?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Monday, September 9th, 2019
4:55a - там, на неведомых велодорожках
Накануне я с удивлением узнал, что в "праздничный" уикенд московское метро - вкупе с МЦК! - работает круглосуточно, и более того, неожиданно тем воспользовался, добравшись раньше ожидаемого домой из аэропорта "Шереметьево", который теперь им. Пушкина. Поэтому, успев между самолетом и театром только проголосовать, с премьеры "Пер Гюнта" Бутусова в театре Вахтангова не торопился, хотя спокойно успел бы на Арбате зайти в метро, но предпочел подъехать до своей ветки на автобусе, и когда доехал, на "Красных воротах" меня ждали запертые двери... Делать нечего - пришлось идти пешком: небось дойду, не генерал, всего-то шесть верст... Любочка Интельман в Оптину пустынь пошла босая! Дорогой полюбовался напоследок домами на Русаковской - целый архитектурно-мемориальный комплекс идет под снос, причем не только жилые дома, но и здание школы... Но это я еще не вполне оценил, какими темпами и в каких масштабах хорошеет Москва (даже опыт мамы, споткнувшейся две недели назад о не до конца уложенный бордюрный камень и загремевшей в канаву, в результате чего оставшейся при синяках и без зубов, с чудом целыми ребрами, не прояснил ситуацию до конца), пока я не доплюхал до перекрестка Большой Черкизовской с Халтуринской и не решил по обыкновению - а я люблю и стараюсь ходить пешком, просто с ходами мне все тяжелее... - сократить путь и сделать его приятнее, обойдя через Черкизовские пруды.

Последний раз я там бывал около двух месяцев назад - из пруда спустили воду, обнесли его загородкой с надписью "комплексное благоустройство" (по сегодняшним московским понятием звучит фатальнее чем "десять лет без права переписки"...), но вокруг все оставалось привычным, дорога, тротуар, газоны, лесопосадка. Рассчитывал, что за два месяца "благоустройство" если не завершилось, то прекратилось - и никак не ожидал попасть в раскоп: вместо дороги - котлован, от тротуара, равно и от зелени, не осталось следа, кругом рытвины, камни и песок вперемежку со штабелями плитки и пресловутого бордюрного камня ("белокаменную" пора переименовывать в "бордюрнокаменную"). Воду в пруд, что характерно, обратно напустили зачем-то, а пройти вдоль невозможно. Однако не привык я поворачивать назад - большевистская, ленинская закалка сказывается; и через несколько сотен метров по канавам я ступил на удивительным образом положенную, с орнаментом, логика которого непостижима, плитку, правда; с зазорами, оставленными для сточных канав или еще чего, и в отсутствии освещения (благоустройство любит тишину и темноту... на свету оно теряет свою привлекательность), нужен глаз да глаз - иначе костей не соберешь. Успеют ли до холодов (если кому-то требуется плитка под снегом...) или так в зиму и уйдет, благоустройству ведь предела нет.

Так, перепрыгивая с черной плитки на белую, поминая всуе героев Льюиса Кэрролла и Сергея Михалкова, я вышел на стройплощадку, где в половине четвертого утра вовсю кипела работа, тут светили прожектора, урчала техника, вопили рядовые благоустроители, за иссякшее лето так и успевшие осуществить утопию хотя бы на отдельно взятом пруду. На меня они, занятые планами благоустройства, внимания не обратили, ну и я тоже не подумал, что их участок посреди моей дороги - знак тревожный, а следовало бы. За недоуложенной плиткой начинался котлован, который мне предстояло преодолеть впотьмах и в одиночку. Затем пробиться через загородку следующей стройки - недавно простоявший с 90-х бесхозным и полуразрушенным кинотеатр "Янтарь" срыли под корень, теперь на его месте тоже "стройка капитализма", примыкающая территориально к "комплексному благоустройству", и окончательно превращающая недавно еще относительно терпимые окрестности в непролазную глушь. Стоит посочувствовать борцам с собянинским беспределом, которые из своих сталинских квартир в пределах Садового кольца или вовсе дальних приморских заграниц, чьи возвышенные чувства оскорбляет дизайн клумб на фотографиях в фейсбуке, даже не подозревают, как много мэрских усилий прилагается для счастья рядовых горожан-пешеходов - мне же повезло частично испытать их на себе в полевых условиях, а впрочем, для здоровия полезны холода.

