?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Wednesday, July 31st, 2019
4:12p - "Талант" реж. Владимир Довгань, 1977
С детства мне запомнилась вторая серия этого четырехсерийного телефильма - про моторную мельницу, с которой у главного героя вышла незадача; а после этого фильм не пересматривал, но сейчас попал случайно на повтор по ТВ и посмотрел с интересом от начала до конца. Прозу Александра Бека, для своего времени знаковую и даже по тогдашним меркам "смелую", "спорную", сегодня вряд ли читают - но его имя не забыто, присутствует в культуре опосредованно: к примеру, пьесу по мотивам (правда, уходя далеко от первоисточника) Волоколамского шоссе написал когда-то аж Хайнер Мюллер, и сравнительно недавно ее со своими студентами ставила (уходя еще дальше уже от Мюллера) Марина Брусникина:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3094847.html

А "Талант", насколько я понимаю, и при жизни главным произведением писателя (в отличие от того же "Волоколамского шоссе" или от "Нового назначения") не считался. Тем не менее даже сегодня фильм не так уж плохо смотрится. Прежде всего, как мне показалось, за счет неожиданного жанрового смещения: авторы сценария, Дунский и Фрид, пафосную историю советского авиаконструктора, создателя моторов для самолетов, начинавшего еще до революции, прошедшего огонь гражданской войны и искушения НЭПа, переписали почти как музкомедию авантюрно-водевильного пошиба - без песен и танцев, но ближе чуть ли не "12 стульям" каким-нибудь. Не в последнюю очередь такому ощущению способствует один из сквозных персонажей картины, сыгранный Владимиром Сошальским - шарлатан и аферист Подрайский (мне он напомнил, как и в целом это характерологическое противопоставление горячного, несобранного, но честного и увлеченного, исключительно одаренного специалиста Бережкова - выскочке, ничтожеству и приспособленцу Подрайскому, "Русский лес" Леонида Леонова с парой антиподов, но и неразлучных десятилетиями "спутников" Вихровым-Грацианским), не столько, впрочем, зловещий, сколько комичный, и при любых порядках непотопляемый.

Впервые главный герой, изобретатель Бережков (Александр Парра) сталкивается с Подрайским еще в 1916-м году - тот приглашает молодого инженера под своим чутким руководством работать на имперскую военную министерию; далее Бережков встречает Подрайского, придя в Реввоенсовет; в 1920-е Подрайский - жуликоватый нэпман, обманывающий бедолагу с мельницей и завладевающий его патентом; а в 1930-е - главный инженер крупного авиазавода и, наконец, снабженец (нехилая карьера!). Причем если из пролога ясно, что главный герой достиг буквально и метафорически высот со своими авиадвигателями, то о дальнейшей судьбе Подрайского красноречиво умалчивается - он не изобличается, не изгоняется с позором, надо полагать, что и позднее, в 1940-е, в 50-е ему нашлось место, подрайские всегда при делах.

Но и коллеги героя, более рассудительный Ладошников (персонаж Александра Пороховщикова, чей роман с сестрой Машей (Галина Киндинова) не закончился свадьбой, Ладошников уехал в Ленинград и там женился, но к другу каждый раз спешил на выручку, а помощь ему нужна была то и дело), и несколько невнятный, но все же более ответственный и политграмотный Ганьшин (Владимир Конкин, уже сыгравший ранее свою самую звездную роль - Шарапова, а здесь ее будто "доигрывающий"...), и старшее поколение - легендарный профессор Жуковский, первый руководитель института Берест (Игорь Владимиров) - не монументальные и вместе с тем не глубокие, а будто слегка шаржированные: Жуковский, к примеру - типичный "старый интеллигент"; Берест - ответственный, умеющий забывать личные обиды мэтр и т.д.

Помимо самоотреченной сестры героя женским образам в фильме уделено немного места - первым делом, как говорится, самолеты... И все же герой, встретив повзрослевшую Валю, которую впервые увидел пионеркой-коммунаркой у Жуковского на квартире (дети приходили к профессору с просьбой лекцию прочесть, а получили двойную порцию сахара), увлекается ею, но будучи в тот момент нэпманом, быстро ее разочаровывает, и лишь позднее, не без труда и не без поддержки друзей избежав тюрьмы, перековавшись в сознательного советского инженера (ну только что не человеческих душ...) он сумеет вернуть ее расположение, жениться, смутив неожиданностью бракосочетания засидевшуюся в девках сестру. В противоположность этим правильным женщинам имеется эпизодическая неправильная, плохая - сообщница афер Подрайского, полуворовка-полупроститутка Ляля, тоже фигура амплуа сугубо водевильного (к эпизодам 30-х годов у Подрайского уже какая-то другая баба с не менее водевильной кличкой, а Ляли след простыл).

Последняя серия, посвященная 1930-м годам, впрочем, неизбежно кренится в официоз, первая, дореволюционная, тоже скомкана в угоду общепринятой идеологии (ныне генеральная линия развернулась перпендикулярно к прежней, а пафос по-прежнему актуален: талант, дескать - это немало, конечно, однако его выходу следует придать "единственно верное" направление - сообразно с благом общества, и направление это талантам надо указывать, чтоб не заблудились, значит), а вот запомнившаяся мне по первому детскому впечатлению вторая, нэпманская серия, даже выдернутая из общей сюжетной канвы, весьма точно на своем уровне передает дух советских 1920-х, о которых я теперь знаю гораздо больше, чем когда смотрел "Талант" впервые.

