?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Monday, August 5th, 2019
7:47p - "Дорогой папа" реж. Михаил Расходников ("Окно в Европу")
Так получилось, что предыдущий фильм Михаила Расходникова, "Временные трудности", я с опозданием посмотрел только что, и на "Дорогого папу" пришел, так сказать, определенным образом подготовленный:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4056734.html

Тем более что и тут идет речь про детей и их родителей. Но в том и другом случае режиссер, очевидно, выступает не автором проекта, а наемным работником, и в этом смысле Расходников задачу решает честно. Просто сценарий "Дорогого папы" Тихон Корнева и Павла Руминова - последний начинал проект и как режиссер, да соскочил в процессе и Расходникова позвали уже на ходу - при всей вторичности фабулы (чисто "голливудская" схема) и бэушности приколов (но некоторые шутки эффектны) вполне адекватен продюсерским устремлениям и жанровому формату, равно и кастинг.

Владимир Вдовиченков играет жуликоватого бизнесмена Вадима, который водит за нос партнеров, но оказывается на грани краха, когда его мать, а все имущество было записано на нее, умирает и оставляет завещание в пользу внучки - дочь Вадим, оставив бывшую жену в Новороссийске (частично снятом отчего-то в Новомосковске...), не видел много лет. Тем временем девочка созрела и бузит в школе - вступается за одноклассниц, выложивших в сесть видео с тверком и возмутившим завуча, за что всем грозит отчисление. Тут и появляется "всемогущий" папаша из Москвы, нуждающийся, однако, не в любящей семье, а в акциях своей магазинной сети.

Сценаристы разрабатывают сюжет без затей и отклонений от правил - но складно (чего не скажешь, например, об авторских фильмах Павла Руминова). Актеры штампованные характеры отыгрывают плоско, но ярко - и Вдовиченков (которому, хотя он тоже, как и режиссер, пришел на роль, писанную под другого исполнителя, добавлено самоиронии, рефлексии над собственным "бандитским" имиджем), и Пегова (его бывшая жена), и девочка в роли дочки (она же дочь продюсера, насколько я понимаю...) симпатичная, и второстепенные персонажи колоритные - особенно бывший однокашник и враг Вадима по школе, тоже Вадим, спустя годы оказавшийся лучшим другом, и случайный ухажер прежней Вадимовой жены, местного розлива бандюк, опять-таки совсем неплохой на свой лад вроде бы.

То есть семейные ценности утверждаются прям со всей мочи, только держись - конечно, в итоге пройдоха и циник предпочтет плясать с дочкой тверк перед школой (привет от папы и девочки "Хорошему мальчику"!) заключению спасительного контракта с китайцами, а традиционалисты-китайцы, в свою очередь, оценят его правильный выбор. Но, как в лучших образчиках подобного рода кино (заведомо понятно, что халтурного - а все же и халтура халтуре рознь), туповатый в целом "Дорогой папа" по мелочи много чем способен порадовать, взять тот же тверк, что в сегодняшнем русскоязычном контексте выглядит почти бунтом (завуч же против - а создатели фильма как бы за...).

Другое дело, что оглядываясь неизбежно на "Временные трудности", сравнивая поведение героев Вдовиченкова и Охлобыстина, понимаешь, насколько последний точнее и ближе к жизни: запоздалые танцы на школьном дворе - это что, это ерунда; чтоб правильно детей воспитывать, надо с детства им мусор на постели разбрасывать, лишать сладкого и кино, а подрастут - выкинуть в лесу и чтоб ползком за сто килОметров, а иначе ничего из них путного не выйдет.