(comment on this)

5:12p - от косности природы человечьей: "Пер Гюнт" Г.Ибсен в театре им. Вахтангова, реж. Юрий Бутусов
В конце мая на превью перед началом видит меня в фойе директор театра Кирилл Игоревич Крок и спрашивает: "Ты что, билет купил?!" - потому как всех что- и куда-нибудь пишущих убедительно попросили (то есть строго запретили) от посещения "неготового спектакля" воздержаться. Хотя понятно ведь, кому уж больно приспичит, те могут пролезть - но в кои-то веки мне не пришлось ловчить и врать, я честно признался: "Юрий Николаевич меня пригласил". За что отдельное Юрию Бутусову спасибо, потому что его театральные сочинения как ничьи другие стоит (слова "надо" не употребляю) смотреть в развитии, это не застывшая форма (при том что даже "Чайка", построенная будто бы исключительно на ассоциациях и импровизациях, в действительности изнутри держится на жесткой структуре, иначе бы этакая махина рассыпалась давно), каждый раз видишь новый спектакль. Весной я некоторые впечатления от предпоказа для себя зафиксировал и сохранил, но почти ни с кем до поры ими не стал делиться, а сейчас, после официальной премьеры спектакля в рамках "Черешневого леса", могу:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4027309.html

Причем в отличие от "Человека из рыбы" Бутусова в МХТ, который год назад на сентябрьской премьере -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3861998.html

оказался совершенно другим буквально, нежели июльские превью -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3827686.html

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3827811.html

- не говоря уже о дальнейшем, когда ЮН самолично заменил на сцене травмированного Артема Быстрова -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3975784.html

- вахтанговский "Пер Гюнт", даром что последний премьерный показ закончился ровно на час (на час!) раньше, чем первый майский - и ведь с первого ряда ни одна собака даже во втором антракте не отвалила! - внешне изменился мало. Из мелких деталей бросилось в глаза (вернее "в уши" - а звуковая партитура спектакля невероятно насыщенная, если не перенасыщенная) отсутствие мелодии Грига, песни Сольвейг в 3-м акте, вероятно, режиссер все-таки посчитал, что Григ, при всей его кажущейся в связи с пьесой Ибсена "обязательности", лишний. Не увидел я в наборе черно-белой кинохроники того же 3-го акта и кадров со Сталиным - но потом выяснилось, что произошел небольшой технический сбой, а так-то их никто не убирал.

Однако вот по поводу хроникальных кадров и в целом 3-го акта, особенно куска с монологом о Христе, взятом из записи давнишнего перформанса Клауса Кински, мои сомнения, возникшие на превью, не исчезли полностью и теперь. И дело даже не в их изначальной публицистичности - режиссеру они нужны для иного, а хоть ты убейся, что ни ставь, как ни играй, но при восприятии от контекста не уйдешь и эпизод с бумажными "титрами", которыми, сменяя в руках плакаты, сопровождает монолог героя Евгения Крегжде, выглядит в силу развития внешних обстоятельств (день премьеры совпал с выборами...) еще "митинговее", чем три месяца назад.

