?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Tuesday, August 13th, 2019
6:44p - не доживем до понедельника
постарался оформить свои впечатления от фильмов двух конкурсов фестиваля "Окно в Европу" ("Осенние премьеры" и "Копродукция"), а также наиболее заметных внеконкурсных картин, в обзорную статью на "Часкоре"

http://www.chaskor.ru/article/ne_dozhivem_do_ponedelnika_45144

(comment on this)

6:46p - "Скрипка Ротшильда" А.Чехова в МТЮЗе, реж. Кама Гинкас (телеверсия)
"От жизни человеку - убыток, а от смерти - польза. Это соображение, конечно, справедливо, но все-таки обидно и горько: зачем на свете такой странный порядок, что жизнь, которая дается человеку только один раз, проходит без пользы? Зачем вообще люди мешают жить друг другу? Ведь от этого какие убытки! Какие страшные убытки!"

Пятнадцать примерно лет назад увидел спектакль Камы Гинкаса "Скрипка Ротшильда" в МТЮЗе -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/30612.html

- и хотя имею беспрепятственную возможность, иногда и вечер свободный, а порой и желание возникает - с тех пор ограничиваюсь телеверсией 2010 года (там еще фельдшера играет Алексей Дубровский - а сейчас даже не знаю, кто вместо него). Не представляю, как и зачем "скрипку Гинкаса" смотреть в полном зале, среди других зрителей. Пускай что-то на экране теряется (по-моему и не теряется ничего...) - только один на один с этим произведением могу находиться.

А в МТЮЗе есть и другие спектакли, которые хочется пересматривать не раз-не два. Уже завтра МТЮЗ открывает сезон.

(comment on this)

7:05p - Альбина Шагимуратова и Яков Кацнельсон; "Леклер, эклер и Монтеклер" в Школе им. Гнесиных на Знаменке
К стыду своему не знал - думаю, что многие не знали и не знают, а стоит поинтересоваться... - какая насыщенная творческая, концертная жизнь, помимо основной учебной деятельности, кипит в Гнесинке на Знаменке! Я, если уж совсем честно признаться, пришел-то сюда впервые за три с лишним года, что школа здесь после ремонта обосновалась. И попал сразу на два концерта подряд - из трех, потому что площадок для выступлений в комплексе три (к центральному особняку с фасадом на сквер добавилось еще одно многоэтажное строение, бывший доходный дом, и переход через флигель - благодаря чему образовался внутренний дворик, где устроили "летнюю" крытую эстраду), и во время международного фестиваля "Gnessin Air" все они практически ежедневно, иногда параллельно задействованы.

В "органном" зале сольную камерную программу представляла Альбина Шагимуратова в партнерстве с Яковом Кацнельсоном - днями ранее Кацнельсон здесь же отыграл сольный фортепианный концерт, судя по программе, очень интересный. Шагимуратова же, то ли по причине неважного самочувствия, то или в силу иных соображений, заявленную программу поменяла, сократила, перекомпоновала - в результате сперва пела Рахманинова, ожидаемого во втором отделении, сразу после него без антракта, пропустив часть номеров, обещанных в первом, каватину Розины и арию Марфы ("Иван Сергеич..."), сразу перешла к изначально прибереженным, очевидно, на бисы неаполитанским песенкам и закончила, в качестве "бисового" номера, песнью Шемаханской царицы из "Золотого петушка" ("Ответь мне, зоркое светило..."), которой второе отделение должно было открываться. Итого всей радости - на час с небольшим, и неровной, неоднозначной радости.

Мне и раньше доводилось слышать Альбину Шагимуратову в камерном репертуаре, в соответствующем формате - и то ли мне так "везет", то ли это у певицы в привычке, но прошлый раз (а было это много лет назад в Доме музыки) она тоже полностью и без предупреждения меняла программу:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2468877.html

Сейчас, впрочем, я больше обращал внимание не на репертуар, а на возможности исполнительницы: голосу Шагимуратовой, оперному, театральному, способному заполнить крупный концертный зал - когда певица в хорошей форме, конечно, а не так, как несколько лет назад в КЗЧ со Спиваковым -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3001077.html

