?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Sunday, August 18th, 2019
5:38p - "Сфера" реж. Джеймс Понсольдт, 2017
Голливуд поражает объемами промышленного, конвейерного производства антиутопий - тоталитаризмом себя, друг друга и весь мир пытаются (в идеале еще и собирая кассу) стращать люди, даже теоретического, приблизительного представления не имеющие, что это такое, как оно бывает. В основном антиутопии выпекаются двух сортов - оба в основе техногенные, но одни рисуют постапокалиптическую разруху, где на руинах поднимаются тиранические режимы, а другие - "дивный новый мир" с видимостью полного благополучия, однако изнутри гнилой, лицемерный, унижающий личность, попирающий ее права. "Сфера" - пример второго варианта, и критика здесь направлена конкретно против виртуальных соц-сетей, их "тоталитарного" потенциала. С чем русская интеллигенция, живущая исключительно фейсбуком, в фейсбуке и ради фейсбука (точнее, в фейсбуке она борется с кровавым режимом, а живет в дедовых "сталинках" либо на виллах у теплых морей, но как-то в головах у русских интеллигентов одно с другим нормально совмещается), наверняка бы поспорила. Из ситуации, где реальные права примерно столь же общедоступны, как и виртуальные, проблема почему-то видится иначе.

Мэй Холланд - девочка-припевочка, тихая отличница, и если не задумана таковой, то Эмма "Гермиона" Уотсон другую все равно не смогла бы изобразить. Подруга устраивает ее на собеседование в корпорацию "Сфера", и вот уже Мэй, обходя всех, делает успехи - ее приближает к себе седобородый герой Тома Хэнкса: не ограничиваясь статусом топ-менеджера, Эймон Бэйли (и заодно его невнятный и малоприятный на вид партнер-помощник, шкафообразный, безликий) возомнил себя гуру, функции "Сферы" он распространяет на все новые области социальной жизни, и Мэй до поры ему в том потакает.

Суть концепции проста: если в одном месте, в одной сети, то бишь, к примеру, в "Сфере" хранится вся информация о личности, все персональные данные - то логично и все процессы, связанные с функционированием индивида, осуществлять через "Сферу", вплоть до... участия в голосовании, а под это дело и в "Сферу" каждого гражданина принудительно включить! На святой руси знают истинную цену выборам, американцы же по недомыслию к голосованию относятся как процедуре сакральной - и тут им предлагают такое!! Да еще кто - частные предприниматели, капиталисты, узурпирующие как права личности, так и возможности государства, и ценности общества, вот где ужас!

Экранизация романа Дэйва Эггерса (небось бестселлер! иначе продюсеры бы не повелись) юмора начисто лишена, серьезность ее пафоса лишь подчеркивает его никчемность, неуместность и несвоевременность: часть "опасностей", о которых предупреждает картина - давно пройденный этап, прогресс технический, и особенно что касается виртуальных сетей, движется такими темпами, что сочинители скудоумных "антиутопий" за ним не поспевают, но при том ничего фатального не происходит (особенно если сравнить с попытками радетелей традиционной духовности это развитие купировать в своих туземных приделах); какие-то допущения, наоборот, чрезмерны, фантастичны даже для "утопического" мышления, и потому не убедительны, скорее позабавят, чем напугают: у Молли папа страдает рассеянным склерозом, корпорация дает страховку, покрывающую его нужды - но Молли, как "пионер" экспериментом на себе демонстрирующая возможности полной открытости миру посредством постоянного присутствия в соцсети онлайн, в какой-то момент случайно наводит камеру на родительскую спальню, а там пожилая мама скачет на стареньком папе и помпой его накачивает... Девушка сконфужена, а родители обижены и от онлайн-трансляции отключаются - но смешно же, в сущности, не то, что их забавы оказались общедоступны, а сам факт, что они этим занимались, да еще зная, что где-то спрятана веб-камера!