(comment on this)

7:53p - "За что сражались отцы" реж. Хильде Корсет ("Окно в Европу")
Зажравшийся дурак (а тем более дура...) если не страшнее, то всяко противнее "честного" агента на зарплате. Документальный норвежский (копродукция с РФ) фильм, в значительной степени подкупающий своими сугубо кинематографическими достоинствами, продолжает, очевидно, важную для сегодняшней Норвегии линию, направленную на героизацию и мифологизацию национального антинацистского "сопротивления" так называемого, о чем я недавно в очередной раз думал по поводу игровой картины Ханса Петера Муланда "Угоняя лошадей", где тот же мотив становится одним из сюжетообразующих:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4046314.html

В "За что сражались отцы" военная тема и вовсе выходит на первый план, но подход моложавой режиссерки, старательно читавшей по бумажке на ломаном русском приветственное слово к немногочисленной фестивальной аудитории, еще более радикален: она рассказывает о т.н. "партизанах" Финнмарка из северо-восточной Норвегии, после прихода нацистов перебежавших (буквально переплывших через пролив на остров Рыбачий) к русским и работавших на их разведку не только во время войны, но и в последующие годы, что их потомки считают поводом для гордости за отцов и требуют "восстановления исторической памяти", в чем, конечно, находят поддержку с российской стороны границы, где с исторической памятью, вестимо, полный порядок.

По сути главный герой, Пер Рангвальд Фигенскоу, о котором в фильме вспоминает его ныне престарелый сын, если выражаться общепринятым ныне православно-патриотическим жаргоном - этакий норвежский "власовец", воевавший против своей страны и собственного народа номинально из симпатий к "идеям коммунизма": в 1940-м году он с "товарищами" подался в СССР, там их арестовали русские пограничники, два месяца держали в мурманской тюрьме, "проверяли", как позже дипломатично и эффектно сформулирует военный краевед с российской стороны, а прямо говоря, обрабатывали, вербовали, готовили к разведывательно-диверсионной деятельности на территории Финляндии и Норвегии. После восстановления норвежского суверенитета "власовцев" не повесили и вообще не тронули, но Фигенскоу все-таки судили в 1954-м за шпионаж в пользу русских уже на этапе формирования НАТО, дали два года, и те он не отсидел полностью, вдобавок на десять лет лишили права участия в выборах, и хотя, наверное, тяжело ему пришлось целое десятилетие обходиться без активной политической деятельности, Фигенскоу преблагополучно дожил аж до 21-го века.

Что характерно - в фильме сын русского шпиона разбирает толстую пачку документов норвежской секретной службы, давно и полностью рассекреченных, а от ФСБ получает отписку, что данных на отца после 1940го года не имеется. Очевидно, что русские либо уничтожили, либо скрыли архивные документы - но "честная" режиссерка не склонна задавать лишних, неудобных вопросов. Вместо этого вслед за родственниками шпиона возмущена отказом военного ведомства Норвегии в присуждении Фигенскоу медали - хотя он получил награду от той страны, за которую воевал, медаль и удостоверение к ней, подписанное Сталиным с Молотовым. Вместе с тем устами своих персонажей создательница фильма вскользь проборматывает предысторию вопроса, и она весьма показательна: норвежских колонистов с территории СССР в 1940-м году русские насильственно депортировали, многих расстреляли - а потом, когда союзничество СССР и Третьего Рейха неожиданно обернулось войной, те же палачи кое-кого из уцелевших прежних местных жителей-норвежцев решили без тени смущения использовать сперва в "партизанской" войне с немцами и финнами, а далее и в шпионской борьбе с их же родной Норвегией. За что теперь прогрессивные и памятливые активисты требуют последних признать героями-антифашистами.

