?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Monday, May 20th, 2019
2:19a - мистер Бин в тылу врага: "Господин Слуга" Р.Бина в театре им.Ермоловой, реж. Юрий Квятковский
- Как называются люди, которым нравится делать больно другим?
- Русские?..
- Садисты!


Лидер сопровождающей сценическое действие рок-группы "Fire granny" Алексей Золотовицкий (с распрямленной на лоб челкой - вылитый Пол Маккартни в молодости!) из "оркестровой ямы" обращает внимание почтеннейшей публики на угол левого ряда и предлагает поприветствовать автора пьесы Ричарда Бина, знаменитого английского драматурга, посетившего московскую премьеру. Я, отродясь не слыхав про этакую знаменитость (что, допустим, ни о чем не говорит, ну или говорит исключительно о моем невежестве...) уже тут смекаю: автора, тем более иностранного, в угол первого ряда ни один администратор не отправил бы - значит, подстава; да и премьера уж месяца два как состоялась. Тем не менее Алексей Золотовицкий подробно разъясняет, что Ричард Бин - вот же он, во плоти, по первому ряду сидит! - адаптировал старую пьесу Гольдони, "вам известную по советскому фильму с Константином Райкиным" (следует фрагмент песенки Труффальдино из Бергамо), и перенес ее события в Британию начала 1960-х годов, а точнее, в приморско-курортный Брайтон, где разыгрываются примерно те же, что у Гольдони, комические перипетии, но с поправкой на то, что главный герой носит имя Фрэнсис, по основному роду занятий он уличный музыкант, нанимается с голодухи в помощники/телохранители одновременно к двум господам (один из которых, тоже согласно итальянскому первоисточнику, переодетая дама), и оказывается в центре бандитских разборок.

Сегодня одинаково уверенно работающий в форматах и иммерсивного променада, и невербального опэн-эйр перформанса, и студенческого "вербатима", и "поэтического театра" Юрий Квятковский, будучи некогда (ну недавно, меньше десяти лет прошло) молодым, начинающим режиссером поставил спектакль "Кофейня" ("CoffeShop") по мотивам комедии Гольдони "Хозяин кофейни", адаптированной Райнером Вернером Фассбиндером - в историческом существовании Фассбиндера усомниться вроде повода нет, но я теперь думаю, а переписывал ли Фассбиндер пьесу Гольдони или за него это сделал сам Квятковский, как, очевидно, и в случае с мистером Бином, пускай даже таковой и ходит себе где-то далеко по земле во плоти?! Факт существования истинного мистера Бина, допустим, не принципиален... Другое дело, что "CoffeShop", опус молодежный и по сути студенческий, к тому же достаточно камерный, и не вызывал подобных вопросов, на спектакле наблюдалось полное взаимопонимание его создателей и аудитории:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2148531.html

В большом зале Театра им. Ермоловой, как справедливо сам Юра заметил, "тоже отклик есть" - но мне показалось, несколько иного рода. Режиссер играет с актерами в свою игру и по своим правилам, которых даже некоторые исполнители, похоже, до конца не осознают; а зал "откликается" на то, что в состоянии уловить... Рад за Юру искренне - с тех пор, как в ЦИМе на январской премьере "Зарницы", совпавшей с моим д.р., встретились его ветрянка и моя предполагаемая свинка, мы, считай, побратались -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3949105.html

- но все же грешным делом поймал себя на воспоминании, что аналогичному "отклику зала" стал пару лет назад свидетелем в Малом театре на "классической", что называется, постановке безвестного итальянского режиссера "Слуги двух господ" Гольдони:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3544388.html

В действительности же ближайшим аналогом "Господина Слуги" правильнее счесть вовсе не "традиционную" и не "авангардную" версию пьесы Гольдони, но скорее антрепризное и лицензионное "Шоу пошло не так", причем по сравнению с ним сочинение Квятковского на порядок интереснее, по крайней мере задумано сложнее, многослойнее, но зато в театральной пародии "Шоу..." все карты раскрываются заранее, объявляется, что плохие актеры любительского английского театра (которых изображают лучшие актеры Москвы!) пытаются изобразить на сцене нечто достойное, а выходит у них лажа полная:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3883309.html