- в сравнительно небольшом (хотя против ожиданий не настолько уж и крошечном) "органном зале" Гнесинки тесновато, что на романсах Рахманинова особенно заметно. Цикл "Шесть романсов" на стихи поэтов-символистов в силу еще и интонационного их разнообразия (брюсовский "Крысолов" предполагает иронично-игровую "подачу", а северянинские "Маргаритки", к примеру - более элегический, философическо-медитативный настрой) вышли удачнее; слишком хрестоматийные "Не пой, красавица..." и "Здесь хорошо" звучали громко, но при этом без сознательной драматизации, как, скажем, у Ольги Перетятько на тех же самых романсах с Михаилом Юровским в оркестровке Юровского-деда -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3823911.html

- а просто в силу специфики голосовых данных артистки с поправкой опять-таки на самочувствие. Впрочем, "Вокализ" - тоже приближенный к "оперному", а не камерному, не романсовому звучанию, получился интересным. Но так или иначе самым ярким, и оттого вдвойне жалко, что куцым, урезанным оказался блок из оперных арий: тут Шагимуратовой и недомогание не сильно мешало развернуться - Розина и Марфа перекрыли все. После симпатичных (максимум что о них можно сказать) "песенных" недо-бисов Шемаханка все-таки поставила внятную точку вечеру, от которого я хоть и ожидал большего, но немало получил. Тем более что на том вечер в Гнесинке не закончился.

Выбирая между Октетом Шуберта во дворе на летней площадке и программой французской музыки эпохи Людовика Четырнадцатого в малом зале, "Мансарде", предпочел последнюю, рассудив, что впечатлений от исполнение Октета на фестивале "Возвращение" (хотя годы прошли...) все равно не перебить, а придворных композиторов Людовика я не то что творчества - имен доселе не слыхал и едва ли выпадет еще шанс послушать их сочинения. Из десятка - некоторые даже в программке не упомянуты - имен мне был знаком лишь Куперен, не считая эклера: в названии программы "Леклер, эклер и Монтеклер" первый и третий - композиторы, а второй - пирожное, и с этим проще, а вот Леклера и Монтеклера, а также Филидора, Отетера, Мореля и остальных открыли для собравшихся Ольга Ивушейкова (траверс-флейта), Ася Гречищева (теорба), Александр Гулин (виола да гамба). Асю Гречищеву я вспомнил по ее постоянному участию в барочных проектах оркестра "Musica viva", остальных исполнителей услышал, кажется, впервые, как и авторов, которых они играли.

Кроме того, музыкальные произведения (как и у Шагимуратовой, номера шли не в том порядке, что отпечатан в программках, что-то звучало сверх заявленного - а учитывая, что музыка не на слуху, только на комментарии музыкантов приходилось рассчитывать, чтоб не спутать Леклера с Монтеклером) местами перемежались стихами, также придворных поэтов времен Людовика Четырнадцатого, чьи имена не говорили ни о чем (и даже не были объявлены) - читала Мария Пудалова по-французски с частичным подстрочным переводом на русский. Признаться, подобный формат меня и у Марка Минковски с его "Музыкантами Лувра" недавно напряг -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3977213.html

- я-то убежден, что "литературно-музыкальные композиции" себя изжили и место им сегодня в красном уголке сельской библиотеки, а подавно с притушенным светом и расставленными вдоль невидимой "рампы" электросвечками. Однако в душноватой "мансарде" (интерьер, к сожалению, мало отвечает ассоциациям с классической "мансардой": комнатка под крышей, недавно пережившая евроремонт, с одним окном на переулок и офис министерства обороны, с другим во двор, если их открыть - из первого доносится уличный шум, из второго - аккурат одновременно с "Леклером и эклером..." исполняемый на летней площадке Шуберт, плохо сочетающийся с лютней и флейтой Версаля) как-то все на удивление быстро пришло в гармонию, и обстановка - при явном переизбытке слушателей (чего не скажу про концерт Шагимуратовой - правда, там и помещение попросторнее...) - расположила.

Каждому из солистов досталось и по сольному номеру - Ася Гречищева сыграла несколько вещиц личного преподавателя Людовика "по классу лютни" (в программке его имени нет, на слух я его не зафиксировал), Александр Гулин - Чакону некоего Месье Де Сент-Коломба, а Ольга Ивушкейкова - пьесу "Эхо" Отетера, флейтиста, мастера по изготовлению инструментов и изобретателя более "продвинутой", более современной в сравнении с предыдущими периодами версии флейты, где инструмент за счет повторов одного и того же мотива наивно, но мило имитирует перекличку двух голосов. Из более крупных форм впечатление оставили Чакона соль мажор Мореля (открывшая концерт) и (в официальном завершении) Трио-соната Леклера, а также Концерт для флейты и бассо континуо Монтеклера. Эклерам между прочими тоже нашлось место - после чего артисты для оставшейся части публики поиграли дополнительно и уже совсем непринужденно.

