?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Friday, April 19th, 2019
2:28a - Лало, Равель, Берлиоз в КЗЧ: РНО, дир. Шарль Дютуа, сол. Вадим Репин (репетиция, запись трансляции)
Между прогоном в Сатире и концертом в БЗК забежал на репетицию моего любимого РНО, который после долгих заокеанских гастролей возвращается к активной деятельности в Москве. Неюный, но энергичный для своих лет Шарль Дютуа дирижировал программой французской музыки 19го века - я прибежал только на Лало и только к концу 1-й части, послушал живьем Репина с оркестром, остальное потом уже в ночи "нагнал" по записи в интернете. Откровенно говоря, за последнее время исполнения "Фантастической симфонии" Берлиоза доводилось и поинтереснее слышать. "Античный менуэт", ранняя вещица Равеля в позднейшей авторской оркестровке конца 1920-х годов, наоборот, редкость, хотя и незамысловатая, но милая - почему только "античный", может все-таки просто "старинный"?

В общем, так или иначе, "гвоздь программы" - "Испанская симфония" Лало для скрипки с оркестром, но тоже сочинение хрестоматийное, затасканная, в том числе отдельными частями по детским утренникам. Репину в ней, похоже, все давно ясно, играет наизусть, по накатанной, но с очевидным удовольствием, подобного рода вещи ему близки, но и открытия, поиска для него они не предполагают (даже на репетиции) - звук инструмента, впрочем, прекрасный, сольная партия энергичная (особенно "хабанера" 3-й части), более спокойный оркестр скрипач ведет за собой, но декоративный приторный музончик с "этническим" привкусом меня сам по себе не вдохновляет, хотя первые три части я даже переслушал снова в записи на сайте.

(comment on this)

2:31a - Респиги, Р.Штраус, Шостакович в БЗК: "Новая Россия", дир. Александр Лазарев, сол. Хибла Герзмава
Кто еще, кроме Лазарева, сумел бы - да не с РНО или ГАСО, а с "Новой Россией" - сыграть унылого Респиги с таким энтузиазмом, свое увлечение передать и оркестрантам, и публики? Жалко, что Лазарев редко выступает с концертными программами - за текущий сезон я всего лишь второй раз на него попадаю, в феврале с Борисом Белкиным и оркестром МГАФ (тоже ведь не первосортным...) он работал -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3958728.html

- да больше, кажется, и не было концертов. Программная сюита Респиги "Птицы" на темы композиторов 16-17 вв. (1927) идеально годилась бы для детских утренников, когда б хотя бы малость повеселее, поживее была. Но поразительно, насколько Лазарев вдохновляется и подобного сорта материалом - вплоть до того, что оркестру, помимо прочих жестов, руками показывает птичьи клювы и крылья, в чем, однако, совсем нет мне ненавистного цирка, и жесты его не клоунские, не театральные, но сугубо дирижерские: музыканты же должны понимать, что играют - вот и получается, что в лазаревском исполнении кукушку с курицей не спутаешь! А вместе с тем необарочные программно-изобразительные фитюльки обретают неожиданный "вес", "мощь", не теряя изысканности... - точнее, ее они также приобретают благодаря дирижеру.

Впрочем, следует признать, что зал набился (это в отсутствие маленьких и при небольшом стечении умеренных любителей искусства, отправившихся то ли на Пугачеву в Кремль, то ли на "Балет Бежара" в "Крокус" - широта интересов никогда им не изменяет) в первую очередь ради общей любимицы Хиблы, которую поклонники зовут по имени, обходясь без фамилии (такая позднесоветская традиция, сохраняющаяся в культурном обиходе). Хибла Герзмава пеле Четыре последние песни Рихарда Штрауса - мне припомнилось, что несколько, уже довольно-таки много лет назад, три песни Р.Штрауса с той же "Новой Россией" в БЗК исполняла Анна Нетребко. И хотя, конечно, Рихард Штраус у Герзмавы звучит нежнее, лиричнее, тоньше, чем у Нетребко, но все равно и та была по-своему хороша, интересна, вообще тот концерт на моей памяти остался самым, не считая ее участия в "Манон Леско" Большого театра, интересным выступлением Нетребко в Москве:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2212483.html

А Хибле пусть и не без видимого напряжения даются верхние ноты, еще и с дирижером повезло - Рихарда Штрауса они творили в прекрасном тандеме, оркестр подтянулся, хотя тут уже было заметно, а далее в Шостаковиче сильнее проявились слабые места коллектива, по части медных и вообще... но старались музыканты самоотверженно.