(comment on this)

4:13p - "Соблазн" реж. Жюстин Трие
Зарекался французские фильмы в прокате смотреть, как будто по ТВ этого мусора мало, на Первом у Эрнста просто конвейер, и то лень включать. А тут купился на участие Гаспара Ульеля и, в меньше степени, Адель Экзаркопулос, но последняя опять звезд с неба не хватает, Ульель же появляется впервые через полчаса примерно после начала, роль невнятная, и выглядит неважно, какой-то осунувшийся, высохший... Главную же героиню играет Виржини Эфира - актриса сомнительной (на мой личный вкус) внешней привлекательности и столь же неочевидного дарования, впрочем, о таланте по таким фильмам затруднительно судить.

Сибил - популярный психолог, в очередной раз проходящая курс групповой антиалкогольной терапии и не первый год переживающая разрыв с бывшим любовником, красавчиком Габриэлем (Нильс Шнайдер вроде смазлив, но почему-то отталкивает, может как раз своим приторным типажом...), от которого имеет дочь. После расставания с Габриэлем героиня, в прошлом еще и писательница, потеряла охоту сочинять, но излечиваясь от травмы, вновь обрела вдохновение спустя десять лет и приступила к следующему роману, отказавшись от почти всех пациентов. Однако неожиданно взяла себе новую - актриса Марго (это вот Экзаркопулос) уж очень нуждалась в помощи, забеременев от партнера по съемкам Игора (а это как раз Ульель), сожительствующего с режиссершей картины Микой (Сандра Хюллер). Марго терзается, делать ли аборт, и терзает этим вопросом Сибил - а та, вот уж настоящая Сивилла, надвое говорит, в результате от ребенка Марго все-таки избавляется, но не от терзаний, поэтому Сибилла вынуждена приехать к подопечной на съемки, которые происходят по замыслу режиссерши прямо на действующем вулкане.

Примитивный символизм вроде вулкана - еще куда ни шло, но петляющая, наводящая тень на плетень композиция, где реальность отражается в книге Сибилл и в фильме Мике одновременно, а полудействительные-полувымышленные события романа и картины переплетаются с воспоминаниями, и субъективное видение событий, к примеру, Марго, переданные ею в беседах Сибилле, для той становится объективным. Мика в свою очередь тоже психует, бросается с борта яхты в воду, и Сибилле на отдельном эпизоде приходится взять на себя функцию... постановщика любовной сцены Игора и Марго - а с Игором она уже и сама переспать успела!

До кучи в музыкальном оформлении итальянская (а фильм Мики снимается на итальянском!) эстрадная песенка, проходящая лейтмотивом и повторяющаяся дважды (сперва на съемках, где Сибилле приходится ее исполнять для антуража, затем на вечеринке после премьеры, когда "развязавшая" Сибилла, напившись шампанского, лезет на сцену) перемежается с "Реквиемом" Моцарта и "Временами года" Вивальди, инструментованными для соло гитары и фортепиано соответственно. Все конструктивные навороты, и что обидно, это ведь сразу понятно, шиты белыми нитками, лишь прикрывают отсутствие сколько-нибудь значительного и оригинального содержания - кроме бабских соплей в "Соблазне" ничего нет, но вместо простодушной мелодрамы для чего-то закручена псевдоинтеллектуальная, якобы сложносочиненная (лет тридцать назад я б наверняка купился на подобные выкрутасы...), на деле туповатая, вторичная лабуда с книжно-киношными отражениями настоящего и прошлого. А вот пересматривал я на днях "Синекдоху" Чарли Кауфмана и который раз поразился, насколько это в сущности (как все гениальное) простая, прозрачная история!

(comment on this)

4:15p - "Офелия" реж. Клэр МакКарти
Коварные вездесущие происки мирового сексизма, наложив отпечаток на большинство хрестоматийных сюжетов человеческой культуры, оставили в сознании передовой общественности Офелию простодушной девицей, свихнувшейся на почве несчастной любви и случайно утопшей - но фильм женщины-режиссерки по мотивам некоего (вероятно, популярного, бестселлера!) дамского романа спустя века наконец-то раскрывает людям глаза на правду.

Офелия, дочь Полония, простого, доброго и по своему мудрого (!), но слишком старомодного, полагающегося в силу привычки на покровительство стоящих выше по социальной лестнице (помимо гендерного угнетения картиной изобличается также классовое неравенство), росла дичком, пока не оказалась в числе фрейлин королевы Гертруды (Наоми Уоттс), получила воспитание, образование (единственная среди окружающих девушек стала грамотной), и наслаждаясь шутками Йорика, в числе прочих насельников эльсинорского двора, китайцев, негров, индусов (наряду с сексизмом заодно и расизму дан бой) встретила маленького Гамлета. Потом Гамлет уехал в Виттенбергский университет, а вернулся уже юношей, тупорылым на вид (по сравнению с персонажем Дэвида МакКея даже голубоглазый молодой Мел Гибсон из экранизации Франко Дзеффирелли сойдет за эталон интеллектуала... причем МакКей ведь талантливый и довольно симпатичный, просто здесь он выступает в амплуа чурбана, кем же еще может оказаться белый гетеросексуальный парень? кстати, мне КакКей запомнился по фильму "Прайд" и образу гея, пришедшего от забитости к активизму), но изнутри все-таки отчасти чувствительным, уязвимым. Снова в университет Гамлет уезжает влюбленным и любимым расцветшей Офелией (взрослую героиню играет Дэйзи Ридли), а возвращается взбешенным - опоздав на похороны отца, но поспев на свадьбу матери с Клавдием (скорее жалко, чем весело глядеть на кривляющегося в парике, изображающего злодейские гримасы Клайва Оуэна... - забавно, что десятью годами ранее Оуэн и МакКей, теперешние Клавдий и Гамлет сыграли отца и сына в фильме Скота Хикса "Мальчики возвращаются"!).