Православные создателей подобных картин про "забытую историческую правду" - очернителей, русофобов, пятую колонну - на чистую воду моментально вывели бы, обнаружив источники их финансирования в ЦРУ, Госдепе и НАТО, все шакальские печеньки из потрохов вытряхнули бы. У цивилизованных людей в существовании на подачки Кремля и выполнении заданий русских спецслужб киношников подозревать стесняются, там аналогичные изыскания рассматриваются на голубом глазу как тоска о попранной справедливости, упрек окопавшимся в западном истеблишменте недобитых фашистов и вклад в борьбу за мир. Ну если б еще это откровенно назвать "русский мир" - то вклад в борьбу налицо, кино на свой лад получилось и мощное, и трогательное. Пускай счет финнмарковских "героев"-партизан идет на единицы, в лучшем случае на десятки людей - судьба одного человека цепляет пожалуй что и сильнее (это у русских двадцать миллионов туда, двадцать миллионов сюда - плевое дело). И наглядное братание потомка "партизана" с русскими "союзниками" сегодня, в обстановке очередного "обострения", и напоминание, что США наращивают в Норвегии контингент, а "сопротивленцами" признаются лишь партизаны, подготовленные в Англии и Шотландии, и вместе с тем расширение самого понятия "норвежского сопротивления" еще и за счет тех, кто воевал (а позднее шпионил) на русской стороне - все это вполне укладывается в определенную идеологическую и политическую - внутринорвежскую и общемировую - тенденцию.

Все же забавно, когда вопрос ставится вот так: "за что сражались?.." Не "против кого?.." - с этим вроде проще, потому что "против фашизма" (тоже вранье и демагогия, конечно, но по крайней мере устоявшаяся, привычная), а - "за что?.." В случае с русскими подобного вопроса не возникает, а по отношению к норвежцам он отнюдь не риторический и не праздный. Разгребая контекст, выходит, что - за коммунистические идеи. А они, между прочим, ныне объявлены православным официозом заразой, привнесенной на святую русь евреями, подкупленными германским правительством. Потому чем более успешно автор картины нагнетает героический "антифашистский" (конкретно антигерманский) пафос и раздувает на пустом месте масштаб трагедии - тем смехотворнее результат: за что сражались - на то и оборжались.

(comment on this)

7:59p - "Доброе утро" реж. Анна Аревшатян ("Окно в Европу")
Несколько лет назад довелось побывать в Азербайджане и убедиться, что все новейшая азербайджанская историко-политическая идеология и мифология строится на неприязни (мягко говоря) к армянским соседям, так что даже присоединение Азербайджанской республики к СССР в начале 1920-х квалифицируется актом "армяно-большевистской агрессии" (при том что коммунист и гэбэшник Гейдар Алиев объявлен "отцом нации"). Карабахский вопрос в этом контексте - отдельная и ключевая тема, Нагорный Карабах считается "оккупированным" армянами. Допустим, армянский взгляд на проблему лично мне кажется более убедительным, но вводные субтитры к "Доброму утру" все-таки сперва пугают жесткостью, однозначностью риторики, напоминая о Сумгаите и 1988-м годе, первой "ласточке" конфликтов на этнической почве внутри разваливающегося СССР. Впрочем, дальнейшее повествование при всей твердости авторских воззрений и позиций не столь плоское, многоплановое.

Главный герой Аршак, вспоминающий себя ребенком - мальчик в очках и ушанке, ожидающий возвращения отца, воюющего в Карабахе, пока многие одноклассники, соседи и родственники семьями эмигрируют кто в Россию, а кто сразу в Америку. Взрослый Аршак, у которого уже есть собственный сын Вардан, ровесник Аршака из флэшбеков, работает тележурналистом и снимает репортажи о ветеранах Карабаха, их протестах, неудовлетворенности положением вещей в сегодняшней Армении, недостатком внимания со стороны государства, скудостью ветеранских привилегий. Принципиальность подхода Аршака и несовместимость его сюжетов с государственной точкой зрения неизбежно ведут к увольнению с работы, и хотя в сравнении с ужасами военного детства быт героя кое-как налажен, жена предлагает подумать об отъезде - Аршак думает, но как и тридцатью годами ранее, уезжать из родной Армении не хочет. Тогда тоже родственники звали жить в Америку - а отец вместо этого пошел воевать в Карабах, и получается, что эмигрировать теперь, значит предать не только страну, но и отца, а заодно и подрастающего сына.