Тогда как в "Господине Слуге" предварительные условия, наоборот, предполагают, что "знаменитый английский драматург" адаптировал "великого итальянского комедиографа" и вот мы сейчас вам эту адаптацию, преисполненную "тонкого английского юмора", по возможности представим на московских подмостках... С другой стороны, от ассоциаций с "Идеальным мужем" Богомолова я во время просмотра старался отделаться из последних сил, несмотря на обильное цитирование внутри "гангстерской комедии" чеховских "Трех сестер" и "Чайки", но когда включилась фонограмма "И качнуться бессмысленной высью пара фраз, залетевших отсюда..." из "Юноны" и "Авось", ассоциации меня победили, ну и в целом структура "Господина Слуги" в упрощенном виде богомоловского "Идеального мужа" повторяет довольно-таки явственно - так вот у Богомолова в "Идеальном муже" прием раскрывается пусть не заранее, но каждый раз по ходу: звучит (в совершенно ином сюжетном контексте) фрагмент из "Чайки" - на видеоэкраны выводится титр "звучит фрагмент из замечательной пьесы Чехова "Чайка", то же с "Тремя сестрами" (хотя Пауль Целан, Юкио Мисима, не говоря уже про Пушкина с Шекспиром обходятся без ремарок и без субтитров...). "Господин Слуга" принципиально таких "подсказок" лишен - и всяк волен воспринимать происходящее на голубом глазу, то есть просто как "очень смешную суперкомедию" (как анонсируют иногда антрепризные проекты...), ну да и "Шоу пошло не так", я бы припомнил, значительная часть публики воспринимает аналогичным образом.

Для меня же в этой ситуации между спектаклем, замкнутым на себе и самого себя пародирующим (театр в театре), и спектаклем, прямо обращенным к публике - а в постановке немало реплик "в зал", интерактива (тоже, правда, с подсадными зрителями) и всякого такого энтертеймента, возникает малоприятный, досадный диссонанс, и думается, тот плохой слух, который с премьеры идет про "Господина Слугу" по театральной и около-театральной среде, обусловлен именно этим, уже непосредственно в постановке заложенным противоречием. Бурная благодарная реакция на озвученные в антураже подчеркнуто условном, ненатуральном, в декорациях искусственно-театральной, нарисованной "англии" (художник Савва Савельев)слегка подкорректированные бородатые анекдоты типа "чтобы в Англии прожить, надо с поваром дружить" или "Под Кандагаром мы мундиры танком разглаживали" (примечательно также, что особым успехом пользуется армейский юмор Скотта, жениха Рэйчел, переодетой в убитого им брата; а вот намеки на гомосексуализм в тюрьме, исходящие еще от одного второстепенного персонажа, "проходят" со скрипом...), тогда как "подсказки" на уровне "у меня девушек было больше, чем штампов в этом спектакле", повисают в воздухе, и подавно не воспринимаются, оставляют в недоумении попытки вписать в пародийную конструкцию нехитрые, но актуальные репризы в духе "пойдем в храм-лучше в сквер" или "как называются люди, которым нравится делать больно другим?-русские?-нет, садисты". Про каламбур "крест из фрикаделек" я бы поговорил - цитируя Аркадия Исааковича Райкина - отдельно, в другом месте, с глазу на глаз.

Кстати, импровизация на злободневные темы вписывается в традицию итальянской комедии 18го века, пускай и в меньшей степени Гольдони конкретно, однако тут КВНовского (в лучшем случае...) пошиба юмор и ирония чисто театральная, внутрицеховая, сосуществуют не слишком органично, несмотря на феноменальное обаяние, энергию и самоотдачу Филиппа Ершова в главной роли, на старания Андрея Мартынова, играющего незадачливого жениха Дрю, амбициозного, но явно бесталанного актера (это он, принимая картинные позы, сыплет Чеховым как из пулемета...), наконец, на саундтрек, в котором Алексей Золотовицкий и его ансамбль замешивают "Битлз" с Утесовым.