Идеология "сферы" как раз и сводится, по словам персонажа Тома Хэнкса, к тому, что у всех на виду человек не будет совершать дурных поступков, а подавно преступлений - полная "прозрачность" гарантирует всеобщую благопристойность, ну или как минимум законопослушность, ради чего стоит мир опутать интернет-сетью и повсюду натыкать скрытых веб-камер: "А как это скажется на правах человека?!"-"Тираны и террористы больше не спрячутся!". Следуя этой идее на практике, Мэй принимает внутрь себя "здравблок", так что сетевые сенсоры теперь у нее не только вокруг, но и буквально внутри, в потрохах. Однако помимо того, что еще фантастами середины 20го века (Филиппа Дика и многих других), задолго до изобретения интернета, подобные идеи осмыслены и опровергнуты (насколько убедительно в социальном и в художественном аспектах - другой вопрос, тут можно спорить), сам по себе исходный посыл отнюдь не очевиден, вот православные, к примеру, напротив, утверждают, будто "на миру и смерть красна"... Кстати, смерть не заставит себя ждать - "прозрачная" Мэй с помощью виртуальной сети и по настоянию Эймона старается помириться со старым другом Мерсером, которого из-за нее же виртуалы затравили (тот изготавливал дизайнерские люстры из оленьих рогов, девушка этим похвасталась, выложила фотографии - и пользователи "Сферы" его в убийстве оленей, разве что не священных, обвинили!), Мерсер уходит от преследующих его фанатиков с мобильными видеокамерами и его машина падает с моста.

Даже если оставить в стороне вопрос, кто бы стал покупать дизайнерские рога, если б не жирующий за чужой счет офисный планктон (светильники ручной работы из натуральных материалов - предмет вроде не первой необходимости?), все равно непонятно, почему жизнь Мэй, пока она пребывает на видных позициях в "Сфере", проводит время с такими же благополучными и молодыми людьми на корпоративных вечеринках, попутно обеспечивая родителей бесплатным медобслуживанием, до того непереносима, что непременно надо эту систему поломать - а поломать ее, ну или (подразумевается) не допустить ее создание прям-таки необходимо! Все дело, оказывается, в том, что частный капитал под лозунгом "открытость и ответственность" присваивает себе полномочия государственных структур.

Политическая подоплека, то есть, базируется на социалистических принципах: общество должно контролировать частную инициативу - а не наоборот. Может быть, "наоборот" тоже имеет свои издержки, не знаю; но вот когда контролирует якобы "общество" (а по факту это означает - "государство", потому что "общество" - субстанция аморфная и неоднородная, опять-таки из индивидов состоящее) - ситуация не понаслышке знакомая, жалко не авторам голливудских анти-утопий, им бы на пользу пошел такой опыт. Ну или оглянулись бы на Оливера Стоуна - достойный пример бескомпромиссного художника в борьбе с американским империализмом и тоталитаризмом, а с некоторых пор и укрофашизмом, за кубинскую медицину и двуполую семью.

В случае же с героиней фильма "Сфера", которая ее дружка якобы сгубила, ей самой жизнь буквально спасла: когда отчаянная Молли решила угнать лодку и выйти на ней в одиночку подальше от берега средь бушующего моря - камеры заметили и вертолет береговой охраны своевременно успел девушку вытащить. Зато "Сферу" от девушки спасти не удалось - принцип "прозрачности" Мэй, скорешившись с изобретателем "Сферы" (чернокожий вундеркинд Тай - самый невнятный персонаж истории, вообще непонятно, кто он и зачем), решила распространить и на Эймона с его безликим компаньоном, выложив в публичный доступ все их секретные архивы. И хотя едва ли там нашлось бы что-то увлекательное для рядового пользователя, "Сфера" моментально дала трещину, свобода восторжествовала, камеры ослепли и отключились, в следующий раз, стало быть, идти Мэй топором на дно, зато вместе с правами человека, что, должно быть, утешает.

(comment on this)

5:43p - "Большая игра" реж. Аарон Соркин, 2017
Джессика Честейн в одиночку может вытянуть фильм любой тематики, любого жанра и какого угодно качества на довольно приемлемый уровень смотрибельности, за ней наблюдать интересно всегда - и тем не менее хочется, чтоб ее феноменальный талант чаще использовался более целевым образом, а то наряду с действительно выдающимися работами (вроде "Цель номер один" Кэтрин Бигелоу) у Честейн масса вещей проходных, картин только благодаря ее участию и заслуживающих какого-никакого внимания.