Для меня жи лично наибольший интерес представляла Двенадцатая симфония Шостаковича с программным опять-таки названием "1917 год", подзаголовками частей и вдобавок с посвящением Владимиру Ильичу Ленину - играют ее, понятно, не сказать что регулярно, и возьмись за нее Плетнев (он и брался) - выйдет реквием (ну у Плетнева любая симфония - реквием... и опера, и соната), а Юровский (Одиннадцатую он аж дважды за последнее время исполнял, Двенадцатую сразу не припомню) - рефлексия на тему гражданских и общечеловеческих конфликтов... Лазарев же взял и выдал - все части Двенадцатой симфонии следуют без перерыва - цельный героико-революционный, бетховенского типа эпос, энергичный, напористый, свободный от интеллигентского надрыва, исторической двусмысленности, даже и от присущих (ну по крайней мере приписываемых) автору подтекстов, с неподдельным, ненадуманным апофеозом "зари человечества" в финале, но и с напряжением (эмоциональным, а не интеллектуальным) в тихих, трагических или затаенных эпизодах. Да, с Лазаревым можно хоть Зимний брать, хоть Бастилию, штурмовать Берлин или осаждать Трою - враг обречен!

А дабы окончательно продемонстрировать, видимо, что "наши победили", верный принципу "делу время - потехе час" и не чурающийся приколов, когда все главное и серьезное уже случилось, Лазарев на бис такую зафигачил "Хаву Нагилу", и в замысловатой, очень любопытной оркестровке, как выяснилось позже, Николая Корндорфа (я не слыхал ее раньше, хотя в интернете обнаруживаются записи, в том числе из БЗК, с участием Анатолия Левина и консерваторского оркестра) - вот не знаю, что авторы учебников, живописавшие, как лакеи бросали барские шубы и пускались в пляс под "Камаринскую" Глинки, придумали бы для подобного случая, кто и какие части костюма должен был бросить и что сплясать под вензелем Рубинштейна (тема характерная лазаревская, если вспомнить позапрошлогодний его спич о "славянских композиторах" в рамках абонемента Владимира Юровского - кстати, Юровский-старший присутствовал на вечере в качестве слушателя). Сам дирижер, конечно, первым подал пример - но его "хореография" слишком индивидуальна, чтобы следовать - птиц Респиги недолго распугать.

(comment on this)

2:40a - "Последний герой" И.Крепостного в МХАТ им. Горького, реж. Руслан Маликов
- Позвольте представиться: полковой комиссар Рокоссовский.
- Вы родственник Константин Константинычу?!
- Даже Константин Сергеичу!


Это уже вторая с момента смены руководства премьера МХАТа на Тверском бульваре, но постановка Кончаловского, готовившаяся вне связи с площадкой, проскочила мимо меня - сам не стремился и никто не звал. С Русланом Маликовым ситуация иная - и я проявил интерес к тому, что он сейчас делает в непривычных для себя условиях, и, как ни удивительно, пришла рассылка от пресс-службы театра. Некоторое время назад передовую общественность всколыхнула информация, что пресс-секретарем МХАТа стала неукротимая Анжелика Заозерская, однако новость моментально устарела - запаса пассионарности и смыслов нашему падшему ангелу хватило на два с половиной рабочих дня примерно. Сообщение о прогоне Маликова поступило позднее и анонимное - вспомнилось из советской научной фантастики: "письма без обратного адреса рассылает крематорий..." - а моя оперативная реакция на него осталась, в свою очередь, без ответа. Но если уж я хожу туда, куда меня даже не пускают, а тут вроде бы пригласили... - посчитал, что постановку, объявленную для нового курса МХАТ программной, надо посмотреть собственными глазами, хотя ничего не зная о пьесе и ее авторе довольно отчетливо представлял себе, что увижу.

Руслан Маликов с Эдуардом Бояковым много сотрудничал в "Практике" на всех этапах существования проекта до ухода Боякова из него, какие-то названия с тех лет сохраняются в репертуаре "Практики" по сей день - при том что пьесы и тогда вызывали много вопросов как по их идейному посылу, так и по художественному качеству, профессиональному уровню его реализации, однако в те годы это никого не смущало, похоже что не смущает и сейчас. "Последний герой" - двухактный, продолжительностью почти три часа опус на основной сцене: таких больших и длинных вещей Маликов, насколько я знаю, до сих пор не делал. Возможно, поэтому - об идеях, заложенных в материал драматургом, лучше рассуждать отдельно - спектакль постоянно хочется ужать в пространстве и в хронометраже, подогреть артистов, ускорить его темп раза в три... Впрочем, если вытерпеть скуку первый час (что очень трудно...), то дальше становится смешно - увы, ненадолго, в смысле, ненадолго смешно, так-то представление словно и не предполагает финала, которого, собственно, и нет, то есть якобы придуманы варианты, но то, что мне довелось увидеть, не вариант, а попросту отсутствие вариантов. В любом случае и до такого "финала" надо еще дожить.