Примерно до середины измышления авторов, их попытки связать концы с концами, вписать собственные убогие фантазии, иллюстрирующие нынешние расхожие идеологические штампы, в исходную фабулу, да еще через диалоги, местами сформулированные корявым псевдошекспировским, псевдостаринным, псевдопоэтическим слогом, сбивчивым александрийским стихом - сколько-нибудь увлекательны, ну или по крайней мере забавны, хотя иронии здесь не предполагается, ни толики юмора, никаких постмодернистских подтекстов, если не считать, что образованная Офелия читает своей госпоже-королеве Гертруде на ночь Чосера, а сельский священник венчает Офелию и Гамлета под Песнь Песней Соломоновых. Да-да, Гамлет женился на Офелии - что, увы, не обернулось голливудским хэппи-эндом, а оказалось всего-то поворотным, даже не ключевым, сюжета, невольно сводящего трагедию к сказочке, моментами напоминающей историю Белоснежки.

Еще до смерти Гамлета-старшего по просьбе королевы Офелия ходила в лес, где в переоборудованной под химическую лабораторию скальной пещере жила "ведьма", разумеется, не колдунья, но женщина знающая толк в снадобьях и, среди прочего, ядах. Гертруда посылала Офелию за средствами, способствующими сохранению молодости, но не была единственной клиенткой "ведьмы", ее познания пользовал и Клавдий. Когда-то Клавдий совратил девушку и, беременную, объявил ее пособницей дьявола, а та, чтоб избежать костра, с помощью несмертельного, обманного яда притворилась мертвой - но, будучи, с одной стороны, сестрой Гертруды, а с другой, сохраняя привязанность к Клавдию даже после его на Гертруды женитьбе (вот так все запущено...) не отказала ему в услугах и способствовала отравлению короля. Все это постепенно и скоро вызнала Офелия и своевременно проинформировала Гамлета, обходясь без призрака и прочей липовой мистики (впридачу к сексизму, расизму, классовому неравенству, картина непримирима к клерикализму, ханжеству и мракобесию).

К сожалению, будучи мужчиной, Гамлет от природы не способен вести себя пристойно, разумно, дальновидно - не помогает и присутствие рядом Горацио, тоже мужчины, но хотя бы чернокожего и потому более развитого. Раньше они вместе с Гамлетом они изучали анатомию, вскрывая краденые с погостов трупы - но чем дальше, тем сильнее множатся трупы под рукой: мало было Клавдию бедного Йорика (убитого, разумеется, по его приказу, за чересчур прогрессивные шутки), а затем и родного брата (не полностью безвинного перед женой и другими женщинами - как мужчина тот интересовался в первую очередь государством и войной, от его равнодушия чувствительная Гертруда и предалась обману Клавдия...), после "сцены мышеловки", разыгранной, по счастью, в формате теневой пантомимы - очень похоже на спектакли компании "Pilobolus", а может это они и есть, приглашенные в фильм изобразить странствующих комедиантов - узурпатор отправляет на виселицу актеров, ту же судьбу готовит и для Офелии (которую еще девушкой пытался совратить вслед за многочисленными прежними жертвами домашнего насилия), а Гамлета, посланного якобы в Англию, приказывает убить, бросить за борт, Розенкранцу с Гильденстерном (которые в лучшем случае мелькают бессловесно среди массовки, будто отдуваясь за то, что Стоппард в своей пьесе ранее сделал их заглавными героями): кто ни умрет - он всех убийца тайный король всему виновник.

Понятно, что Гамлет не тонет, как и Офелия - он вернется ко двору, а она, симулировав сумасшествие и сымитировав (с помощью ведьминских капель) самоубийство, придет к нему в мужском обличье (до чего приходится унижаться несчастным женщинам в мужском мире!) под видом Озрика и предложит бежать, но Гамлет предпочтет остаться мстить за отца (нельзя требовать много от мужчины, пускай и любящего), не тучный и не одышливый, он все-таки попадет под намазанный отравой меч Лаэрта и... умрет от яда в крови. А отравленную сталь по назначенью отправит... собственноручно Гертруда - лихо пронзит сидящего на троне второго мужа (прямо вместе с троном и пронзит Клавдия насквозь, сильная женщина! от мужчин-то справедливости не дождешься...), после чего добровольно, сознательно выпьет яд из склянки, успевая наблюдать, как в замок врываются норвежцы, ведомые знахаркой-сестрой из леса.

В прологе героиня предстает утопленницей с полотна одного прерафаэлита (недостойного как мужчина упоминания по имени), но то лишь иллюзия, тактический ход. До финальной заварухи выбравшись из Эльсинора, как и советовал ей когда-то жених, Офелия удаляется в монастырь, где на руках у чернокожей братии благополучно разрешается от бремени девочкой. Тем временем передовой отряд Фортинбраса в Эльсиноре насилуют без разбора женщин, в том числе и тех недоброжелательниц, что мешали жить Офелии, а мужчин побивают, не делая исключения и для чистосердечного Горацио. Учитывая, что именно Горацио было доверено поведать о трагедии Гамлета миру, а сообразно представленной версии выходит, что эту миссию взяли на себя Офелия с дочкой, и выдали собственную, единственно истинную женскую версию, совершенно нельзя понять, отчего же тогда в веках сохранилась лживая мужская - но, вероятно, создатели подобных опусов настолько далеко вперед не смотрят, сосредоточившись на обслуживании актуальных, сиюминутных тенденций, примерно как в советском кино 1920-30-х годов переписывались с марксистской точки зрения, подгонялись под неизбежность победы революции любые классические сюжеты, в обход их внутренней логики, эстетической целесообразности и здравого смысла.