"Большая игра" (правильно я не пошел на нее в прокате...) - размазанная на два с лишним часа смесь из юридической, семейно-психологической и "спортивной" драмы; последнее - условность, потому что вместо спорта здесь сразу после того, как героиня в 20 лет травмировалась и больше не встала на лыжи, фигурируют карты, но в плане жанра это несущественно, все каноны формата соблюдены, а поскольку от карт лично я далек примерно так же, как от бейсбола, коему дебютирующий в режиссуре Аарон Соркин несколькими годами ранее посвятил сценарий "Человек, который изменил все" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2127834.html

(ну если честно, чуть менее бесконечно далек: в карты играл чуть ли не с детского сада, и с бабушкой, и с ровесниками - но в дурака, в японца, в зассыху, и лишь за отсутствием во времена моего советского детства других развлечений; а правила покера или преферанса до сих пор для меня составляют загадку... и не очень-то я ее стремлюсь раскрыть), то основа сюжета, а ее же авторы еще и стараются растолковать непосвященным (я не один такой, значит), меня совсем не цепляет.

Героиня промышляет "организацией игр" - на деньги, но если рулетка считается азартной игрой и запрещена в США всюду за исключением особых территорий (вроде Лас-Вегаса или индейских резерваций), то покер идет за игру почему-то "интеллектуальную", и сам по себе разрешен, но нельзя устраивать казино, это уже криминал. Разница между "организацией игр" и "нелегальным казино", насколько я уловил из фильма, в том, что "организатор" не берет себе процент из "банка" (игроковского), а получает доход от продажи выпивки, чаевых и т.п. И вот честная героиня Честейн попала, как кур в ощип, ни за что ни про что под суд - сначала ее выжили из ЛА, где под ее крылом развлекались богатые и знаменитые, потом в НЙ до нее добралась мафия, в том числе русские евреи из Бруклина, а она, бедняжка, исключительно своим умом и дарованием добилась успеха. Из "банка", правда, все же брала процент - но вынужденно, не от хорошей жизни, иначе разорилась бы, тут сочувствовать надо, а не осуждать. Что касается мафии - тоже невиноватая она, они сами пришли; мало того, беззащитная 35-летняя одинокая женщина стала жертвой бандитского нападения, ее прямо в квартире избили, выгребли из сейфа все ценности, а до этого шантажировали, угрожали, предлагали "крышу" за отмывание денег, но она, будучи неподкупной бессребренницей, естественно, отказалась. Плюс ко всему от тяжких трудов несчастная подсела на наркотики - ведь чтоб устраивать "большую игру" ей приходилось не спать сутками, и не наркозависимость это, а считай профессиональное заболевание. Что касается девушек-моделей, завлекавших клиентов на игру - сексуальных услуг, настаивает героиня, они не оказывали, то есть сводничеством и притоносодержательством героиня также не занималась.

Зато папа девушки (на редкость тонкая работа Кевина Костнера, кстати - достойным партнером Джессики Честейн оказался) очень любит дочь - что она слишком поздно поняла, и думая, что отец ей уделяет меньше тепла, чем двум ее братьям, оттого и пустилась во все тяжкие, не нарушая, стоит лишний раз подчеркнуть, законов США. Тогда как полиция и суд вовсю попирают Конституцию - конфискуя все нажитое девушкой непосильным трудом и оставшееся после грабежа, да еще (вот изуверы!) требуя заплатить с конфискованного налог в казну - на самом деле со стороны государства это шантаж: "органы" хотят не денег и не справедливости, но информации, в том числе опять же на пресловутую "русскую мафию" (русофобы, ясное дело... небось еще и антисемиты недобитые до кучи - в "русской мафии"-то небось едва ли хоть один русский найдется!), а девушка не дает слабину, отстаивает конституционные права, и несмотря на фашистскую юстицию США весьма успешно - с помощью бравого чернокожего адвоката (Идрис Эльба), под влиянием продвинутой дочери подростка взявшегося защищать сомнительную клиентку, и в конечном счете стоящего на страже закона, а не сиюминутных выгод власти, метиса-судьи.

