?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Sunday, May 26th, 2019
2:26a - часть целого: "Кроткие" по Ф.Достоевскому в театре-студии "Человек", реж. Владимир Скворцов
Форма сеансов психоанализа сама по себе довольно расхожая, но применительно к "Кроткой" Достоевского работает двояко, и дает неожиданный содержательный результат. Ответы на вопросы специалиста, да еще в присутствии третьего лица (ассистента) - совсем не то же самое, что внутренний монолог: сам себе герой, несомненно, исповедуется, и даже если обманывает - то опять же сам себя; тогда как в кабинете у врача на оплаченном сеансе тот же текст, те же мысли, признания могут звучать и как честная попытка разобраться в себе, и как старание себя оправдать, обмануть собеседника, и даже вовсе как рисовка, самолюбование.

В этом плане, при всей разнице, противоположности метода и стилистики, "Кроткие" Скворцова перекликаются не столько с ближайшим аналогом, "Кроткой" в МТЮЗе (при том что, оказывается, Ирина Керученко вроде бы задумывала изначально именно с Владимиром Скворцовым постановку, где в итоге гениально сыграл Игорь Гордин) - слишком разные подходы к освоению материала; сколько с "Преступлением и наказанием" Богомолова, где в центре так же оказывается герой, вроде бы в чем-то признающийся, но что на деле совершивший и что в глубине чувствующий - поди пойми:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4010187.html

Вова Скворцов, играющий сам главного героя, с накладной блондинистой прядкой волос смотрится оч забавно и когда его безымянный "закладчик, цитирующий Гете", говорит, что является частью того целого, что желает зла, но творит добро, опять же гадай, это он выпендривается, раскаивается, приписывает ли себе и наигрывает "демонизм", а может и вправду "одержим" бесами, мотив же вполне "достоевский"?

Кое-что в стилистике спектакля меня слегка раздражало - "тревожная музыка" на фонограмме, резкие перепады интонаций (опять же Богомолов отучил от подобного...), кое-что озадачило - особенно крохотная тряпичная фигурка на столе, символическое воплощение отсутствующей героини-самоубийцы, вызывающее ассоциации с куклой-вуду... Поскольку я смотрел, так уж вышло, одноактных "Кротких" в два приема, начало на пресс-показе днем, а следующим вечером конец на премьере, то перевод действия в фарсовую плоскость, происходящий ко второй половине спектакля, несколько сместил для меня и смысловые акценты: ассистент дамы-психоаналитика, говорящий по-кабардински, а по-русски не понимающий (естественно, актер играет "непонимание") служит в "психологическом эксперименте" моделью погибшей - а брутальный кавказец в белой подвенечной фате, понятно, реакцию вызывает смеховую автоматически.

Вообще в работе "кротких" актеров на мой вкус слишком много "лишнего", "жирного" - режиссер стремится к максимальной доходчивости, к взаимопониманию с аудиторией - на мой взгляд переусердствуя в таком движении "навстречу", и мне в любом случае так много приемов, фишек, внешних проявлений от спектакля не нужно. Увлекают же "Кроткие", как ни странно, в первую очередь не драмой героя Достоевского (тем более что драма эта, выходит, с подставой), но "рамочной" историей взаимоотношений героев Светланы Свибильской и Мурадина Хуранова, женщины-психоаналитика и ее ассистента: взрослая женщина - молодой мужчина, начальница - подчиненный, наконец, вдобавок к половым, возрастным, социальным - еще и национально-религиозные аспекты возникают... И их история (ну тоже с избыточными "приколами" предъявленная, дамочка очень уж смачно рюмку за рюмкой опрокидывает - могла бы обойтись одной-двумя) парадоксально накладывается на сюжет "фантастического рассказа" Достоевского, в чем-то выворачивая его наизнанку, а в чем-то обнаруживая поразительно точные, чуть ли не буквальные соответствия.

(comment on this)

2:28a - белый шум: "Кармен" в "Зарядье", реж. Максим Диденко, хор. Владимир Варнава, дир. Филипп Чижевский
Стилистика Максима Диденко может привлекать, отталкивать и даже бесить, но она, несомненно, индивидуальна и узнаваема, а в "Кармен" и минимальных примет ее не обнаруживается - сие действо мог бы поставить любой режиссер... и нережиссер, пожалуй, тоже. Единственная броская режиссерская находка сводится к тому, что персонажи себе и другим то и дело накидывают на голову черную ткань, что между прочим вовсе необязательно означает смерть, благо повторяется многократно. Впрочем, соединить мультижанровое шоу с гламурным мероприятием - задача в принципе мало кому посильная, однако авторский коллектив во главе с продюсером Павлом Каплевичем, кажется, и не перенапрягала фантазию.