Признаюсь, к финалу мне кое-как удалось проникнуться игривым настроением спектакля (а такое редко со мной происходит), заключительные сцены на пирсе (с "утопленниками", опять же "чайками" и заискрившимся фонарем - такое ощущение, что замкнуло по-настоящему, а не в соответствии с режиссерским замыслом, просто что-то "пошло не так"...) и в доме босса гангстеров Хомяка Чарли я смотрел с сердцем более легким, чем первый акт; но если в первом акте Алексей Золотовицкий, взяв на себя функции и музыкального руководителя, и "человека от театра", и массовика-затейника, поначалу активно участвует в представлении и добавляет ему живости, то постепенно о его наличии все реже вспоминают, и выходит, что даже в рамках самому себе заданных режиссером правил игры в "развлекательный театр", "английский юмор", "криминальную комедию" и т.д. выдерживать последовательность не удается.

Как не удается списать на уважаемого гостя, английского драматурга, рискованные "сатирические" намеки, потому что особо никто на них не обращает внимания, а мечта Рэйчел с любимым сбежать в СССР и попросить там политического убежища, от которой в итоге молодожены отказываются, как сатира и подавно не прочитывается. Зато "убойный", имеющий фурор момент - использование "подсадной" зрительницы в "интерактивном" шоу: девушку, которая довольно убедительно изображает, будто она не при делах, Филипп Ершов вытаскивает на сцену, потом запихивает под стол, несчастную обсыпают, обливают к ужасу и радости потешающегося зала. Так что сходного сорта интермедия с "убийством драматурга", когда появляется ряженая капельдинерша с пистолетом и расстреливает того самого Ричарда Бина в первом ряду за то, что пользовался телефоном, сильного впечатления у собравшихся не оставляет и подавно не дает практического результата: представление на мобильники публика фотографирует вольготно, настоящие капельдинеры даже замечаний никому не делают. И если "обиженная зрительница" на поклон выходит, то "расстрелянного драматурга" я среди актеров потом не заметил - предполагается, видимо, что на следующих показах "убитый" Ричард Бин (дай бог ему здоровья, если он все-таки жирует на гонорары от "Одного слуги, двух господ" где-то в далеком Лондоне и знать не знает, с кем надо дружить, чтобы в Англии прожить - и качнуться бессмысленной высью...) станет заново воскресать?

(comment on this)

2:23a - вот тебе лютики: "Иоланта" П.Чайковского в "Геликон-опере", реж. Сергей Новиков, дир. Артем Давыдов
Хороши весной в саду цветочки, еще лучше девушки весной... Формат "фэшн-оперы", который небезуспешно разрабатывает Слава Стародубцев и другие в том же русле подтягивающиеся режиссеры - наверное, оптимальный вариант художественного компромисса между общемировыми тенденциями музыкального театра и запросами местных ценителей изящного, который способен устроить если не всех, то большинство находящихся по обе стороны оркестровой ямы, а также и непосредственно в оной.

"Иоланта" располагает к каким угодно театральным решениям, от психологической драмы до фэнтези. Предыдущие московские версии тяготели к драме, что касалось и в целом не задавшейся (еще и при попытке встроить в оперную партитуру фрагменты балета "Щелкунчик") постановки Сергея Женовача в Большом -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3219628.html

- и до того Геннадия Шапошникова в "Новой опере":

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1674052.html

Музыкальный перформанс, ознаменовавший совместный режиссерский эксперимент Александра Горчилина с несколькими однокашниками, который на материале "Иоланты" недолго просуществовал в "Гоголь-центре", предлагал противоположный уклон, в плоскость мистико-аллегорическую:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3269013.html

Моя же личная последняя "Иоланта" Мариуша Трелиньски, которую два года назад довелось увидеть в Мариинском театре, при весьма нехитрой символике тоже в целом шла куда-то в фантастику, по крайней мере "готику", а не в психологический реализм:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3585038.html