С дочерью адвоката что любопытно и принципиально важно для восприятия фильма - девочка прониклась судьбой героини, прочитав книжку о ней. Насколько я понимаю, во-первых, та книжка на самом деле вышла уже после суда, а во-вторых, в значительной степени послужила основой и для сценария картины. Книжка не разоблачительная, не написанная "независимым журналистам" по доступным или секретным материалам уголовных дел, но сугубо апологетическая, со слов героини составленная автобиография, по сути агиография. Это многое объясняет, и прежде всего - как притоносодержательница, наркоманка и только что не сутенерша обернулась красавицей-спортсменкой-комсомолкой (занималась фристайлом в юности, позднее встала на коньки и так покатилась, что не догонишь), любящей дочерью (одной задушевной беседы с папой хватило, чтоб разрешить все накопившиеся с детства недоразумения), невинной жертвой карательной системы (следствие и прокуратура посрамлены) и, главное, правозащитницей! Ну кому еще подобную метаморфозу кроме Джессики Честейн по силам сколько-нибудь убедительно изобразить на экране?

Большая игра большой актрисы - да, но в помощь ей и для подстраховки сценаристы соорудили "подушку" из многоуровневых культурологических ассоциаций: мало того, что зовут героиню Молли Блум и она точная тезка Пенелопы из "Улисса" Джойса (что на протяжении фильма неоднократно проговаривается вслух для пущей доходчивости - но это, как ни странно, бытовой факт...), так вдобавок (из того же мифологического контекста, цикла об Одиссее) всплывает образ Цирцеи, с которой Молли себя до некоторой степени отождествляет, как бы намекая, что Цирцея очаровывала путников-мужчин, превращая их в свиней, а нынешних и особо не приходится очаровывать, они уже свиньи конченые, и у бедной женщины выбора нет, кроме как перед ними банк метать ради прокорма. Но и таких свиней Пенелопа не сдает прессе и суду, хоть на костер ее тащи, как в "Суровом испытании" Артура Миллера, которое тоже, конечно, неспроста поминается.

Однако мифы и легенды хороши, а хэппи-энда не выйдет без судей, вопреки не то что следователям и прокурорам, но и достоверным сведениям (которых в фильме никто не отрицает, а лишь подает под нужным углом зрения), и даже здравому смыслу, готовых выносить оправдательные приговоры всяким прошмандовкам, ибо конституционные принципы незыблемы и от мелкой уголовщины (с последующим раскаянием - Молли очень переживает, что у некоторых игроков жизнь не задалась, считает, что из-за нее... несчастная...) от них не убудет! То-то же русским евреям в Бруклине куда как комфортнее, чем на святой руси.

(comment on this)

5:50p - луны сегодня не будет: "Чайка_версия" в пространстве "Чехов APi", реж. Елена Ненашева
Надо только возобновить в памяти место действия... За три месяца повторно добрался до "Чехов APi" лишь к последнему показу - да и то с погодой не повезло, но уже и выбора не оставалось. Убедился, что для первого раза из четырех маршрутов "иммерсивного променада" оптимальный - аркадинский: следуя за ней, ты видишь пусть в адаптированном варианте, но все-таки "Чайку" Чехова:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4020147.html

Тогда как треплевский маршрут - это скорее погружение во внутренний мир героя, каким он представляется режиссеру. Теоретически, чтоб увидеть максимум эпизодов, упущенных при первом заходе, надо было предпочесть версию Тригорина - Треплев с ним и у Чехова-то почти не пересекается, не контактирует, общих сцен у них минимум. Но я заранее наметил себе именно Треплева - тем более, что на премьере меня от этого отговаривали под предлогом, что Треплев, дескать, слишком быстро бегает... Ну я бы сказал - дело не в том, что быстро, а в том, что да, гораздо больше, чем Аркадина (та все же на каблуках) по "пересеченной" местности двигается, забирается вместе с перформерами, воплощающими сопутствующий ему "хаос грез и образов", в глухие уголки, в заросли, что под дождем не очень удобно - однако искусство требует! Треплев также любит "подсматривать" - за объяснениями Нины и Тригорина, Тригорина и Аркадиной... не участвуя в сценах непосредственно, но (вместо с зрителями своей "версии") присутствуя "незримо" рядом - это тоже дает совсем иной эффект восприятия, чем если ходить с Аркадиной, которая даже "гримируется" демонстративно, "на публику"!