Вообще вариаций на темы "Гамлета" немало, до "Розенкранца и Гильденстерна..." Стоппарда никому не дотянуться, но в 90-е, помнится, очень ходовым товаром на подмостках были пьесы "Убийство Гонзаго" и "Фортинбрас спился". Однако ж "Офелия" - иного рода случай, не без коммерческой, надо думать, подоплеки и местами не без интеллектуальных потуг (при использовании отдельных реплик первоисточника в них стараются вложить смысл, соответствующий модернизированному сюжету - так "бред" Офелии о цветах здесь служит своеобразным шифром, секретным посланием, адресованным собравшимся за столом Клавдия королеве, Горацио, Лаэрту...), но в первую очередь рассчитанный на пропагандистский, если угодно, "воспитательный" эффект, естественно, в конвейерном потоке аналогичной продукции. Наверное, предполагается, что посмотрев некоторое количество спектаклей и фильмов, где в условно-историческом, но все же с оглядкой на архитектурные памятники, на костюмы былых веков, антураже преодолеваются расовые, классовые, гендерные и какие угодно "стереотипы", целевая массовая аудитория и в собственном сознании их преодолеет. Всяко может быть, допустим, но подозреваю, что скорее выйдет то же, что с похожими советскими опытами: лучшие, самые остроумные из образчиков, специалисты позднее станут рассматривать в ретроспективном контексте по разряду курьеза, остальное, вроде нынешней "Офелии", спишут в утиль и забудут.

(comment on this)

4:20p - мясо органики: "Дюма" И.Охлобыстина в "Современнике", реж. Михаил Ефремов
А вот актеров в ментовку прямо из театра с репетиции все-таки давно не увозили... Перед спектаклем вышел на авансцену Михаил Ефремов и сообщил, что Дмитрия Смолева, играющего Д'Артаньяна (там по сюжету он не Д'артаньян, а артист-дилетант, но неважно), «загребли мусора». Я был готов к объявлению об отмене (и один раз со мной такое уже в "Современнике" случалось на "Горе от ума"... тот показ сорвался в силу иных, не столь зловещих и куда более привычных для театральной среды факторов), но спектакль прошел, на роли два состава, Смолева заменил Евгений Павлов, хотя его очередь была накануне. Позднее вечером, когда телевизор докладывал о триумфальных гастролях Большого театра в Лондоне и успехе "Русских сезонов" в Германии, узнал подробности дела, способные удивить даже меня, а я стараюсь ничему не удивляться. Оказывается, Смолев выложил в интернет ролик с собственным участием, где он снят в ментовской форме. Нашлось и злополучное видео - довольно невинная, беззлобная сатира, стилистически аккуратный костюмный скетч, где пародийно вывернута наизнанку ситуация, когда мент докапывается до прохожего. За этот вот ролик артиста разыскивали неделю, выясняли личность, проводили опознания. Выяснили, опознали, приехали в театр и с репетиции перед спектаклем увезли.

Все это, как ни ужасно, ни противно и отчасти ни смешно, гораздо интереснее того, что можно вынести из увиденного спектакля по пьесе отца Иоанна Охлобыстина, если уместно так сказать (Иоанн, отец, пьеса...). И при всем сочувствии Смолеву мне-то как раз важно было увидеть в спектакле Павлова - мой любимый артист "Современника" главными ролями не избалован, а если играет что-нибудь значительнее коровьей задницы (есть в его творческом багаже и такой образ... из спектакля тоже, кстати, Михаила Ефремова по Андрею Платонову), то совершенно недостойное своего уровня, вроде гея-трансвестита из чудовищного "Амстердама". Нет, есть и другое, прежде всего великолепный Петрушка из "Горя от ума", который в постановке Туминаса фактически становится главным, ключевым персонажем спектакля - но то премьера 12-летней давности, а "Дюма" выпустили уходящим сезоном. Другое дело, что и в "Дюма" Евгению Павлову особо играть нечего (задним числом думается, Смолев по фактуре и по темпераменту сюда приходится органичнее, нежели хрупкий, утонченно-эксцентричный Павлов): его персонаж - бизнесмен, регионального уровня "аптечный король", оплативший себе возможность выйти на провинциальную сцену в спектакле 30-летней свежести по "Трем мушкетерам", который смотрел с отцом еще ребенком, а теперь к своим сорока годам решил и поучаствовать в нем, благо возможности позволяют, директор только рад, а губернатор обещался прийти посмотреть.