Рассказанная в "Добром утре" история трогательна, художественно достоверна, касается ли это тяжелых военных будней с необходимостью пилить деревья во дворе или жечь в печке что под руку попадется (вплоть до гитар) ради обогрева, толкаться часами за хлебом, выдаваемом по карточкам и т.п.; равно и также не самых простых, похоже, реалий современной Армении. Несколько избыточные на мой вкус попытки добавить эстетизации и символизма бытовым деталям весьма бесхитростными способами (за счет игры с изображением, ритмом, музыкальным оформлением) мало что дают картине по существу, но и не сильно ее портят. Образ маленького Аршака, который со старшим братом и бабушкой ждет-не дождется отца с войны, ходит в школу, пытается впервые познакомиться с девочкой-соседкой постарше возрастом, бережет (но не убережет, увы) подаренного отцом хомячка, по недомыслию конфликтует с учительницей в школе, ходит за "карточным хлебом" в магазин - вообще беспроигрышный, а такие запоминающиеся, колоритные подробности, как меховая шапка и круглые очки, бьют без промаха.

Другой - и неизбежный - вопрос, что с точки зрения благонамеренного, а особенно, тут без вариантов, зажравшегося западного, ну или просто фестивального кинозрителя (иных у "Доброго утра" за пределами Армении едва ли много наберется...) подобное восприятие исторических и политических событий, понимание патриотизма и ощущение человека в мире покажется, вероятно, слишком узким, "местечковым", но в армянском национальном контексте оно по крайней мере понятно, если уж не в полной мере убедительно. Попытка примирить, гармонизировать национально-почвенно-родовые представления с общечеловеческими, универсальными, к финалу авторами предпринимается - фильм завершается эпизодами с участием мужчин всех трех поколений семьи у деда в приграничной деревне, подвергающейся обстрелам, где все же держатся за землю, в переносном и прямом смысле, немногочисленные оставшиеся жители. Дед-ветеран рассуждает о том, что если приподняться и посмотреть сверху, то Армения, Азербайджан, Россия ("теперь и Украина" - существенное дополнение!) выглядят совсем иначе, нежели видится каждому в отдельности из своего родного угла. Тем не менее, несмотря на пафосно-символическую коду с зелеными горами, освещенными солнцем, и мощный оркестровый саундтрек за кадром, трудно забыть, что только что герои, карабкаясь по этим горам, слышали выстрелы: пока стреляют, рассуждать о взгляде "сверху" остается лишь теоретически.

(comment on this)

8:01p - "Седьмой пробег по контуру земного шара" реж. Виталий Суслин ("Окно в Европу")
Трудно поверить, когда смотришь новый фильм Виталия Суслина, чей успешный дебют "Голова. Два уха" во многом определялся выхваченным из реальности героем (пусть и в окружении дипломированных исполнителей) -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3938708.html

- что Александр Карнаушкин не обычный человек, которого также удалось подловить камерой, а профессиональный актер, почти полвека работающий в труппе "Ленкома", пусть и не на первых ролях, но имея за плечами опыт участия в знаковых спектаклях разных эпох (в том числе обоих "Гамлетов" - Тарковского и Панфилова! опять же - далеко не Гамлетов он в них играл, но все-таки...) У подобной степени достоверности персонажа и его погружения в социальную среду есть, правда, и обратная сторона: смотреть фильм местами неприятно, а моментами - и таких немало - просто скучновато... Ну да, жизнь такая - однако ж кино все-таки должно держать напряжение, и в этом смысле Виктору Суслину далеко до Кена Лоуча или братьев Дарденн... С другой стороны - в аналогичном формате и на сходной теме, вообще на "социалке" сегодня в русскоязычном кино мало кто решается работать - ни смысла нет, ни желания, ни предпосылок, ни перспектив, режиссеры предпочитают либо халтуру, на которой можно подняться (и "поднять"), либо эксперимент (удовлетворяющий хорошо если кого-нибудь из фестивальных отборщиков, а не только "друзей и знакомых кролика). Так что в отличие от более умелых западных аналогов (по мне так яйца выеденного не стоит вся эта фестивальная социалка Лоуча-Дарденнов и т.п.), "Седьмой пробег...", при всех оговорках и как минимум в местном масштабе - явление редкостное и внимания заслуживающее.