На премьере в мае, ровно тремя месяцами ранее, меня кроме прочего восхитило, что спектакль начинается в соответствии с текстом Чехова "когда взойдет луна", но в нашем случае, дождливым вечером августа, и начало сместили пораньше, и луны никакой за тучами не предполагалось, что Алексей Фокин, выступавший снова за Треплева, обыграл в импровизации ("луны сегодня не будет"), ну зато "туман и дождь при свете фонаря", как декламирует Аркадина "из раннего Тригорина" (приписывая любовнику стихи Цветаевой) попали в точку. Перформанс "Люди, львы, орлы и куропатки" шел под средней интенсивности дождем - но артистам пришлось сложнее, чем публике, а потом дождь, к счастью, прекратился до окончания спектакля. Помимо Алексея Фокина-Треплева и Юлии Волковой-Аркадиной состав основных актеров был другой, чем тот, который я видел раньше, и совсем другой по типажу, высокий, обритый Тригорин-Максим Пономарев (по случаю закрытия проекта прежний, Алексей Сидоров, оказался среди публики и ходил нашим же, треплевским маршрутом) и Нина-Анастасия Чуйкова (честно говоря, хотя я на линию Нины так и не попал, Анастасия Дьячук в доступных мне фрагментах была явно интереснее). Машу и Медведенко, не образующих собственных "версий", но участвующих довольно плотно в четырех основных, играли актер театра "Около дома Станиславского" Александр Орав и Дарья Чудакова - в линии Треплева их присутствие очень значимо.

Вообще я бы, конечно, хотел почитать глазами сценарий этой "Чайки" - раз уж не удалось по всем маршрутам ногами пройти... - потому что режиссеру пришлось решать, кроме прочего, технические, логистические задачи, да еще при сокращенном наборе действующих лиц, куда не вошли ни старшие Шамраевы, ни, что вообще трудно представить теоретически, Сорин и Дорн. Например, в эпизоде 4го акта, когда по прошествии двух лет герои рассуждают о судьбе Нины (линия Треплева, сейчас я на эту сцену попал впервые), Треплев обращается... к Медведенко, и Медведенко же в финале сообщает, что Константин Гаврилыч застрелился. Даже если подобные ходы продиктованы прежде всего соображениями формальной необходимости, они тем не менее и смысловые акценты смещают, и не просто укрупняют, но заметно пересоздают драматургически характеры, или добавляют им объема, подробностей, ярких деталей, черточек: к примеру, в той же сцене, где речь заходит о Нине, пока Треплев рассказывает, Медведенко нарезает "лепестки" каких-то, очевидно, объявлений - признаюсь, не успел вглядеться, Александр Орав слишком скоро закрыл папку с бумагами, а Треплев побежал дальше на встречу к Нине и к развязке сюжета (у подожженного и наконец-то загоревшегося остова театрика все линии сходятся, так что финал я смотрел повторно, только уже не с террасы дома, а стоя рядом с Константином и Ниной). Позже допек продюсеров и получил фотографию этих бумаг: что и требовалось доказать - Медведенко, пока мысли Треплева заняты Ниной, а Маши - Треплевым, думает о том, как прокормить семью, тяжело живет наш брат учитель, а мука семь гривен пуд, вот и он и вертится, подрабатывает репетиторством.

И в еще большей степени касается Маши - у Чехова после "провала" пьесы Треплева и его бегства Маша следует за ним с репликой "пойду поищу его, ау, Константин Гаврилович!", Аркадина, Тригорин и прочие остаются на месте и продолжают болтовню. Формат "иммерсивного променада" дает возможность представить и проследить, понаблюдать, что произойдет, если (когда) Маша найдет Константина; вернее, тут он, после эпизода наедине со своим "хаосом грез и образов", сам на нее натыкается, и придуманный для них режиссером (у Чехова, понятно, вовсе отсутствующий) дуэтный эпизод для меня оказался ключом к спектаклю и чуть ли не к пьесе! Треплев раздевает Машу - а она ведь только о том и мечтала! Кстати, зацикленности Маши на Треплеве (она уже замужем, у нее есть ребенок - не помогает...) этот казус дает объяснение: то, что для Треплева была минута отчаяния (что за Машу схватиться, что за пистолет), для нее - проблеск надежды, краткий, эфемерный, но достаточный, чтоб продолжать надеяться и дальше... Мне кажется, никакому режиссеру-мужчине такой поворот событий просто в голову не пришел бы - а тут интимное свидание оборачивается эротической фотосессией; писатель, режиссер и художник (уж насколько талантливый - вопрос отдельный) в Треплеве берет верх.