Как ни удивительно (и опять же - как ни противно, как ни смешно) завязка "Дюма" не столь уж надуманная, и далеко даже по Москве от "Современника" не надо отходить за примером, если вспомнить, что пару лет назад в "Табакерке" за сравнительно скромный финансовый вклад (ну что и сколько кому досталось на самом деле - неизвестно, разумеется...) спектакль по "Вассе Железновой" Горького специально поставили, чтоб в нем главную роль могла сыграть не какая-нибудь даже сравнительно благопристойная богачка, но жена беглого, объявленного в розыск украинского банд-олигарха, и при этом, само собой, ни разу не актриса:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3534409.html

Что уж говорить о гордрамтеатрах, где спектакли про мушкетеров и впрямь могут играться по тридцать лет кряду, а их герои превращаться из бравых ребят в облезлых, спившихся халтурщиков... Другое дело, что Охлобыстин - такой же "драматург", и его "Дюма" - такая же "пьеса", как ее главный герой - "актер": одно название, то есть... По сюжету Атоса, Портоса и Арамиса, как они сами давно уже по привычке себя называют и за кулисами, не только на сцене, вызывают на спектакль заранее, чтобы "ввести" нового Д'Артаньяна. Но вместо "сверьхзадачи" дебютанту предлагают стакан - то, что в стакане, бизнесмен, правда, употребить отказывается и просит своих ребят доставить из машины виски, ну а профессионалам-то без разницы, виски так виски. Под виски каждый из персонажей читает - тоже пародийно, карикатурно - свой "заветный монолог": Констанция (Полина Пахомова) - Заречную, Атос (Александр Хованский) - Ричарда, Портос (Олег Феоктистов) - Сирано, Арамис (Сергей Гирин) - Лирова шута... Попутно выясняется, что Портос - алкаш-"белоленточник", Арамис же - воцерковленный православный и многодетный отец, при этом когда-то знойная Миледи (Мария Аниканова), жена Атоса изменила с Арамисом, жена которого не в последнюю очередь из-за нервного стресса тяжело заболела и умерла. И теперь Миледи желает, чтоб Атос покинул привычную труппу, перешел в областной театр, где ему гарантирована роль-мечта, Ричард Третий, в противном случае угрожает через губернатора спектакль с репертуара снять, тогда все "мушкетеры" останутся без работы. В ответ у "мушкетеров" вызревает план Миледи отравить настоем "адамова яблока", и к заговору они подключают "ветеранов сцены" - короля-маразматика Савла Никодимовича (Виктор Тульчинский) и неувядающую королеву Клавдию Петровну (Таисия Михолап), в молодости еще будто бы друживших со Светланой Сталиной-Аллилуевой.

В очередной раз сталкиваясь с творениями Охлобыстина, невольно думаешь, что вслед за офицером русский наркоман тоже бывшим не бывает... Конкретно по поводу пьесы "Дюма", кроме прочего, хочешь-не хочешь а вспомнишь "Мушкетеров" Богомолова - допустим, и материал, и отдельные "фишки" лежат слишком уж на поверхности, чтоб кого-то подозревать в заимствованиях (вплоть до того, что в "Дюма" героя Павлова/Смолева тоже зовут Дмитрий Артаньян), тем более у Богомолова оригинальная, сложносочиненная "психоаналитическая" грандиозная сага, а Охлобыстин приДЮМАл, неспособный на большее в принципе, дешевенький и по меркам райклуба "капустник"-водевиль с репризами пошиба "мясо органики - высший уровень реализма", раздутый до формата двухактного репертуарного спектакля. Местами, положим, гон и бред автора в сочетании с отвязностью исполнения дает задуманный эффект - становится, при всей неловкости положения, смешно (скорее от безысходности). Ради красного словца не жалеют и святого отца: верующий лицедей и запойно-агрессивный алкаш в завязке, персонаж Сергея Гирина, такой же корявый, как и его идейный антагонист в исполнении Олега Феоктистова, оба стоят друг друга - впрочем, всерьез о столкновении идей, равно и характеров, по отношению к опусу Охлобыстина странно. Вот когда создатели спектакля стараются - а они все же стараются... - подняться над дешевыми приколами через сентиментальность к обобщениям философическим - тут уж не до смеха, тут всех святых выноси.

Сценография Евгения Митты живописует разоренный уездный театрик, опять же через гиперболизацию, через гротеск: рваный запачканный занавес, отсутствующие части потолка, мозаика с Гагариным на стене, гримерные столики (отчасти символично, отчасти для удобства зрителей зеркала из рам вынуты и артисты, как в зеркало, смотрят в зал), вращающаяся на поворотном круге лестница с перилами, типичными для учреждений советских 1970-х... Исполнители, постепенно переодеваясь, к финалу уже полностью экипированные в театральные костюмы (под занавес к основным персонажам добавляется небольшая "мушкетерская" и "гвардейская" массовка, фехтующая на шпагах), не забывая комиковать, излагают свои "стратегии", сюжет - чистая условность, переплетения житейских реалий, театральных и фабулы романа Дюма сколь очевидны, столь уродливы, а герои ходульны (впридачу к остальным - профсоюзный активист Евлогий, заменяющий по необходимости то одного, то другого товарища, на момент действия выступающий за кардинала; смурной директор; и наконец собственной персоной Дюма-отец - артист Кирилл Мажаров в черном трико и нахлобученном кудлатом парике). Но никто не заморачивается соображениями внутренней логики, стройности композиции, вкуса, чувства меры - не Стоппард же, да что там Стоппард, и даже по меркам подмостков "Современника", через которые за обозначенные тридцать лет конвейером прошли сочинения Галина и Коляды, охлобыстинская графомания может показаться чем-то совершенно вопиющим, чего уж мелочиться... Вместе с тем - нескладуха в сочетании с дуракавалянием несмертельна, пока в нее не стремятся упаковать "идеи", над "мясом органики" воспарить открытым пафосом к горним высям красоты, добра и правды... - но и это не вина режиссера, а дюма.

Между тем Дмитрий Смолев за свой скетчевый ролик так и просидел ночь в участке... Высший уровень реализма.