Я не очень люблю, когда произведения разбивают на части произвольно, перемежая стихами, и предпочитаю понимать, какое сочинение какого автора слышу в данный момент - однако "просветительство" в формате лекций с "примерами" меня отталкивает еще больше, так что если уж не "версальским" колоритом (это было бы слишком хорошо), то интонационным строем, тембровыми красками, характерными для всего этого шантеклера столь раритетного пласта европейской музыкальной культуры, до некоторой степени проникся.

А в перерывах между двумя концертами Ира Шымчак запечатлела меня на парадной лестнице.

(3 comments |comment on this)

7:08p - "Angry Birds в кино" реж. Клэй Кэйтис, Фергал Рейли, 2016
В кино-то я как раз мультик смотреть и не пошел - а увидел с трехлетним опозданием по ТВ, и за это время, наверное, минимум одно поколение целевой аудитории проекта сменилось; ну да, впрочем, уже вторая часть на подходе, рекламируется вовсю. Между тем, насколько я понимаю, компьютерная игра, от которой отталкивались создатели детсадовской мультяшки - дело вполне взрослое, "солидное", еще и по тому судя, что ее в качестве объяснительной модели использовал для своей "Любви к трем Цукербринам" Пелевин:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2982041.html

Но не знаю как с игрой, а с Пелевиным мультик соотносится в минимальной степени: может, дизайном персонажей - и то не уверен. Сюжет - исключительно на трехлеток рассчитан, первоклашкам уже дебильным покажется. Главный герой, птичка-одиночка Ред (он и правда красный) с вредным характером - единственный, кто не испытывает восторга, когда на птичий берег высаживается десант зеленых свиней. Остальные, включая представителей типа "власти", с гостями сюсюкают, показывают им свой быт в лучшем свете - потому когда свинки отбудут, украв все хозяйские яйца, птицы кинутся в ноги Реду как пророку с покаянием.

Тут, помимо всего прочего, еще одно сомнительное допущение: житейская логика, а паче того опыт, заставляют предполагать, что пророка еще бы и обвинили первого в том, что или накаркал (прошу прощения за невольный каламбур... хотя красная ворона - образ слишком уж соблазнительный!), или, наоборот, слабо кликушествовал, недостаточно громко бил в набат, несвоевременно спохватился и других не поднял на сопротивление... У людей, по крайней мере, только так бывает - будем считать, что у птиц (все равно мультяшные) иначе.

В любом случая для сюжета это неважно, потому что основное содержание фильма - и сразу видно, что в основе компьютерная игра - составляет контр-нападение птичьей расы на свинячью: пернатым у непарнокопытных удается все свои яйца забрать назад без потерь (а из того, что разбилось, аж три птенчика вышло!), заодно разрушив поросячье королевство до основанья. Основной упор сатирического пафоса при этом делается на образ Могучего Орла - фетиш, типа "отец нации", орел давно уже не боец и даже не летун; впрочем, остальные птички и подавно утратили навык полета (чтоб подняться в воздух, им приходится пользоваться техническими приспособлениями навроде рогаток или катапульт) - Орлу же удается кое-как раскочегариться, участие его в боевых действиях скорее символическое, но победный монумент тем не менее возводится в его честь, Могучий Орел на пьедестале возвышается по центру скульптурной группы, а Реду, реальному подвижнику, место в композиции отведено куда более скромное.