Как - достаточно вдуматься - и в Нине, и в Тригорине, и в Аркадиной... Не то что ведь Аркадина не любит сына - "но... сидеть у себя в номере и учить роль - куда лучше!" Тригорин по-своему и к Аркадиной привязан, и Ниной увлечен - однако... "сюжет мелькнул, сюжет для небольшого рассказа". А Нина? "За такое счастье, как быть писательницей или артисткой, я перенесла бы нелюбовь близких, нужду, разочарование, я жила бы под крышей и ела бы только ржаной хлеб, страдала бы от недовольства собою, от сознания своих несовершенств, но зато бы уж я потребовала славы... настоящей, шумной славы..." - какие страшные слова, и каково должно быть разочарование, но еще страшнее, что даже после всех испытаний, потеряв ребенка, по-прежнему безнадежно в Тригорина влюбленная, Заречная все равно думает прежде всего о театре, о сцене.

Может быть от безысходности этого противоречия между реальными чувствами, близостью, обязательствами - и художественными фантазиями, творческими амбициями, стремлением, в конечном счете, к идеалу (с которым повседневность, обыденность плохо совмещается - "груба жизнь"!) Треплев и погибает? По крайней мере, хоть я "Чаек" за свою жизнь перевидал десятки, а текст пьесы знаю считай наизусть, мне эта версия только сейчас пришла в голову.


Collapse )

(comment on this)

5:58p - "Мистер Холмс" реж. Билл Кондон, 2015
В свое время на фестивале "Новое британское кино" этот фильм я пропустил, но для себя отметил, запомнил - а теперь думаю, что и по ТВ его смотреть было излишним. При том что снят он по роману Митча Каллина, более известного как автор "Страны приливов", пятнадцать лет назад экранизированной Терри Гиллиамом:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/531700.html

"Страну приливов" Каллина я потом, кстати, даже прочел, а "Пчелы мистера Холмса" вряд ли буду, и не потому, что детективная интрига уже раскрылась для меня в фильме - криминальные сюжеты "Мистера Холмса", во-первых, сами по себе неинтересные, во-вторых, маловажные в контексте личной истории героя. Другое дело, что и личная эта история, по-моему, тоже яйца выеденного не стоит.

В конце 1940-х годов почти беспросветно маразмирующий Шерлок живет на отшибе, занимаясь пасекой и не вспоминая о былых днях, о занятиях дедукцией, с чем порвал больше тридцати лет назад после какого-то неприятного случая, про который с тех пор опять-таки забыл. По хозяйству 93-летнему мистеру Холмсу помогают домработница миссис Манро (Лора Линни), неохотно выполняющая все прочие функции от экономки до сиделки, мечтающая получить более спокойное место в отеле Портсмута и переехать с фермы, а также ни в какую не желающий уезжать с пасеки от пчел ее сын Роджер (Майло Паркер).

Иэн Маккеллен для эпизодов со стариком Шерлоком еще сверх натуральных морщин состаренный, а для флэшбеков неудачно, по-моему, омоложенный - конечно, остается серьезным актером, но ничего к своему давно сложившемуся имиджу "старца" здесь не добавляет. Разбухающие флэшбеки - старания героя все-таки пробиться к вытесненным воспоминаниям - заполняют хронометраж, но чем яснее становится, куда клонят авторы, тем скучнее наблюдать за потугами исполнителей придать подобной ерунде значительности.