(3 comments |comment on this)

10:25p - как вам это понравится: "Половое воспитание", 1 сезон, 2019
Получив временный доступ к сериальной медиатеке и начитавшись в интернете благожелательных, а то и восторженных отзывов о "Половом воспитании", представлял себе что-то вроде продолжения на новом этапе (все же десять с лишком лет прошло, а жизнь не стоит на месте) "Молокососов", первые два сезона которых меня если и не привели в ожидаемую эйфорию, то зацепили до известной степени, правда, дальше, со сменой основных персонажей, я их смотреть не стал, как раз потому, что "привязался" (можно сказать) к "молокососам" начального призыва:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3957569.html

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3968114.html

"Половое воспитание" досмотрел до конца (то есть целиком первый сезон, второго пока и нет, запланирован на будущий год), но совсем не с теми чувствами, что "Молокососов", и дело даже не в том, что этот сериал хуже или его персонажи-старшеклассники менее привлекательны, хотя оба фактора, на мой взгляд, тоже действуют. В "Половом воспитании" намечены очень сходные с "Молокососами" характерологические расклады и сюжетные схемы, но то, что десятью годами ранее выглядело передовым (и даже сейчас задним числом выглядит), в хорошем смысле провокативным, но не выходящим за грани разумного и к тому же было приправлено изрядной дозой иронией (чего стоит одна только серия про экскурсию английских школьников в мордовскую глухомань!), сегодня превратилось в безвкусный набор тупых клише, и разве что отдельными моментами благодаря способностям некоторых артистов и рудиментам фантазии сценаристов, пробивающимся сквозь идеологический "саркофаг", что-то живое в "Половом воспитании" все-таки обнаруживается - к сожалению, таких моментов на восемь серий не очень-то много.

В "Половом воспитании", как и в "Молокососах", через все серии контрастной парой сквозных персонажей проходят два друга детства, противоположные по характеру, но связанные многолетними приятельскими отношениями, которые постоянно подвергаются испытанию на прочность. Но что примечательно - если в "Молокососах" это были два белых и гетеросексуальных мальчика (хотя и с оговорками, что касается второго пункта - в цивилизованном мире подростковая любознательность не нуждается в ограничениях со стороны, тем более сверху), то в "Половом воспитании" второй из персонажей центрального дуэта - чернокожий гей; правда (ну вот казалось бы - идти в этом направлении, так до конца... а фигушки!) первый все равно и белый, и гетеросексуальный, но... к своим 16-ти годам не просто девственник, а патологически неспособный даже до собственного пениса рукой дотронуться юноша, и его нереализованное либидо находит выход в лучшем случае посредством поллюций, парня тоже пугающих. Постепенно и довольно быстро разъясняется, чем Отис (Эйса Баттерфилд) так безнадежно фрустрирован: его мать - сексолог, но, что и требовалось доказать, с несложившейся собственной личной жизнью, после ухода мужа пробавляющаяся случайными связями, а каждый новый мужчина путает дверь спальни Отиса с уборной, конечно тут уж не до интима, хотя бы и с самим собой. Зато Отис благодаря маме подкован теоретически, и с новой подружкой Мэйв, имеющей репутацию оторвы, хулиганки, шлюхи, по ее, разумеется, инициативе открывает своего рода подпольный бизнес, консультируя однокашников за умеренную мзду насчет их сексуальных проблем.

У Мэйв своя сюжетная линия, хороший чернокожий парень Джексон, спортсмен-пловец с задатками чемпиона, здоровый, воспитанный, староста школы, сын лесбийской пары (и не приемыш, а кровный, родной как минимум для одной из мам), за Мэйв ухаживает, но та не считает себя достойной такого счастья, со своими заморочками насчет отсутствующего отца, матери-наркоманки и брата с криминальными наклонностями; а когда Отис, чувствуя, что привязывается к Мэйв все больше, еще и советы Джексону дает, как расположить Мэйв, та воспринимает поступок компаньона как предательство... Впрочем, из всех линий сериала эта, связывающая Отиса с Мэйв и Джексоном, наиболее тривиальная.

Вот с черно-голубым Эриком, лучшим другом Отиса, посложнее, хотя его образ выкроен по тем же лекалам, что юный гей Макси в "Молокососах" (но там опять же мальчик белый был...); семья набожных христиан-мигрантов не угнетает Эрика, не давит на него, а дородный отец отчасти даже сыну сочувствует, да и не считая отдельных рудиментов ксенофобии (в своей день рождения Эрик становится жертвой агрессии случайно встреченных на дороге отморозков) никто Эрику проявлять свою сущность не мешает - от чего Эрик, однако, счастливее не становится. Хотя его сложности с родителями - ничто по сравнению с тем комплексом эмоций, что испытывает к матери Отис, а еще один сквозной персонаж, хулиган Адам, сын директора школы - в отношении своего отца.

По колоритности Джин Милберн, мама Отиса, героиня Джиллиан Андерсон (и это одна из лучших работ в фильмографии актрисы, без преувеличения) превосходит всех школьников вместе взятых, по сексуальной озабоченности также, но она хотя бы ищет удовлетворения в потасканном слесаре-сантехнике, чья дочь, смазливая негритяночка, помогает Отису отвлечься от Мэйв, занятой Джексоном. Вот папа Адама, директор школы, мечтающий отправить сына в военное училище - одноцветный, почти фюрерского пошиба, злодей - словно в наказание ему Адам, с проблем которого начинается первая серия сезона (публично гордясь размерами пениса, он вынужден имитировать оргазм наедине со своей подружкой), к концу открывает свою подавленную (надо понимать, жестоким отцом-директором) гомосексуальность и дает ей выход... с Эриком, которого на протяжении предыдущих серий обижал (не за цвет кожи и не за ориентацию, а просто как слабого, это не ксенофобия, это в некоторых пределах все еще считается идеологически допустимым...). Финальная серия обрывает их наметившееся сближение - ну да, вероятно, с заделом на следующий сезон.