В прологе старик пытается защитить сына, недееспособного пьяницу-бомжа, от молодчиков в масках с явными намерениями уничтожить "биомусор" - праведному ветерану помогает Макаров (не человек, но пистолет), и молодчики отступают, но обещают еще встретиться. Далее зритель застает старика со старухой в их обиталище - казарме заброшенной военной базы, куда им пришлось съехать из города от сорокалетнего отпрыска-алкоголика. Главный герой - настоящий полковник, ветеран Вьетнама и Синая (где русских, как известно, не было, хотя они там всех победили, и американских интервентов, и израильскую военщину - ну как всегда...). Не смирившись с развалом великой страны и верный присяге, дед и без жилплощади оставшись празднует день ракетно-зенитных войск Демократической республики Вьетнам, по случаю чего приходит к бабке с бутылкой водки, бабка сперва изъявляет неудовольствие, потом сама причащается пятью каплями горькой, а подставив к портрету маршала Советского Союза образ Спаса, боевые старики творят живую молитву. Но не в одиночестве же им куковать на большой сцене МХАТ - в сложенную из картонных кубиков стену казармы въезжает фанерный Т-34 и на нем под предводительством комиссара Рокоссовского целый экипаж, включая медсестру в мини-юбке с люрексовым красным крестом на сумочке и позже проспавшегося, присоединившегося к товарищам нациста.

Вообще-то не в пример утонченным ценителям изящного и передовым театроведам я хожу в разные театры - Армии и Сатиры, Содружество актеров Таганки, в МХАТ им. Горького последний раз тоже заглядывал пускай не накануне, но сравнительно недавно, несколько лет назад, а до этого тоже бывал неоднократно, почти регулярно, а все же и я не железный дровосек, сломался на "Вассе Железновой" с участием тогдашнего руководителя, ныне президента заведения Т.В.Дорониной:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2096857.html

Тем не менее опыт мною накоплен обширный и разнообразный, от "Ма-мурэ" в Армии -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2814833.html

- до "Нечистой силы" в САТ -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3716872.html

- и даже застал я на Малой Бронной душераздирающую (в связи с "Последним героем" вспомнившуюся сразу) "Подводную лодку в степях Украины" Юрия Юрченко, тогдашнего французского поэта, позднее донбасского ополченца:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/671483.html

- потому очередным объединением Тео и Гукона Крепостным МХАТом меня тоже сходу не запугать. Но из видимых, случившихся за прошедшие с моего предыдущего посещения перемен, я для себя отметил разве что отсутствие мужского туалета на прежнем месте - всю санитарную зону первого этажа отвели женщинам, а настоящие мужики, православные патриоты, других тут и не ждут, теперь должны ходить на третий, тренироваться на случай, если завтра война. В остальном все как при бабушке сердце и прочие менее романтические внутренние органы мои рефлекторно откликнулись на ковровые дорожки по проходам между кресел с потертой обивкой - ну да это все, понятно, наносное, и следует вглядеться в суть. Так вот мне показалось, суть в том, что пьеса белорусского (мыслящего себя русским, то есть советским) автора "Последний герой" принципиально ничем не отличается, скажем, от сочинений Юрия Полякова, на протяжении долгих лет шедших в упомянутых театрах Армии, Сатиры и т.д., включая МХАТ. Причем я могу о том сказать предметно, поскольку не все, конечно - здоровья не хватает - но некоторые из пьес Полякова я на перечисленных сценах видел, в частности, присутствовал на премьере (2001 год!) "Контрольного выстрела" в МХАТ им. Горького. И что по сравнению с Поляковым предлагает Крепостной, а вместе с ним и режиссер, и театр, неожиданного, невиданного, свежего, сколько-нибудь иного - признаюсь, не улавливаю.