Героя Александра Карнаушкина зовут Михаил, ему 59 лет. Возраст Михаила - деталь знаковая во многих отношениях, кроме прочего еще и потому, что до недавнего времени он считался предпенсионным, а теперь уже нет, и трудности, с которыми Михаил столкнулся, это обстоятельство многократно усиливает. Михаил 30 лет, то есть ровно полжизни, проработал на предприятии, последние годы сторожем. Но вышел досадный казус - знакомая, увольняясь, отдала ему ключи от склада, и по договоренности с ней он оттуда унес вроде бы никому не нужные металлические штуковины, за что был обвинен в воровстве и хорошо не отправился в тюрьму, а просто остался без работы, и заодно без жилья, поскольку обитал в мастерской, отдав квартиру дочери, которая к тому же беременна, рожает и деду не на что купить коляску внуку, а в своих затруднениях он признаваться опасается. Круги ада, из которых для героя нет выхода, описаны без гиперболизации, без акцентирования каких-то экзотических или трагических деталей, без натурализма, без избыточного символизма (разве что засаленные иконки в разрушенном деревенском доме, очевидно, родительском, слегка резанули дурной и слишком по сегодняшним меркам расхожей "метафоричностью") - что и делает фильм непростым для восприятия (ну я бы откровенно сказал - нудным), но и приподнимает его над общей массой популистской, дешевой кинопродукции.

И еще Михаил художник - но вот тут для меня возникает ключевой вопрос: до какой степени всерьез к его "живописи" относятся авторы картины? Положа руку на сердце, живопись Михаила - дилетантская мазня, не годная даже для торговли в подземном переходе: цветочки, пейзажи, столь же кичевые ню, собачьи мордочки умильные... Но сам себя Михаил, безусловно, видит творцом, и "творчеством" буквально горит. Все это совершенно не дает, казалось бы, повода отказывать герою в сочувствии, наблюдая за его мытарствами - как он безуспешно пытается найти работу, или снова охранником, или преподавателем рисования, дизайнером: ни как художник, ни как охранник он в свои 59 лет никому не нужен, нигде не принят. Последнее его достояние - старая раздолбанная машина - и то есть риск потерять, приходится расстаться со всем "творческим наследием", которое Михаил таскал с собой в двух клетчатых сумках. Тем не менее, на мой взгляд, это принципиально разные точки зрения и на характер, и на проблему в целом: одно дело, если видеть в Михаиле художника, невостребованного, но верного призванию; другое, если живопись его пускай и дрянь, а природное стремление к "прекрасному" принимает убогие, нелепые формы - но это все равно не отменяет, а парадоксально лишь подчеркивает социальную и вслед за тем экзистенциальную катастрофу, переживаемую героем, как случай абсолютно типичный. Второй вариант, на мой взгляд, интереснее, но режиссер от формулировки своей позиции внутри фильма, похоже, сознательно уклоняется - тоже, в общем, позиция.

(comment on this)

8:02p - "Элефант" реж. ("Окно в Европу")
Пожелавший остаться неизвестным, сняв имя с титров, режиссер оказался Алексеем Красовским, и он же автором сценария - что для многих сюрпризом не стало, а не зная заранее, мудрено подумать на Красовского: еще после "Коллектора", а подавно после "Праздника" его имя ассоциируется с независимым кинопроизводством, с может быть отчасти косноязычным, но честным разговором на болезненные темы. В "Элефанте" близко такого нет - может быть он по "честности" отношения режиссера к материалу и не уступит "Празднику", а по мастерству однозначно превосходит не то что "Праздник", но и "Коллектора", да только авторская интонация в итоговой продюсерской версии едва прощупывается сквозь "доброту" жанрового, что называется, народного кино.