Вместе с тем убедился также, что "Пер Гюнт" для ЮН - важнейшее, программное и очень личное, наверное, где-то "автобиографическое" высказывание. В спектакле нет формальных "находок", ранее для Бутусова непредставимых, он целиком складывается из элементов его неповторимого, узнаваемого сценического стиля, что касается и работы с текстом, и подбора музыки, и пластических решений, и т.п. вплоть до мыльных пузырей. Но за годы накопленный и отточенный им ассортимент приемов используется именно здесь с максимальной выразительностью и отдачей. В чем есть и обратная сторона - пожалуй, для кого бы уж другого, а для Бутусова "Пер Гюнт" непривычно рационален, в нем, что теперь с ужатым хронометражем и устоявшимся ритмом еще заметнее, нет места случайным, побочным, спонтанным моментам, каждая мелочь подчинена общей логике; некоторые решения - и снова в первую очередь речь о 3-м акте - кажутся лобовыми, а финал избыточно "красивым", "картинным", опять же в своей метафоричности прямолинейным, да к тому ж в сопровождении "гробовой" колыбельной... - но это следствие подчиненности любого элемента композиции одной главной мысли. И броские музыкальные номера, и пластические, пантомимические интермедии, и поэтические "ремарки" становятся основным материалом для истории, которую ЮН здесь рассказывает, текст же диалогов из пьесы (положа руку на сердце стоит признать - тяжеловесной, устаревшей во всей ее значительности и монументальности) не то чтоб теряется, но в большей степени служит "несущей конструкцией" постановки, и свести к нему даже не содержание, а попросту сюжет спектакля совершенно невозможно.

Но кстати, за период между майскими превью и сентябрьской премьерой в Москве был показан еще один, привозной "Пер Гюнт", балет Эдварда Клюга из словенского Марибора на музыку, не мудрствуя лукаво, Эдварда Грига, и он продемонстрировал, что при переводе в чистую пластику многое, как ни крути, пропадает, а сама по себе хореографически проиллюстрированная фабула драматической поэмы Ибсена вдохновляет слабо:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4052102.html

С другой стороны, как раз выделенный рефреном, вынесенный фактически в эпиграф спектакля Бутусова текст о людях и троллях служит важнейшим к нему "ключом". И драматические диалоги актерами "сделаны" на уровне высшего пилотажа: Сергей Волков и Павел Попов (Пер Гюнт и Другой Пер Гюнт), Евгения Крегжде (Озе обозначена просто как Мать, что тоже и неслучайно, и с перебором доходчиво...) и оба ее партнера (отмечу все же, что Сергею Волкову в новом для него ансамбле еще очень трудно существовать...) - для Крегжде роль в спектакле, несомненно, колоссальный личный прорыв, с таким сочетанием в едином рисунке трагизма и эксцентрики она (а я в театре Вахтангова за ней наблюдаю аж с дебютного "Ежика в тумане" ... ввод в "Мадемуазель Нитуш" не беру) ей до сих пор иметь дело не приходилось. Но тут не актерская лишь персональная победа - к примеру, при первом же появлении на сцене Матери, в глубине сцены с монологом за столом, Крегжде задает интонацию (сниженный тембр, легкие придыхания), которые не мне одному - иначе я бы при себе эту ассоциацию придержал - напомнившие Аллу Демидову; пускай конкретной, нарочито придуманной "стилизации" здесь нет, но есть, вольно или невольно, присутствующая, благодаря в том числе и такой интонационной, звуковой аллюзии проявляющаяся, связь Ибсена с Шекспиром, Пера Гюнта и Гамлета. Вообще на поверхности лежит скорее параллель Пер Гюнт-Фауст, а Гамлет как бы и ни при чем, но так же (и через сквозную линию матери-сына) намного интереснее!

По крайней мере лично меня тема матери и сына в спектакле цепляет сильнее, нежели собственно блуждание героя в лабиринте собственных отражений, борьба внутри него человека с троллем, или же его поиски, потери и обретения любви; жизнь как одновременно линия и цикл с бегством и возвращением (финальная французская песня заканчивается "возвращением домой", что подчеркивается русскоязычными субтитрами, и переводчику безусловно виднее, а выражение наверняка устойчивое во французском языке, но я споткнулся о то, что буквально chez moi означает, насколько я понимаю, "ко мне", то есть "к себе"); подавно не вспоминая лишний раз о социально-исторических подтекстах. Образ-двойник не привнесен режиссером в спектакль произвольно, он скрупулезно выявляется, последовательно раскрывается на основе пьесы, сквозь пьесу - но тем еще помимо прочего притягателен бутусовский "Пер Гюнт", что в нем, как во всяком значительном произведении, каждый себе может выбрать то, что ему дороже. Также я вот лишь со второго просмотра - при том что до того четыре раза видел "Человека из рыбы"! - уловил в "Пер Гюнте" присутствие образа... Крысолова! А ведь он проговаривается вслух - цитатой из Арсения Тарковского - и напрямую связан с тематической линией, для меня в спектакле важнейшей:

