?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Tuesday, May 28th, 2019
12:09a - фотосессия мюслей: "Йун Габриэль Боркман" Г.Ибсена, Бургтеатр, Вена, реж. Саймон Стоун
К такому снегопаду сцене Театра Наций не привыкать - по интенсивности, по крайней мере, падающий с колосников в местной "Фрекен Жюли" Томаса Остермайера не уступает привозному "Йуну Габриэлю Боркману" Саймона Стоуна, хотя по площади и высоте снежного покрова венский и отчасти, в сотрудничестве, базельский спектакль все-таки, пожалуй, ставит рекорд (если не вспоминать про "Снег" - вещь так и называлась - Гордона-мл. по сочинению Гордона-ст. в допожарной ШСП... но лучше и правда не вспоминать, вот уж где навалили!). Персонажи возникают прямо из-под снега, будто лежали там закопанные, ожидая каждый своего "выхода" - что показалось продвинутым критикам и новообращенным театралам сколь глубоко символичным, столь и до ужаса оригинальным - но действующих лиц в пьесе сравнительно немного и эффект от "подснежника" раз за разом все меньше, а других броских ходов режиссер не предлагает.

Все события, по сюжету разворачивающиеся в замкнутом пространстве, тут происходят буквально на снегу, при минимуме предметной атрибутики, которую можно перечислить по пальцам одной руки: телемонитор, показывающий опять-таки "снег" (то есть настроечные помехи), телефонный аппарат (которому мать ближе к концу пытается дозвониться сыну), неиссякаемая литровая бутылка водки (принадлежащая той же героине, что и телефон - Гунхильд Боркман) и уже под самый занавес белый чемоданчик портативной аптечки. Правда, "фальшь-кода", обманывающая надежды публики на скорый конец, знаменует не развязку, а лишь предвещает эпилог - с долгожданным, запоздалым выходом героя из дома на улицу действие перетекает на авансцену, а частично и в пространство зала, и продолжается, завершается при закрытом занавесе.

"Текст полностью переписан - а все точно как в оригинале", восторгалась передовая общественность меньше месяца назад, увидев стоуновых "Трех сестер" из Базеля -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4010844.html

- а мне уже тогда было невдомек: ну если "все точно как...", ради чего тогда текст переписывать, переписывать, тем более полностью, от и до, не оставляя ни единого слова прежнего, имеет смысл ради чего-то нового, неожиданного, между и поперек исходных строк досочиненного, разве нет? Другое дело, что когда речь о "Трех сестрах", знакомых наизусть (хотя я бы и в Москве за весь зал не поручился, про Вену или Базель подавно не скажу), внимание сосредоточено на игре "найди десять отличий", и становится уже не до собственно поступков, переживаний, мыслей героев, успевай только соотносить "оригинал" и "версию", да при этом читать субтитры!

С субтитрами и на "Боркмане" не обошлось без затруднений, но коль скоро внешне спектакль "минималистский", то они не сильно на себя перетягивали взгляд. Вообще "Три сестры" и "Йун Габриэль Боркман" очень разнятся на вид: первые - гиперреалистические, динамичные, "симультанные" а проще сказать суетливые, шумные, перенасыщенные; второй - спокойный до монотонности, и даже истерики некоторых героев ровного течения времени не нарушают, за счет чего, положа руку на сердце, спектакль поначалу, ну в первый час по меньшей мере, кажется занудливым, и вынуждает особо нетерпеливых ценителей изящного постыдно сбегать при первой удобной паузе (антракта же не предусмотрено - с полсотни страждущих отвалило). Но принцип работы Саймона Стоуна с материалом идентичен - вот только не в пример "Трем сестрам" про "Йуна Габриэля Боркмана" едва доводилось слышать, не то что видеть в театре альтернативные постановки.

На моей памяти единственный раз "Боркмана" (под названием "Серебряные колокольчики") ставили в театре православной армии, куда я, естественно, не ходил и опуса покойного Бурдонского не видал. В свое время пьеса была популярная и считалась одной из вершин драматургии Ибсена - но поразительно, что Ибсен за сто с небольшим лет устарел безнадежнее, чем, к примеру, Софокл за две с половиной тысячи. Саймон Стоун транспонирует пьесу в контекст Европы начала 21го века, и любая деталь ложится на современную жизнь вроде бы легко, а сюжет при этом транспозиции не поддается, реалии семейной жизни и банковского дела Европы конца 19го века не настолько архаичны, чтоб малейшие смещения не напрягали.