При том что герой "Элефанта" - человек непростой: Валентин Аркадьевич Шубин прославился когда-то серией детских книжек про циркового слона Мишку, попадающего в лес и обретающего там новых друзей. Книжка, судя по всему, милая и веселая, а вот сам Валентин Аркадьевич - мужик смурной, вредный. Он давно в разводе, был плохим отцом дочери, внучку Матильду, Мотю, почти не видел. Пока ему не понадобилась операция по пересадке сердца. Ее профинансировал крупный французский бизнесмен, чьи дети тоже, оказывается, Мишку обожают, с тем, чтоб Шубин досочинял новых историй про своих героев. Сердце Валентину Аркадьевичу пересадили, меценат даже направил к нему сиделку Тосю, которая фактически стала заодно его литсекретарем на общественных началах, бывшая жена после небольшого шантажа (ее книга написана Шубиным, он же устроил ее преподавательницей в литературный институт по блату) подогнала ему "негров" из числа студентов - а работа не идет. Кроме того, по любому поводу доселе непрошибаемый Шубин теперь пускает слезу: грешит на новое сердце, от него мол, слишком нежного, вся беда.

Напрасно доктор объясняет писателю, что сердце со слезными протоками не связано - Шубин сперва узнает от француза, будто ему пересадили орган 37-летней женщины, но потому выясняет у следователя, что на самом деле сердце досталось от застреленного при задержании серийного убийцы. Казалось бы, какая разница - ан нет... Тем более, что со следователем Шубин познакомился при любопытных обстоятельствах, став свидетелем и чуть ли не безвинным соучастником ограбления банка, но не подчинившись требованиям гангстера-дилетанта, а потом не пожелав против него свидетельствовать, вдобавок своего адвоката убедивши взять незадачливого грабителя, отца-одиночку, под защиту и добиться для него условного приговора. Следователь и сам не лишен чувствительности - на досуге мишет 1000-страничные детективные романы, просит у мэтра советов, а в отместку за равнодушие к своему творчеству отправляет Шубина в камеру к уголовникам, где, впрочем, Валентин Аркадьевич тоже находит почитателей, обыгрывая сокамерников в им же придуманную карточную игру.

От сердечности, милоты, всеобщего добродушия "Элефанта" даже без оглядки на репутацию неназванного режиссура чем ближе к финалу, тем больше делается не по себе. При том что исполнитель главной роли и сопродюсер (наряду с Сергеем Сельяновым) Алексей Гуськов на редкость точен и сдержан, хорош в ансамблях с достойными партнерами Яном Цапником (адвокат), Полиной Агуреевой (сиделка Тося), Евгенией Дмитриевой (бывшая жена) и остальными. Но развитие сюжета, поначалу отсылающее как будто к антиутопиям Булгакова, Беляева, выруливает в стандартное, проторенное мелодраматическое русло, по пути мельчая, иссякая, под конец с явными пропусками (либо непродуманностью) каких-то связующих сюжетных узлов.

На пресс-конференции сопродюсеры Алексей Гуськов и Сергей Сельянов продемонстрировали исключенные из окончательной версии картины эпизоды, убеждающие в их никчемности и художественной несостоятельности. Алексей Красовский со своей стороны настаивает, что продюсеры лукавят и не все вырезанные фрагменты показывают, а утаивают ключевые моменты, будто бы способные перевернуть представление, складывающееся из готовой сборки фильма. Зрителю же достается то, что он видит - к сожалению, ничего выдающегося.

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com