Я в детстве заболел
От голода и страха. Корку с губ
Сдеру — и губы облизну; запомнил
Прохладный и солоноватый вкус.
А всё иду, а всё иду, иду,
Сижу на лестнице в парадном, греюсь,
Иду себе в бреду, как под дуду
За крысоловом в реку, сяду — греюсь
На лестнице; и так знобит и эдак.
А мать стоит, рукою манит, будто
Невдалеке, а подойти нельзя:
Чуть подойду — стоит в семи шагах,
Рукою манит; подойду — стоит
В семи шагах, рукою манит.
Жарко
Мне стало, расстегнул я ворот, лёг, —
Тут затрубили трубы, свет по векам
Ударил, кони поскакали, мать
Над мостовой летит, рукою манит —
И улетела...
И теперь мне снится
Под яблонями белая больница,
И белая под горлом простыня,
И белый доктор смотрит на меня,
И белая в ногах стоит сестрица
И крыльями поводит. И остались.
А мать пришла, рукою поманила —
И улетела...

От неожиданности не смог осмыслить его применительно к Ибсену и его герою сразу, хотел бы к нему вернуться позже, уже в этом направлении думаю.

В конце концов, уж на что я редко куда-то езжу, а случилось под конец лета впервые за полтора года выбраться из Москвы - на премьеру только что не прямо с самолета прискакал (по дороге только проголосовать успел, ага - наверное, поэтому "политические" аллюзии мне глаз резали...) и чувствовал себя немножко Пер Гюнтом... А вот ЮН с премьеры - на самолет, для него, как для Пер Гюнта, жизни нет без перемещений по свету. Так получилось - пожалуй, впервые за много лет, если не вообще в моей длинной зрительской биографии... - что театральные сезоны разделились очень четко. На протяжении двух недель я не видел ни одного спектакля (даже в записи!) - после чего пришел, конечно, в театр им. Вахтангова: "Пер Гюнт" Юрия Бутусова - удачное начало.




(comment on this)

5:46p - две несовместимые части: "Солнечная линия" И.Вырыпаева в ШСП, реж. Алина Кушим
Многие ли вспомнят, что именно в "Школе современной пьесы" и на сцене "Зимний сад" (до пожара, правда, располагавшейся в другом помещении) когда-то вышел спектакль Ивана Вырыпаева "Объяснить" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1275441.html

- провал которого - показали его раза три, кажется... - стал в карьере Вырыпаева поворотным, что-то в нем, видимо, перестроив изнутри, благодаря чему появился "Танец Дели", а затем "Иллюзии", которыми Вырыпаев (в числе очень немногих за всю историю мирового театра) как бы заново изобрел драматургию. С тех пор, не считая гастрольных "Иллюзий" и "Караоке-бокса", Вырыпаев в ШСП не появлялся, и теперь возвращается уже хитовой пьесой "Солнечная линия", которую с прошлого сезона в постановке Виктора Рыжакова (остающегося наиболее последовательным реализатором вырыпаевских текстов и, по моему убеждению, поднимающего Вырыпаева над ним самим, его изощренную поэтику над его же убогим пафосом) играют на площадке ЦИМа звезды Юлия Пересильд и Андрей Бурковский:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3708843.html