Я к спектаклю подготовился и содержание пьесы знал заранее; потому, с одной стороны, коллизия драмы заглавного героя - после отсидки за финансовые махинации теряющего также и последнее что ему оставалось, связь с близкими, с женой, с ее сестрой и его бывшей невестой, а главное с сыном - мне открылась не из спектакля непосредственно, я же старался уловить разночтения между оригиналом и адаптацией, но таких принципиальных, хоть сколько-нибудь значимых, как в "Трех сестрах" (где Федотик и Родэ слились в одном отвязном гомосексуале, Маша оказалась внебрачной дочерью Чебутыкина, Наташа с новым мужем выкупила за долги именье Прозоровых, а Тузенбах застрелился - к тому же все под другими фамилиями), не отметил, довольствуясь забавными мелкими деталями вроде того, что сын Боркмана выкладывает в фейсбуке фотосессии мюслей, а сам ушедший после освобождения из тюрьмы в добровольное заточение банкир якобы изучает русский язык (если, конечно, не врет и не шутит, подобно Федотику-Родэ с его зажигательными рассказами о двух горячих "жеребцах").

Мартина Вуттке, играющего Боркмана, называют великим актером, и если вспомнить "Карьеру Артуро Уи" Хайнера Мюллера с его участием, то пожалуй что не без оснований:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/847629.html

Хотя прошлый раз Вуттке приезжал в Москву (эпизодическое участие в фильме Мизгирева "Дуэлянт" я не считаю...) со спектаклем "Мнимый больной" в собственной постановке, ничуть не выдающимся, невзрачным и незапоминающимся:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2684856.html

"Йуну Габриэлю Боркману" Стоуна до "Артуро Уи" Мюллера очень далеко, но все-таки он не убийственно скучный (как бы тяжко не пришлось некоторым...) и в отсутствие высокотехнологичных аттракционов основная нагрузка падает на актеров, им есть что делать. При этом любопытно, что в абсолютно условном, отчасти фантасмагорическом антураже (вся "декорация" состоит из снега, лежащего слоем и продолжающего на протяжении спектакля сыпаться безостановочно) большая часть артистов не выходит в своем существовании за рамки "психологического реализма", а гротесковые краски Мартина Вуттке и его основной партнерши в роли жены Гунхильд (Биргит Минихмайер - одна из любимейших моих немецкоязычных актрис, благодаря кино "звезда" покруче Вуттке! жаль, что роль не выстроена и выдающаяся Минихмайер от первой до последней минуты изображает пьянь в манере старорусского национал-провинциального тиатера), делающие их моментами (особенно жену) подобием масок комедии дель арте, обусловлены психологическо-бытовыми факторами, Гунхильд алкоголичка и пьет не просыхая (отсюда и водочная бутылка), а Боркман в своем затворничестве довел себя до полузвериного состояния и облика, справляя нужду не выходя из комнаты в ведро, опустился, отрастил патлы, за одеждой и подавно не следит - в общем, заостренность образов здесь работает опять же скорее на "реализм", чем на гиперболизацию.

И хотя в адаптированном тексте Саймона Стоуна многие подробности откровенно комичны, а в финале уже, казалось бы, почивший, прямо свесивший ножки со сцены в партер, Боркман рядом с трогательно обнявшимися, воссоединившимися после отъезда сына Эрхарта с подружкой Фанни (все герои сохранили "аутентичные" имена!) двумя сестрами - женой-алкоголичкой Гунхильд и брошенной невестой, умирающей, выяснилось, от рака Эллой - приподнимает вдруг руку в жесте "V", и рогатка из двух пальцев читается заодно знаком иронических "кавычек", в целом спектакль не выходит за рамки формата разговорной "психологической" драмы на семейную тему с социально-криминальной подоплекой фабулы - то есть не отдаляется от Генрика Ибсена и к нам не приближается, но хочется ведь мыслей, а не мюслей, и вопрос, чего ради переписывать текст, если намерен еще раз сказать то же самое, что сто лет до тебя говорили, для меня снова остается открытым.

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com