Но интересно другое - а никому из создателей, пускай задним числом, не говоря уже о массовом зрителем, ничего не напомнил мирный дружеский десант свинок на птичьи земли?.. Никаких не возникло ассоциаций?.. По мне так когда свинки, сначала единицы, потом большими группами, сходят с корабля на берег, и их принимают радушно, как братьев по миру фауны, и ясно видно, что на уме у них недоброе, но кроме Реда (да и тот потому, что поросячий десант разрушил его домик возле "первой линии"....) ни одна курица не думает о плохом, не замечает угрозы; уж потом обнаруживается, что прикинувшись миролюбивыми, нуждающимися во внимании и помощи, зеленые свиньи повели себя именно что как свиньи, разорили и обобрали гостеприимных хозяев (хорошо еще сбежали с добычей, а не остались на все готовое, перебив аборигенов) - это не надо понимать как - ну положим что косвенный намек, и все же - помимо исторической аллегории, еще и как актуальное социально-политическое предупреждение?! Или наоборот, авторам самим страшно, если не дай бог так их фантазия будет воспринято? Ну тогда и впрямь недолго без яиц остаться.

(comment on this)

7:09p - "Пять углов" реж. Тони Билл, 1987
Бронкс 1960-х рисуется каким-то адским местечком - как, впрочем, и Миссисипи, куда собирается с агит-поездкой один из главных героев фильма. Ну голливудские кинодеятели просто очень смутное понятие имеют о том, что такое земной ад и каково там живется - оттого, должно быть, сгущают краски задним числом. И все же через идеологические штампы в старом, более чем тридцатилетней давности, фильме проглядывают и убедительные в своей эксцентричности характеры, и какие-никакие историко-политические реалии.

Из тюрьмы после отсидки за попытку изнасилования выходит нераскаянный уголовник, а вернее, неизлечимый маньяк Хейнц (одна из первых ролей молодого Джона Туртурро в кино, необычайно яркий образ, пр мто что актеру приходится играть какого-то недочеловека, которому при всем желании и несмотря на отдельные "извиняющие" его обстоятельства сочувствовать в здравом уме невозможно), и сразу принимается за старое - начинает домогаться прежней жертвы, Линды (Джоди Фостер здесь тоже, конечно, еще очень молодая). У Линды было два защитника, но один, Джейми (Тодд Графф) еще с прошлого раза хромает, а другой, Гарри (Тим Роббинс), который и успел спасти Линду от Хейнца, больше не годится для физического отражения нападок, потому что под влиянием Махатмы Ганди и Мартина Лютера Кинга уверовал в ненасильственное сопротивление, причем не отдельно взятым психам, а сразу всей несправедливой политической системе, попирающей гражданские права негров.

Негров еще вовсю прямо так неграми и называют, да они и сами себя тоже - но расовый вопрос тем не менее ставится остро, хотя проходит, и может быть как раз это придает фильму актуальность сегодня, фоном: Хейнца никто не угнетает, и его материальное положение тоже по меркам Бронкса середины 1960-х не хуже многих - он просто выродок и ничего с этим не поделаешь, мирными ли средствами, более ли решительными. Сперва Линда пытается освободившемуся насильнику потакать - он угрожает активными действиями и, поддаваясь, девушка приходит ночью к нему на свидание, а тот преподносит ей в подарок... двух украденных из зоопарка пингвинов. В ответ на отказ Линды одного пингвина Хейнц тут же на месте зверски насмерть забивает палкой, в попытке спасти второго девушка идет на дальнейшие уступки.

Сегодня подобное кино, думается, и снять было труднее, и подавно успеха с ним добиться: ведь мирный борец за гражданские права Гарри в результате вынужден-таки ввязаться в драку, к тому же для негодяя Хейнца она заканчивается летальным исходом. То есть, конечно, пафос фильма 1987-го года, действие которого происходит еще четвертью века раньше, в том и состоит, что мирный протест - хорошо, но если протестующих убивают (пока маньяк преследует девушку, в Миссисипи находят мертвые тела трех правозащитников), то не грех и за оружие взяться; однако сегодня, в сменившемся социальном контексте и внутриамериканском, и мировом, идейный посыл считывается совсем иначе.