Художник Айдан Салахова соорудила красные и черные полуабстрактные конструкции, по форме соотносимые с костюмами (платье, балахон и т.п.). Актер Александр Балуев изображает престарелого Хозе, вспоминающего былое у края могилы (тривиальнее не придумаешь: герой в старости заново переживает события, оставшиеся в прошлом...), и произносит самопальные, сбивчивые стихи. Литературный, с позволения сказать, текст, который утомленный Балуев декламирует с претензией на Иосифа Бродского столь пафосно и с такой серьезностью, будто читает Шекспира или Пушкина - самая слабая составляющая проекта. Автор - некий Михаил Чевега, который порой не пренебрегает рифмой, а местами сбивается на верлибр, причем совершенно неожиданно - от впечатления ярмарочной графомании отделаться трудно. Рефрен "предчувствие любви - как белый шум", поморщившись, вытерпеть еще можно, но когда доходит до "она (душа) покрылась ледяным пупыром" (!!!) - я, достав скорее ручку и записывая, чтоб не забыть, про "пупыр", покрывший душу героя, и в тот момент уже надеялся, что слух меня подвел, что мне послышалось и Балуев просто невнятно говорил, что-то другое произнес, и до сих пор не распрощался с этим шансом окончательно.

Наоборот, единственное более-менее интересное в "Кармен" - музыкальная часть. Композитор Алексей Сюмак не просто "облегчил" оперную партитуру Бизе и переоркестровал ее с использованием старинных инструментов, таким образом "архаизировав" и "фольклоризировав", но и добавил фрагментов, по духу мне напомнивших музыку сефардов. При чем тут сефарды - не цыгане, даже не испанцы... - если это вообще сефарды, а не мавританцы (что сочеталось с компьютерной графикой на заднике) - тоже не до конца ясно, география еще кое-как пересекается, историческая хронология нет (к временам Мериме от мавров на Пиренеях остались разве что рудименты их материальной культуры... и к "Кармен" имеющие отношение едва ли), но по крайней мере композиция любопытная, неожиданная, оркестр Филиппа Чижевского с примкнувшим к нему "Московским андалузским ансамблем" сыграл прекрасно (нарядили музыкантов, правда, в нелепые "древние" балахоны и шапочки... ну ладно, пускай), а сам дирижер стильно бил в барабан.

Все остальное - не хорошо и не плохо, просто никак. "Никакая" хореография Владимира Варнавы, придуманная для балетной пары Екатерина Шипулина-Эдуард Ахметшин. Нарядила их Салахова в присущие ее эстетике костюмы, парня затянула в боди, поверх которого "спутала" черными ремнями, через подобие кожаных "стрингов" переходящими прямиком в сапоги условно-военного образца (ну да, Хозе служил в армии...) - в прологе он живописно, медлительно волочит запеленутый в черное труп убитой возлюбленной. Когда балетные танцуют какое-то усредненное подобие неоклассики, еще туда-сюда, но когда они принимаются ползать вокруг Эскамильо, за которого выступает Василий Ладюк в "парчовой" сияющей золотистой хламиде, "шароварах", опять же соответствующей шапочке и до кучи внутри конструкции, увенчанной рогами... Ладюк нормально спел куплеты, но пока шел его номер, ряды партера ходуном ходили от попыток зрителей подавлять смех: трясло не на шутку!

Идея-то, в общем, пусть неоригинальная, но продуктивная: провести хрестоматийный сюжет через разные виды искусства и соединить эти линии в одном произведении, представить сразу несколько ипостасей героев и продемонстрировать их взаимодействие - в музыке, вокале, пластике, изображении. Исполнители - даже при всех претензиях к Балуеву - сделали что сумели: шлягеры из оперы отпели Хачатур Бадалян-Хозе, Василий Ладюк-Эскамильо, в Хабанере заглавная героиня, Карина Хэрунц, смотрелась и звучала анемично (но полагаю, такой "рисунок" ей предложили постановщики: не разлюли-малина, а сдержанный, графичный - вышло скучно, но не вульгарно), далее в Сегидилье и в дуэте с Хосе выровнялась и голос показала во всей красе. Балетные в рамках сочиненных Варнавой движений тоже собственную профессиональную планку не роняли. Инструменталисты так и подавно на высоте. А зацепиться не за что - хотя бы чтоб возмутиться, прийти в раздражение. Ну Ладюк в парче с рогами - веселый, остальное - уныло, однообразно, а начиная с середины мероприятия, такое ощущение, авторы и продюсеры "забили" напрочь на все и если для первых эпизодов что-то успели придумать, то дальше номера шли по инерции, домучивая классическую фабулу по всем жанровым и видовым фронтам. Управились быстро - и на том спасибо.

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com