Итого, если разложить весь пасьянс, от расового и сексуального разнообразия зарябит в глазах: помимо открытого гомосексуала Эрика и тайного Адама в школе есть еще один гей-подросток, модник-индус, но именно от него Эрик терпим самые презрительные, снобские замечания и шуточки - вместо ожидаемой солидарности; плюс к ним среди школьниц (мамы Джексона не в счет) хватает и лесбиянок - девичьей паре Отис старается помочь, вскрывая их проблему - осознав себя лесбиянками, подружки (одна из них, стоит ли уточнять, азиатского происхождения) образовали пару, но чаемой сексуальной гармонии не достигли. Допускаю, что выборка репрезентативная и дела в современных английских школах примерно так и обстоят - я бы со своим скромным педагогическим опытом на окраине провинциального города в 1990-е не взялся судить, да мне и без разницы. По-настоящему в "Половом воспитании" меня неприятно удивило иное обстоятельство.

Очевидно, что и в названии, и в тематике проекта заложен здоровый, эстетически продуктивный элемент провокации, и коль скоро в шапку вынесен "секс", речь, надо полагать, на самом деле идет не только о сексе и не о сексе в первую очередь. Что подтверждается каждой серией - прологом задается конкретная сексуальная проблема (то парень кончить не может, то лесбиянки не поймут, как друг дружке половчее пристроиться...), а дальше все про отношения, про поиски себя и своего места в обществе, про "унутрянный", простигосподи, мир. Про социальные проблемы опять же - Мэйв, например, беременна, и не от Джексона, она идет на аборт, сопровождать ее вызывается Отис на правах компаньона по "консалтинговому" бизнесу и тайного обожателя; к тому же она малоимущая, живет в фургоне посреди таких же отщепенцев, еще и брата, исчезающего и возникающего ниоткуда бродягу-наркоторговца, кое-как терпит. Но вместо того, чтоб показать сексуальность одной из естественных сторон жизни наряду с прочими, сериал как будто сознательно ее от всех других проблем отделяет и тем, я бы стал утверждать, принижает.

В "классических" подростковых фильмах и сериалах - если речь не о кастрированных советских пионерах, очевидно - тинейджеры охвачены сексуальной лихорадкой, с одной стороны, влюбляются и ревнуют, с другой, думают как бы поскорее расстаться с девственностью. Персонажей "Полового воспитания", возникает подозрение, собственно ебля интересует очень мало - они о ней говорят, зачастую с увлечением, но доходит до дела - и все что угодно вместо вместо интима у них на первом плане внимания ("а теперь будут слайды", ага!), чем "Половое воспитание" парадоксально заставляет вспомнить вышедшую на излете перестройки в СССР убогую кинокомедию "Болотная стрит, или Средство против секса". Может проект Нетфликса и отражает реальное положение вещей точнее, чем в свое (то есть как раз когда я был ровесником персонажей сериала) кооперативная поделка Марка Айзенберга, причем универсальное - мои сверстники 40+ с детьми-подростками удивленно наблюдают: последних секс волнует отнюдь не в той степени, как нас в их возрасте, что нетрудно объяснить как бОльшим разнообразием возможностей у теперешних школьников, так и бОльшей доступностью сексуальной информации (а что доступно - то уже и не слишком притягательно...). По-моему радоваться тут особо нечему - но "Sex education" заморочки на интимной почве - нормальные, обычные для взрослеющего человеческого организма - роняет до сортирного анекдота (буквально - консультации Отис и Мэйв проводят в заброшенном отстойнике), одновременно "поднимая", вписывая их в социо-идеологический "мультикультурный" контекст. Максимально симптоматична в этом смысле побочная линия с участием девочки, повернутой на стремлении потерять девственность - она всем предлагает потрахаться, не будучи при том совсем уж уродиной, но не может найти желающих, а некоторые потенциальные дефлораторы и вовсе оказываются гомосексуалами, как, в первую очередь, Эрик, предложивший несчастной взамен практики коитуса гей-порно с риммингом - еле-еле бедняжка смогла реализовать мечту к финалу. На первый взгляд смотрится это дико (ну не более дико, чем православная "Молодая гвардия", требующая от молодых радостно подохнуть "зародину-засталина", конечно, ну да и не о ней же речь), а может изнутри и ничего, если притерпеться.

Что еще я для себя отметил в живописании страстей юного черного гей посреди британской глубинки (действие происходит в вымышленном местечке Мурдейл) - это зацикленность Эрика на фильме "Хедвиг и злосчастный дюйм". В день рождения у Эрика есть традиция отправляться в город вместе с лучшим другом Отисом, нарядившись как для транс-вечеринки, чтоб посмотреть любимый фильм на большом экране в кинотеатре. Одна из серий посвящена казусу, когда Отис и Мэйв выясняют, кто из однокашников разослал через соцсети фотографии волосатой вагины главной красавицы школы (ответ был найден, но не стоил усилий), а именинник Эрик в несколько излишне ярком даже, видимо, по продвинутым западным стандартам имидже, вынужденный отправиться до города в одиночку, без Отиса, на автобусной остановке был ограблен, и на обратном пути пешком избит гопниками. Обиженный Эрик перестал разговаривать с Отисом до следующей серии - но сколь ни печально, это дело житейское (на святой руси чтоб быть избитым гопниками даже черным геем необязательно быть... к слову), меня же заинтересовала упомянутая картина, о которой я к стыду своему, в отличие от шекспировской пьесы "Как вам это понравится", изучаемой героями на уроках отечественной словесности (тоже в тему, с аллюзиями - переодевания, недоразумения... вот ее я знаю!) никогда раньше не слыхал. И век живи, век учись - похоже, это что-то любопытное. Сконцентрировав все свои скудные технические навыки, я в интернете нашел ссылку на "Злосчастный дюйм" - но в очень плохом качестве и без перевода, а хотелось бы посмотреть и понять, чем он - подозреваю, сильнее всех серий первого сезона "Полового воспитания" - так вдохновляюще действует, если сегодняшние британские подростки в праздник якобы готовы куда-то специально ехать ради фильма, снятого до их рождения.