Спектакль "Геликона" (его руководитель Дмитрий Бертман, сам недавно поставил "Иоланту" на чужой площадке, в театре им. Н.Сац - я ее не видел) обходится без фантастики в прямом смысле, хотя антураж, в который режиссер Сергей Новиков (лауреат прошлогодней "Нано-оперы") с художниками Александром Купаляном (сценография) и Марией Высотской (костюмы) поместил Иоланту, равно далек и от псевдоисторизма, и от современной обыденности. По архитектурному декору обиталище героини напоминает мавританские дворцовые комплексы юга современной Испании, типа "Альгамбры"; к расположенным на горе покоям принцессы ведет лифт, подъемник, откуда прибывают новые герои - при том в тексте либретто открыто проговаривается, что вопреки, так сказать, "официальной версии" живет Иоланта не в Испании.. Окружает слепую принцессу модная тусовка подружек, включая товарища Бригитты и Лауры, гламурного гея в желтых шортах, оранжевой жилетке и с татуировками на руках, ради которого в состав введен контртенор (ну если в труппе имеется достойный контртенор Кирилл Новохатько - грешно не использовать... пока еще после "Орландо" следующей барочной оперы дождешься) - во втором акте его погонят за нерадивость, но похоже что впоследствии простят, по крайней мере извинения он, целуя у Иоланты ручку, успеет попросить. А до поры модницы развлекаются шоппингом и селфи, над слепой Иолантой подсмеиваясь за глаза (прошу прощения, невольный каламбур), и во время исполнения арии нарядный дружок в татушках катает туда-сюда ее койку (декорированную также в "мавританском" стиле). Правда, из толпы выделяется старуха в монашеском одеянии за прялкой, обозначенная в программке "слепой кружевницей" - под занавес второго акта (перерыв в "Иоланте" ни к чему, но буфету надо зарабатывать...) ее вывезут снова в инвалидной каталке, и гадай, то ли это напоминание о матери героини (но откуда бы ей взяться во плоти?), то ли символическая фигура, связанная с самой Иолантой... И весь дворец утопает в цветущих кустах - даже непременные плазменные экраны наружного видеонаблюдения "заросли" зеленью.

Водемон (несколько крикливый и не всегда чисто поющий, но трогательный, романтичный Шота Чибиров) и Роберт (Алексей Исаев) обсуждая прелести Матильды Лотарингской, не забывают оценивать и достоинства припасенных в дорогу сэндвичей, запивая из фляжки. У гонца Альмерика (Николай Меликов) на чемодане королевский вензель, а у дворецкого Бертрана (Алексей Егоров) брошь в виде ключа на лацкане, точнее, самый ключ и есть, потом его отстегнут и употребят по прямому назначению. Но королю по штату положена шуба - чтоб было что эффектно бросить к ногам при молитве (на заднике тем временем возникает 3Д инсталляция храмового интерьера). Почему-то подручные монарха смахивают на бандитских "шестерок" в кожаных штанах и армейских ботинках, они же держат в кейсах слитки золота (их Рене-Станислав Швец предложит мавританскому врачу-Сергею Топтыгину) и золотую цепь (она достанется во втором акте Водемону как знак приема в "семью"...) - впрочем, эклектика фэшну не помеха.

И кроме загадочной старухи-монахини-пряхи-инвалида (Екатерина Облезлова), которая так и осталась для меня неразрешенной загадкой, все в спектакле более-менее складывается, и музыкально (сразу два успешных дебюта: дирижер Артем Давыдов и исполнительница заглавной партии Ирина Окнина; режиссером придумана для нее драматическая кульминация - срывая розу за розой, не понимая просьбы Водемона о красной вместо белой, она в итоге ранит руку шипами и вытирает красную кровь о белое платье), и - главное в такого формата постановках - визуально, что вдвойне символично, коль скоро Иоланте открываются глаза на божий свет (ради праздника торжества духовности и медицины ее с врачом вознесут на подъемнике поверх модной толпы, уставившейся на прозревшую камерами мобильных телефонов). Да вот лишь было бы на что смотреть: вот тебе лютики, вот васильки... Лично я-то остаюсь при мнении, что глаза нам даны только для того, чтоб плакать во мраке вечной ночи - многоцветье и умеренное сладкоголосие геликоновской "Иоланты" меня не переубедило.

(comment on this)

3:15p - "Неистовый Роланд" А.Вивальди в КЗЧ: Камерный оркестр России, дир. Федерико Мария Сарделли
Не самый слаженный ансамбль разномастных по характеру и очень неровных по уровню солистов, почти каждый из которых обнаруживал свои недостатки, тем не менее исполнил - с пометкой "впервые в России" - "Неистового Роланда" Антонио Вивальди в целом настолько достойно, что за три с половиной часа скучать, по крайней мере, не пришлось. Мало того, финал показался мне скомканным - только-только Альцина призвала Фурий, и сразу наступил счастливый конец... ну может так у Вивальди и написано, я не знаю, но я б однозначно еще послушал и надеюсь, обошлось без сокращений! Материал очень выигрышный - оперная музыка Вивальди в сравнении хотя бы с Генделем "легче", "попсовее", но и изящнее, и на слух ложится сразу, а дирижер Сарделли, не впервые выступающий в Москве и с Камерным оркестром Уткина, работает "стильно", в той же примерно манере, что и Спинози, но без перехлестов, без неоправданных претензий, точнее и аккуратнее.