К тому же за прошедшие годы сценарист "Пяти углов", освоивший режиссуру Джон Патрик Шелли, прогремел (пусть ненадолго, теперь снова забыт) авторским фильмом "Сомнение", иной тематике, но тоже неоднозначной, амбивалентной по "морали", которую можно - нужно ли? - из нее извлечь:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1338979.html

Вот и в "Пяти углах", с позиций дня сегодняшнего, хотя все как положено и чернокожий активист с замашками "пантеры", первоначально хамски отказавшийся принимать белого, якобы "богатого" (на самом деле не особо) Гарри в правозащитную команду, все же приходит к нему на дом если уж не с извинениями (еще не хватало черному перед белым извиняться после вековых угнетений!), то хотя бы с милостивым разрешением принять участие в правозащитных акциях и, может быть, коли повезет, погибнуть на то, что негры голосовали и в обозримом будущем выбрали себе черного президента (едва ли в 1987-м мечтать можно было о подобном, что ж говорить пр 1964-й?!) - однако в целом ощущения двойственные остаются: с одной стороны - безыдейный, попросту на голову больной психопат, а с другой, некие худо-бедно ограничивающие безумие правила, законы, порядки (кстати, отец правозащитника Гарри был полицейским и погиб при исполнении), и если считать, что закон плох, правила надо менять, порядок долой, то наряду с изменениями "прогрессивными" (буде таковые произойдут - ну все-таки речь о цивилизованной стране, а не о дикарях...) и маньякам разным выйдет послабления, от чего мало никому не покажется.

(comment on this)

7:37p - "Преступление лорда Артура" реж. Александр Орлов, 1991
Нетрудно понять поклонниц Сергея Виноградова, запомнивших его таким, каким теперь можно увидеть лишь в старых фильмах и, в лучшем случае, архивных записях спектаклей: утонченный "преступник поневоле" лорд Артур в исполнении Виноградова явно многое взял от Дориана Грея, и вообще сценарий Александра Орлова обыгрывает мотивы разных сочинений Уайльда, заодно биографию автора, и афоризмы в уста персонажей вложенные заимствованы из "Портрета Дориана Грея", из разных пьес и других текстов писателя. Но как фильм "Преступление..." 1991 года смотрится в целом неважно - в силу еще и того, что тогдашние картины очень частно снимались изначально без стремления к изобразительному совершенству (мягко выражаясь), да и на низкокачественной технике; к тому же без особой надежды их создателей на зрительский и подавно кассовый успех.

Основная фабула тем не менее соответствует почти одноименной новелле Уайльда: герой Виноградова спешит до свадьбы исполнить пророчество хироманта (привычно-злодейский имидж Александра Филиппенко) и кого-нибудь убить, но тетушка умирает, не успев принять заготовленный Артуром яд, а заложенная в подаренных пастору часах бомба не срабатывает, так что жертвой обреченного стать преступником лорда в итоге становится сам хиромант, которого Артур безнаказанно сбрасывает с моста, после чего живет в счастливом браке. Нарочито затянутый, местами попросту утомительный ритм фильма и безвкусные, дешевые "красивости" антуража не искупаются даже актерскими работами, тоже неровными: английских леди играют Алла Будницкая (ну куда ж Александру Орлову без супруги), Светлана Немоляева (с неповторимыми, но дежурными придыханиями) и Алла Казанская (вот она в роли помирающей от изжоги тетки главного героя интересна, тем более, что когда я впервые смотрел фильм почти тридцать лет назад, в рубрике "Воскресный кинозал", кажется, про Казанскую я совсем ничего не знал, но за прошедшие годы успел застать ее на сцене театра им. Вахтангова в спектакле "Королева красоты").

В амплуа комичного злодея, помимо Филиппенко, выступает здесь Евгений Весник (играя немца, изготавливающего в подполье бомбы для террористов или каких-нибудь убийц-дилетантов), но драматургически роль фальшива еще более, чем в актерском воплощении, сценаристом придуман какой-то опереточный горе-подрывник, ни на что по своей профессиональной части не годный, зато типа рассуждающий и понимающий (в его реплики Орловым вложено много якобы актуальных, острых на исходе перестройки сентенций, сегодня они кажутся удручающе плоскими и архаичными). Фоном проходит музыка Эдуарда Артемьева - опять же очень узнаваемый по стилю, потому что сугубо вторичный оркестровый саундтрек. А "просветительские" пролог с эпилогом, отсылающие к судьбе Уайльда через пресловутую "хиромантию" и гадание по руке, совсем лишние. Особенно если вспомнить, что к хиромантии на святой руси в момент выхода картины после десятилетий триумфа диалектического материализма вдруг стали относиться куда серьезнее, чем в поздневикторианских салонах. Ну вот только и остается, что вспоминать, каким он парнем был, Сергей Виноградов - сейчас увидишь в постановках театра им. Моссовета и не узнаешь.

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com