(comment on this)

11:25p - беда от нежного сердца: "Выше неба" реж. Оксана Карас
На пляже подмосковного санатория обнаружено тело утопленника - завязка словно из классического романа, но при всех криминально-семейно-психологическо-мелодраматических перипетиях, клубок которых в сценарии Екатерины Мавроматис замотан довольно, стоит признать, круто, новый фильм Оксаны Карас являет пример очередного "карасмента", только с "хороших мальчиков" добрейшей души и нежнейшего сердца режиссер попробовала переключиться на "дрянных девчонок", однако недалеко продвинулась, и девчонки оказались неплохими, почти ангелами, и мальчики при них ничего себе.

Спелые телки, совершеннолетние по всем (даже людоедским православным) понятиям, студентки, горожанки, отдыхающие на подмосковной турбазе, о сексе судят с наивностью тринадцатилетних девочек, так тринадцатилетние, судя хотя бы по девчачьей болтовне, от которой в общественном транспорте иногда одни органы вянут, а другие, наоборот, твердеют, нынче если уж не опытнее, то сообразительнее многократно великовозрастных курортниц, представленных в картине.

Найденный труп оказывается мертвым папой героя Филиппа Авдеева - Миша, разумеется, "хороший мальчик", а вот папа был не очень, пил и бил; потом окажется, что перед смертью отца у него с сыном вышла очередная размолвка и Михаил папу ударил, теперь считает себя виновником его преждевременной кончины, а местный сторож шантажирует его видеозаписью происшествия с камеры наблюдения, но у Миши денег нет. Однако в хорошего мальчика Мишу влюбилась почти такая же хорошая девочка Саша (Таисия Вилкова), готовая ради него на все, она и денег бы добыла, но поступила проще, подошла к сторожу с ножом - тот флэшку и отдал. Впрочем, Миша все равно отправился к ментам и чистосердечно признался в отцеубийстве - да только зря, достоверная и независимая медэкспертиза показала, что отец умер от сердца после пьянки, далеко не сразу от сыновнего тычка, и невиновного Мишу из ментовки отпустили восвояси, такой ему, тоже очень хороший, честный попался следователь. Да и сторож неплохой был, не по злобе и не из жадности шантажировал, ему деньги на лечение слепнущей мамы понадобились.

Артисты "Гоголь-центра" в кино по одному не ходят, вот и вместе с Филиппом Авдеевым их на "Выше небо" набрался небольшой десант: вдруг раскрывшийся в качестве мощного драматического актера Алексей Агранович играет Сашиного папу, режиссера-мультипликатора Геннадия Анатольевича, которого привлекает (и девушка сознательно действует) подруга дочери Рита, считающая, что ее смазливый и спортивный ухажер Артем (пока еще не столь раскрученный, как тот же Авдеев или Горчилин, но не менее одаренный и перспективный Артем Немов) ее титек не достоин, а вот зрелых лет женатый кинематографист в самый раз. Впрочем, хороший папа устоит перед искушением. Но какая-то ложка дегтя в этой бездонной бочке меда все же необходима - ее привносит мама Саши, героиня Виктории Толстогановой: когда лечащий врач девушки слегла с инфарктом и молодой кардиолог обнаружил, что пятнадцать лет мамаша обманывала дочь - Саше запрещали все, что интересует девушек, а особенно дела сердечные, потому что у нее порок сердце, а тут выяснилось, что сердце у Саши здоровое, мать просто использовала несуществующую болезнь дочери, чтоб мужа к семье привязать, ну как обман разъяснился, так Геннадий Анатольевич сразу и отправился дальше мультики снимать.

По ощущениям сценарий куда содержательнее, чем получился в итоге фильм: заложенный в подтексте бесстрастный и беспощадный взгляд на человеческую сущность, в духе Ханеке и Эстлунда, на поверхности растворен режиссером в интеллигентской "атмосфэрности" наподобие "В четверг и больше никогда" и при этом по-доброму, душевно, светло. Уж если даже местные мужики-насильники пьяные вышли безобидными, погоняли девок по лесам-по полям, но вреда не нанесли, так чего ж пенять молодежи на рОдных пап-мам... Взгляд режиссера Оксаны Карас (такова уж природа ее несомненного дарования, ну и профессией она владеет лучше многих) не фиксируется на присущих человеку от природы низких проявлениях, но непременно устремлен ввысь... Благо и Миша увлекается парапланеризмом - эх, полетели они с Сашей, воспарили над грешной землей, и падать не собираются... Но правда в том, что человеку летать охота, а его в землю закапывают: вся остальная "сердечность", по-моему, неуместна... Наверно, только параплан поможет мне.

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com