В составе солистов тоже все не так уж катастрофично - по-настоящему слабыми, непригодными оказались только датская сопрано Сине Бундгаард, при том что пела она своим подрасшатанным голосом все-таки центральную лирическую героиню, предмет общего обожания Анжелику; а также, но это предсказуемо и потому не столь обидно, контртенор Дэвид Хансен в партии Руджеро: Хансен что в Большом, что в сольных концертах всегда слаб, раньше за счет мордашки имел успех, теперь, как-то быстро, и мордашка потеряла свежесть, а голос плотности не набрал, впрочем, партия невелика по объему и в спокойных, не требующих филигранной выделки ариях, в дуэтах, в ансамблях не так уж плох был и Хансен, разве что в первой арии сопровождавшая ее флейта из оркестра с изумительным, виртуозным соло (тоже далеко не безупречно технически сыгранном...) сказала больше, чем певец.

Для контральто Гайи Петроне-Медоро пространство КЗЧ великовато, ей бы в камерную обстановку; а для меццо Марии Остроуховой, певшей Альцину, наоборот, и зал Чайковского маловат, ей бы в Кремль или на стадион... Уже после концерта выяснил, что Остроухова - та самая, которую "нагибали" в консерватории (громкая история) за то, что, дескать, "неправильно" поет барокко... Но что значит "неправильно" и как "правильно"?.. Мне здесь показалось, конечно, Остроуховой не хватает утонченности, ее пение вообще ближе к "кроссоверу", но она берет мощью, энергией, несомненным артистизмом (под конец избыточным - распускать прическу и размазывать грим в "фингал" даже ради демонстрации поражения злой колдуньи необязательно, тем более что исполнение обошлось без сомнительной "театрализации", а не как у того же Спинози....), однако образ Альцины у нее получился в своем роде убедительным, и музыкально в том числе.

Несколько блекло прозвучала, но впечатления не испортила Бенедетта Маццукато-Брадаманта (сама героиня невнятная, партия подстать, не слишком выразительная); бас-баритон Эван Хьюз-Астольф очень уж гримасничал, гласные чересчур растягивал - но тембр у него приятный. Главное же открытие - Надежда Карязина в заглавной партии. Ну то есть что значит открытие - девушка закончила ГИТИС у Виктюка, училась в Оперном центре Г.Вишневском, стажировалась в Молодежной программе Большого, а попытался вспомнить, где ее мог слышать раньше - и навскидку не смог, а покопавшись, обнаружил, что больше десяти лет назад видел ее студенткой (!) в постановке Театра опять-таки Виктюка (спектакль "Восемь любящих женщин", который давно не идет), а затем в "Женитьбе и других ужасах" Центра Галины Вишневской в роли Агафьи Тихоновны (постановка Владимира Мирзоева, не устроившая Галину Павловну, переделанная на ходу Славой Стародубцевым и тоже быстро сгинувшая). Теперь у Карязиной стало быть, пошли успехи в международной карьере, в Москве будет редко выступать - значит, местные ценители прекрасного наконец на нее обратят внимание, уже обратили. Роскошный диапазон, точность техническая, несомненная музыкальность, вкус во всем, и энергия, и темперамент артистический - безумие Роланда показала превосходно и без каких-либо усилий, без дурной театральщины, исключительно голосом, вокалом! - а голос такой, что вот уж хоть в малый зал, хоть на стадион, везде придется к месту.

