажами, разделами 18-19 и 20 вв. собрание керамики Пикассо довольно обширно и приятно удивляет качеством. Но вот почему именно Поленов?.. В связи с предстоящей Третьяковской выставкой, чтоб словить волну? Выдающаяся, но единственная и крошечная картинка Поленова - и сразу на афишу? Почему тогда не еще более "раскрученный" Левитан - благо у него аж два этюда на выставке? не еще более "народные" Шишкин, Айвазовский? не Репин - куда уж завлекательнее?! - с двумя превосходными портретами? не Верещагин, наконец?

Ну и, кроме всего прочего, лично мне досадно за Ильича... Ульяновск ведь неслучайно миновала волна переименований 90-х, и хотя некоторые улицы все-таки утратили названия (к началу 2000-х они еще оставались Советскими, Коммунистическими - а теперь Спасские всякие...), город Ульяновском остался. А в исторической справке, сопровождающей художественную выставку вдоль пандусов при переходах с этажа на этаж, упомянуто рождение Карамзина (тоже уважаемый земляк, безусловно), но не Ульянова. В персоналиях Владимир Ильич теряется среди других, включая собственно папы, а также Керенского - нарочито не выделен из общего ряда; аналогичный ряд - на равных - фигуры коллекционеров симбирской губернии, чьи "раскулаченные" коллекции пошли в фонды музея. Но уж зато этапы симбирско-ульяновской истории венчает открытие моста, который начали строить раньше, чем я себя помню (старый-то мост, начала 20го века, долго оставался длиннейшим в Европе!), а открыли несколько лет назад под названием... Президентского.

Фотографии накопал в интернете и, похоже, все они принадлежат одному автору - надеюсь, он не в обиде за использование, других у меня нет.




Collapse )