Шерлок припоминает, что бросил практику после конфуза с одним заданием, закончившимся трагически - но в записках Ватсона случай описан иначе, как благополучно разрешившийся. Ватсон женился и съехал от Холмса, потом умер, а недавно (по отношению к моменту основного действия) скончался и брат Майкрофт, в архиве которого Шерлок обнаружил сочиненные Ватсоном истории, которые прежде никогда не читал. Постепенно до маразматика доходит, что женщина, которую он изначально подозревал в подготовке убийстве мужа, на самом деле задумывала собственное расставание с жизнью ради воссоединения с покойными детьми (точнее, выкидышами), которым супруг даже памятник не позволял ставить - и "раскрыв" дело, разъяснив дамочке ее мотивы, мистер Холмс полагал, что предотвратил самоубийство - а женщина, вылив на землю яд, взяла да и отправилась добровольно под мчащийся паровоз, ну такой неудачи сверх-детектив, разумеется, снести не мог и отошел от дел.

Вторая линия флэшбеков еще более смехотворна - мистера Холмса заманивает в Японию некий господин под предлогом общности интересов и трепета перед личностью Шерлока, но на месте выясняется, что японец лишь рассчитывает отыскать сведения о пропавшем некогда в Англии, не вернувшемся домой к жене и сыну отце. Шерлок пытается растолковать японцу, что он тут вообще ни при чем - отец в прощальном письме семье сослался на Холмса, дескать, по его совету он остается в Англии, а Шерлок говорит, что знать не знал никакого японца, просто мужик слинять захотел и не придумал отмазки получше (хотя по-моему отмазка с Шерлоком Холмсом - то, что доктор прописал!). Кроме того, из Японии Шерлок привез растение, будто бы способное вернуть память... Но ни листья, которые Шерлок принимает так и сяк (в конце концов даже старается вводить экстракт шприцем подкожно! едва не уморив себя...), ни пчелиное маточное молочко, тоже будто активизирующее старческие воспоминания, деду не помогают.

Все три сюжетных плана связаны образом пчел, настолько искусственным и навязчивым, что неловко смотреть фильм (а уж читать книгу, должно быть, и подавно...): пчела в сцене фатального разговора Шерлока и безутешной дамы-самоубийцы садится на ее надушенную перчатку, принимая за цветок - спустя десятилетия в доставшемся от Ватсона с их некогда общей квартиры шкафу Шерлок, вернее, Роджер эту перчатку обнаруживает и она пробуждает в маразматике давно умолкнувшие чувства; японец на прощание подарил Шерлоку сувенир - пчелу в стеклянном овале, потом мистер Холмс передарит этот сувенир Роджеру; наконец, мистер Холмс, Роджер и его мама живут на пасеке, Роджер обожает следить и ухаживать за ульями, но в конце чуть не погибает от укусов - мамаша готова в сердцах пасеку сжечь, однако старый криминалист (методом дедукции, не иначе!) определяет, что виноваты не пчелы, а осы, от которых Роджер неловко хотел ульи защитить.

Мальчик, само собой, выжил, они с мамой остались при ферме и пасеке, которую мистер Холмс решил им подарить - что меня добило. И словно мало того - в Японию мистер Холмс пишет письмо, сочиняя, будто вспомнил, как действительно вместе с братом Майкрофтом собеседовал некого японца и склонил его к работе на Британскую империю, чем тот героически позднее занимался - чистая "ложь во спасение", зато триумф воли традиционных ценностей.

Впрочем, по всякой логике иначе быть не могло - популистская, бульварная фантазия, попытка оседлать в миллионный раз беспроигрышные темы и привязать их к проверенному, "брендованному" герою, давно сформировавшему вокруг себя на основе новелл А.К.Дойла обширную культурную мифологию (вплоть до того, что старый мистер Холмс в какой-то момент идет в кино и смотрит один из бесчисленных черно-белых фильмов про себя любимого!) должна заканчиваться обязательно хэппи-эндом: не обманешь - не продашь!

По сути же дело сводится к слюнявой истории сомнительной "дружбы" 93-летнего маразматика-"джентльмена" с деревенским мальчишкой - ну и, очевидно, пасека, улья, пчелы и до кучи (чтоб какой-то задать контраст, обозначить интригу...) осы где-то среди старой доброй британской глуши, куда пока еще не добрались балканские мигранты-геи и прочие приметы злобы дня (вспоминая тематику других фильмов того же Бритиш-феста, в рамках которого показывали "Мистера Холмса") для нее служит оптимальным с точки зрения литературно-кинематографического маркетинга фоном.

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com