(1 comment |comment on this)

3:17p - "Пиковая дама" П.Чайковского, Зальцбургский фестиваль, реж. Ханс Нойенфельс, дир. Марис Янсонс, 2018
В телепрограмме днем увидел фамилию Бертмана и подумал, что продолжаются показы его геликоновских постановок, поэтому вечером даже вернувшись домой включил запись не сразу, попал на бал (вот прям так) и вижу, что Головатенко поет Елецкого - откуда бы, думаю, в "Геликоне" взяться Головатенко, но мало ли чего не бывает... Приглядываюсь - декорация тоже незнакомая, почти абстрактная выгородка, а костюмы... ну в московских оперных спектаклях тоже костюмы всякие бывают, однако ж остроугольные черные платья с немыслимыми перьями на дамах, придающие им сходство с воронами, уже слегка в замешательство привели, а когда пошла пастораль, до меня окончательно доперло, что я этого спектакля не видел. В Пасторали два брутальных качка-перформера в черных шортах изображают пластическое действо, а поющие персонажи их как будто "направляют", и кругом рассажены "овечки" - миманс в масках - с вязанием! Хореография так себе и в целом зрелище уродское, но вместе с тем увлекает, захватывает, вызывает желание (а не так как в иных постановках, которые за последнее время доводилось видеть живьем...) смотреть дальше. А дальше смотрю - бля! - Марис Янсонс за пультом.

Потом я осознал, что про зальцбургскую версию "Пиковой дамы" я слышал, читал, но вот не уследил, что ее показывают по ТВ - хотя, стало быть, и в интернете можно найти... Правда в том, что Лизу, подобную Евгении Муравьевой, ни в одной из московских "Пиковых дам" не услышишь, и здесь для меня именно она стала главной героиней, а не Герман и не Графиня. При том что Ханна Шварц пела Графиню очень интересно, "жестко" (по-моему в местной традиции принято подсахаривать и вообще Чайковского, и образ старой графини особенно), ну и имидж ей придуман соответствующий: лысая под париком - это уже почти штамп (причем челябинского пошиба), а вот мимика, жесты, ну и декольтированная ночнушка - все работает на роль и с вокалом сочетается. Герман-Брэндон Йованович поет, как и Ханна Шварц, с акцентом, но графине идет акцент, а Герману не очень, и еще меньше нескладной фигуре артиста подходит гусарский мундир на голое тело... Игорь Головатенко вокально вытягивает все и всегда, но тут его Елецкий - все равно что Онегин у Арье, нормальный и... никакой.

Тогда как постановка Нойенфельса все же "какая", не в пример большинству московских (только спектакль Тителя в МАМТе интересный, осмысленный), не будучи эталоном вкуса и примером радикального переосмысления хрестоматийного шлягера, она цепляет, провоцирует, где-то заставляет усмехнуться (недоброжелатели Германа обернулись карикатурами в мехах; бедная Лиза явилась на свидание прям сразу с чемоданами; а уж пляски игроков в последней картине, напоминающие "пьяный поезд"... - не захочешь, а вспомнишь добрым словом бал "у Греминых" от Пастуха-Арье), где-то оставляет в недоумении ("магриттовские" персонажи из видений Германа, и особенно "тень", которую Герман прежде, чем упасть замертво, рукой срывает в открывшемся световом портале - старомодная, безвкусная и примитивная "психоаналитика"); сценография тоже эклектичная (в одних сценах абстрактно-минималистская, доходящая до убожества вроде стола, который тянут в кулисы за веревочку - это для Зальцбурга в театре Моссовета технологию подсмотрели?; в других приближенная к бытовому реализму и нагруженная символикой - так комната графини превратилась в больничный бокс, и лысеет героиня, видать, не от старости, но от "химии"...), то есть очевидных недостатков и спорных моментов множество, самый спорный - вероятно, апофеоз бальной картины с явлением императрицы... Смерти: Ее Величество скелет в сияющем кокошнике на троне, который приветствует "воронья" стая (вот просто в бертмановском духе придумано, и сходу вспоминается геликоновская "Турандот", да и стилистически художниками решено в том же ключе), но нельзя не признать, эффектно! И в целом не только слушается (все-таки запись...), но и смотрится отчего-то захватывающе.

(comment on this)

11:29p - "Рок" реж. Иван Шахназаров, 2017
Около двух лет собирался посмотреть "Рок" и вот наконец, и то случайно, зацепился за показ на ТВ1000 - хотя качество трансляций там испортилось до уровня катастрофического, непристойного. По счастью, дебютная картина Ивана Шахназарова - не шедевр визуального искусства, а полулюбительское, хотя не лишенное занимательности, вторичное комедийно-криминально-фантастическое роуд-муви.