В "Солнечной линии" Алины Кушим звезд нет, актеры почти все очень молодые, подстать режиссеру, зато их и не двое, а гораздо больше. В "Отверженных" Виктора Гюго, где рассказывается предыстория злосчастной Фантины, идут подряд две главы - "Двойной квартет" и "Четыре пары", ну вот примерно таков характерологический расклад и в спектакле ШСП: гладкий, накачанный бизнесмен либо менеджер с бутылем виски и его "рублевская" (с поправкой на подчеркнутую и абсолютно условную "европейскость" антуража пьесы) жена в позе лотоса - Дмитрий Цуканов и Мария Раевская; интеллигенты на краю ванны (словно у разбитого корыта) - Кирилл Снегирев и Ольга Грудяева; работяги в процессе ремонта (в строительных касках у стремянки) - Илья Быков и Виктория Крючкова; наконец, барабанщик с гитаристом - Владислав Дунаев и Филипп Скакунов, да-да, оба мужчины, и хотя уже одно то, что они в спектакле музыканты, выводит их линию в плоскость опять-таки сугубой условности, тем не менее изображают они однополую семью, обращаясь друг к другу в мужском роде, называясь оба мужем и мужем.

Пьеса, Вырыпаевым сконструированная по форме нарочито-незатейливо, как бродвейского (или по местным категориям "антрепризного") пошиба комедийная мелодрама, написанная стилизованными под речь сериальных персонажей диалогами, здесь раздербанена в пух, причем не просто на фрагменты, с тем чтоб предыдущий дуэтный эпизод по порядку сменялся следующим - диалоги пар пересекаются, нахлестываются, то их полилог превращается в попросту шум, то, наоборот, из него выделяются (на каждую пару по одному) камерные "психологические" дуэтные этюды; разные ипостаси персонажей невзначай, спонтанно подменяют один другого, пары произвольно тасуются; а то все восемь выстраиваются в шеренгу вдоль авансцены (собственно как таковой "сцены" нет, есть "амфитеатр", на котором артисты и существуют - художник Мария Савенкова) и обращаются прямо в зал с монологическими репликами, или разделяются на два полухория по принципу М и Ж (дородный ударник-Дунаев выступает за женскую команду).

Такой подход к тексту, в принципе, в теории, позволяет раскрыть поэтику и даже в узком смысле поэзию вырыпаевской пьесы (исходный мат, сколь возможно, сохранен) скорее, чем успешные, иногда приближающиеся к совершенству попытки Виктора Рыжакова осмыслить творчество Ивана Вырыпаева всерьез и привносящие в него многое сверх заложенного. Насколько способны занятые в составе артисты с такой задачей справиться, судить по техпрогону, которые мне довелось посмотреть, затруднительно - на мой вкус органичнее, убедительнее в предложенной структуре выглядит "пролетарская" семейка Быков-Крючкова ("простота" не мешает, что тоже показательно, дебелой женушке субтильного муженька сесть к фортепиано - в каске и за клавишами... забавное сочетание). У мужского дуэта есть свои эффектные моменты, у "буржуйского" свои, вот "интеллигенты", мне показалось, совсем пропадают пока что... (а ведь "брилльянтовый" финал спектакля доверен им), самые же "забойные", сумбурные, но динамичные и яркие эпизоды - разумеется, "куча мала", когда социальные и гендерные границы стираются и персонажи взаимно отождествляются.

За внешними эффектами, динамикой, громоздкими до вычурности общими мизансценами и пластическими экзерсисами (хореограф Ольга Шук), что нетрудно было предсказать, в известной мере теряется и мелодраматический сюжет (конечно, квази-мелодраматический и псевдо-сюжет, но все же...), и характеры действующих лиц (при всей изначальной их эфемерности), и авторский пафос, и вдобавок юмор, хотя помнится, на читке, представленной Вырыпаевым в рамках "Любимовки", хохот аудитории порой заглушал голос драматурга (я еще подумал, вот же готовая вещь для антрепризы с участием выходящих в тираж советских кинозвезд!):

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3180558.html

Для этой пьесы в спектакле Алины Кушим "режиссуры" с явным избытком, а исполнители (лишний раз подчеркну - смотрел техпрогон, так что допускаю наличие перспектив) и в драматическом, и в пластическом аспекте не всегда на высоте. Однако что касается лживой вырыпаевской "душеспасительной" идеологии, переполняющей его виртуозно скомпонованные пустышки-обманки - потеря невелика, пускай, не жалко.

Collapse )

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com