Причем основная "роуд" закольцована. Опоздав на поезд и потеряв одного из участников (мальчик развернулся и домой пошел), рок-группа "Полтора кота" - в усеченном составе: Шмон - Дмитрий Чеботарев, Сева, барабанщик - Кирилл Фролов, Гоша - Иван Ивашкин - пытается добраться до Москвы автостопом, тормозит фуру с мороженой рыбой и почти не говорящий по-русски дальнобойщик-северянин соглашается из подбросить, но у него "пополз" груз и в попытке его спасти водитель оказался насмерть завален товаром. Ребята в ужасе тикают от приближающихся ментов, которые, однако, ловят не их, а сбежавшего из местной колонии зэка. Потом они встретят и беглеца Костю, любителя путешествовать налегке (неплохая роль Евгения Стычкина), но более судьбоносной окажется столкновение с уголовником покруче. На автовокзале в заколоченном сортире, пытаясь смыть в загаженный толчок остатки наркоты, Шмон обнаружит в сливном бачке пачки купюр и фотографии - очевидно, "заказ" на убийство и причитающейся за оное "гонорар". Прибрав к рукам находку, Шмон сотоварищи вынужден скрываться и от киллера, которому по штату деньги причитались - в роли убийцы Виталий Кищенко, образ сделан с явной оглядкой на Джона Малковича в "РЭД", но более комично-зловещий.

В "Роке" слишком много, с одной стороны, наивных приколов, а с другой, "киноманских", но тоже не самого тонкого пошиба, аллюзий, первое и второе сочетаются не вполне гармонично. Блуждания героев по пересеченной местности, встреча с загадочным, невесть откуда возникающим и таинственно исчезающим стрелочником, подарившим ребятам в пользование дрезину (но рельсы, как и остальные пути, тоже ведут их кругами, а выводят непременно навстречу либо киллеру, либо ментам), наконец, участие против воли в сектантском обряде под руководством инвалида-гуру, сжигающим ради "очищения" в костре злополучные киллеровы деньги (а кстати, Шахназаров-младший полагает, что киллеры берут рублями? патриотично...) - это все, понятно, морок, и в итоге "рокеры" оказываются на дороге, где их подбирает не мертвый, как они думали, но живой-здоровый, к тому же неплохо говорящий на языке Достоевского (которого ранее с трудом воспринимал в формате аудио-книги) дальнобойщик с севера.

В Москве же выясняется, что радиостудия, куда стремились "Полтора кота", сгорела от удара молнии - вот же рок. Но и в обгорелых стенах, на подручных инструментах горе-рокеры все-таки сыграют свой потенциальный шлягер - сомнительного, на мой вкус, достоинства, как и картина в целом. Чтоб окончательно все закрутить-закольцевать, объявится задавленный собственной машиной киллер с палкой в ноге - а мимо него проедет в иномарке несостоявшаяся жертва заказного убийства. И все эти круги, кольца, рок и морок - скорее от недостаточной профессиональной состоятельности создателей фильма, нежели от желания высказаться по существу и нечто новое поведать (да и что тут может быть нового?!) об этой стране, о том, как устроена в ней жизнь и развивается история. Но за счет не лишенных обаяния актеров и все-таки умеренной претенциозности (уже легче) смотрится "Рок" терпимо, занятно местами.

(comment on this)

11:30p - апокалиптические контуры: "Буря" по У.Шекспиру, Театр Талия, Гамбург, реж. Йетте Штекель
Самый - я бы сказал единственный... - по-настоящему осмысленный, да и по-настоящему театральный момент спектакля - когда в самом начале у рампы Просперо "по душам" беседует с Мирандой: вне пола и возраста волшебник, которому открыты тайны (замечательная Барбара Нюссе во фраке и штанах, натянутых выше пояса) - и хрупкая девушка, еще ничего не знающая ни про жизнь, ни про саму себя (Майя Шёне в полупрозрачной тунике), а между ними - столь напряженное драматическое взаимодействие, что не надо ни сценографии, ни по большому счету текста, хотя текст звучит узнаваемый, шекспировский. Однако фабула "Бури" для спектакля Йетте Штекель служит лишь рамкой, внутри которой "актеры-духи" разыгрывают как бы "высокотехнологичное", "мультимедийное", "актуальное" действо - пережевывая вчерашним театральным языком позавчерашние социально-политические темы.

Вроде не так уж много в моем зрительском багаже спектаклей современного европейского театра - ну только то, что показывают на фестивальных гастролях в Москве... я ж никуда не езжу - а вот не могу понять: самим-то режиссерам, актерам, а также "драматургам" (ведь у каждой подобной постановки имеется еще и отдельной строкой в штатном расписании обозначенный "драматург"... в данном случае не один!) не скучно десятилетиями кряду талдычить однообразные мантры про загнивающий капитализм в духе "мы создаем дерьмо, ничего не строим, но получаем деньги"?.. Видимо, не скучно, или просто ничего другого на ум не приходит, раз опять Фердинанд - пиарщик, Антонио - босс фондовой биржи, "Европа пала, Америка пала, Лондон пал..." и т.д.

Что хуже и печальнее, декорация из 12 ячеек 3 на 4 - это уже все равно что типовая сценографическая "хрущевка"; а если к тому добавить мэппинг-шмеппинг из видеопроекций с рисунками песком по стеклу (чем давно брезгуют даже азиатские участники конкурса "Евровидения" - но не продвинутые театральные режиссеры...) и коллаж из теленовостей с участием Трампа, Брейвика, Путина с Р.Кадыровым, то как из этакого тухляка должно получаться нечто интересное, кто бы объяснил... Между тем исполнители бойко переползают из ячейки в ячейку, с полки на полку перепрыгивают, зависают и вышагивают на тросах в горизонтальном положении, вступают там в какие-то отношения... - пластические микросюжеты, то ли самодостаточные, то ли косвенно все же отсылающие к Шекспиру, сами по себе малоинтересны, во-первых, и во-вторых, тонут во вторичных технологических наворотах и в совершенно нестерпимой демагогической пошлятине самопальных рэп-верлибров ("радуга на мусорном контейнере"!..), которые актеры несут со сцены, а публика, не владеющая языками, до отупения читает с бегущей строки.

И не то чтоб можно было от спектакля ожидать чего-то другого - а если можно, то скорее худшего, так что гамбургский спектакль лично меня с этой точки зрения даже отчасти порадовал... местами - проблема, понятно, не в конкретном спектакле, бывает и скучнее, и тупее, и пошлее. Но "готовится здоровая, сильная буря", "пусть сильнее грянет буря", эти надоевшие заклинания себе на голову, причем отнюдь не шутки ради (и даже без прямого цитирования - просто все уже давно сказано, сделано, оплакано и высмеяно), зато с выдержками в буклете аж из Славоя Жижека (да!), с бодягой про "апокалиптические контуры", истекающее буржуазным благодушием унылое "бунтарское" пустословие, не буря, а пурга, присыпанная песочком в подсвеченном дыму - ну неприлично же!

Поэтому когда к финалу Ариэль (Мирко Крайбих) рисует на лице Просперо клоунскую маску, и он/она удаляется вглубь и вверх, в темноту (типа в небытие, в вечность?.. к Шекспиру?..), а остается на последний монолог - но тоже скроется под занавес вслед остальным - Калибан (Андре Шимански, совсем, между прочим, не чудовищного вида парень в желтых штанах и белой рубашке, разве что самую малость нескладный... не хуже прочих) - выход обратно из надуманной, фальшивой, попросту лживой "злободневности" в условность вневременную и чисто театральную не спасает, но оборачивается еще большей пошлятиной и трюизмом, чем пророчества, доставшиеся гамбургской премьере 2018 года как минимум еще от франкфуртских "буревестников" середины прошлого века.

P.S.
Прилив идет, тревога! Прилив идет, тревога!
Животные мрут, и слоны, и белые медведи!
НЕ РЫДАЙ. ПОКУПАЙ!
Что там с пролитой нефтью?
Шшш. Иначе испортишь обедню.
Резня Резня Резня Обновка
Дети из гетто убиты при свете дня теми, кто нанялся их охранять.
Порно транслируют в спальни подростков.
Нет потолков, но спины не расправить.
Не перепрыгнуть черты обнищанья...


- это небольшой (от общего объема) фрагмент звучащей в спектакле "поэмы" Кейт Темпест, лауреата поэтической премии имени Теда Хьюза, полученной в 2013 году за серию театральных декламаций... Про уши я уже не говорю - но как, скажите, такое терпит бумага?!

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com