На сцене МХАТ - возрастные актеры, играющие воинственно настроенного ветерана-патриота и его благодушно-трусливую на первый взгляд, но верную и когда доходит до дела твердую боевую подругу. "Для меня распад страны был трагедией. Я целый месяц не мог ни с кем общаться или разговаривать. Не то чтобы, как в "Андрее Рублеве", принял обет, просто не мог, и все" - воспроизводится в пресс-релизе высказывание народного артиста России Ивана Криворучко. Вторит ему и партнерша, Лидия Кузнецова: "Я родилась в Империи... Мне есть что сравнить, и эти сравнительные линии сходятся в одном: мы - прекрасная страна..." Вслед более или менее народными артистами МХАТ мне тоже есть что сравнить, но в связи с "Последним героем" все мои сравнительные линии опять-таки сходятся к Содружеству Армии и Сатиры, к драматургии, то есть, Юрия Полякова, с ее догматизмом и морализаторством, наспех упакованным в позаимствованные с чужого плеча сюжеты; а также, что удивительно, к Детскому музыкальному театру им. Сац, где вот в точности так же на сцену въезжали муляжи бронетехники, по другому поводу, но очень похоже:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2847401.html

Кроме того, не то чтобы как в "Андрее Рублеве", а попросту, видимо, актриса свой текст произносит с той степенью громкости и внятности, что из третьего ряда партера ничего не слышно - а может оно и к лучшему, остальных слышно и это испытание не для первогодков.

По сюжету "Последнего героя", чем-то смахивающему на содержание стихов конферансье Елены Ваенги (да, я и на концертах Ваенги бывал!), незваные гости на танке оказываются компанией "реконструкторов", вполне патриотично, кстати, воспитанных, но недалеких, бездуховных, малограмотных - от вооруженного ветерана они получают урок, но не успевают его усвоить, как полку прибывает и вдогонку на базу являются уже не ряженые армейцы, а замаскированные боевики некой организации "легион спасения родины", тоже очень патриотической, но настроенной решительно, по-деловому, очистить землю от "биомусора" - в одном из тех активистов дед узнает громилу, от которого защитил некогда валяющегося на авансцене улице пьяницу, и противопоставил его фашистскому кулаку проповедь милосердия.

К пьяницам на сцене в МХАТ относятся, стало быть, милосерднее, чем за кулисами - одно это внушает осторожный оптимизм... но, боюсь, только одно это и внушает. В остальном ходульные, словно компьютерным генератором сконструированные диалоги исполнители произносят с такой усиленной опорой на систему Станиславского, что Константин Сергеич, вероятно, запросил бы подмоги у Константин Константиныча. А Руслан Маликов, будучи все-таки опытным режиссером и в театре человеком неслучайным, пытается этот словесный "биомусор" (типа "мы знаем эту базу как свои два пальца") разбодяжить замысловатым мизансценированием, освоением пространства и машинерии.

Площадка вздыблена, коробка открыта (не впервые, правда, за историю горьковского МХАТа - в самом начале его грустной истории Виктюк ставил "Старую актрису на роль жены Достоевского" с Татьяной Дорониной и Аристархом Ливановым... тридцать с лишним лет назад!), вместо тряпичного занавеса используется пожарный и видеопроекция поверх нее, а молодежная массовка задействована в эпизодах "снов" главного - и, надо понимать, последнего - героя: маршируют великовозрастные пионеры в красных галстуках и белых коротких штанишках, танцуют "белые лебеди" (парни в юбках! на сцене горького МХАТа, ну точно сон! и вдобавок к ним ряженый немец по фамилии Бородуля, повесив штаны сушить, тоже надевает юбку, но то уж по сюжетной необходимости и от полной безысходности...), бравые русские солдаты побеждают даже там, где отродясь не бывали - двигаясь замедленно, сомнамбулически, и придавая пьесе Крепостного Ивана черты одновременно феерии и мистерии.

Между тем, по примеру Князеньки ссылаюсь на авторитет пресс-релиза, "Последний герой" - цитирую - "реалистическая пьеса", "о наших родителях", "они не приспособлены к современной суете" (наверное поэтому так медленно двигаются и невнятно говорят...), зато "являются носителями вневременной мудрости", они "наша надежда и опора" (я бы еще добавил "как не впасть в отчаяние"...).

"Этого героя мы, простите за наглость, сегодня нашли. И предъявляем зрителю. Не психопата-бандита, ни невротика-интеллектуала, ни усталого олигарха, не фрондирующего хипстера, а героя прямого действия. Человека, который отвечает за выживание социума" - характеризует ветерана-ракетчика из пьесы Крепостного художественный руководитель театра Эдуард Бояков. Доверяя Эдуарду, я ждал развязки, заинтригованный обещанным "прямым действием" - и остался в недоумении, потому что от "действия"-то настоящий и вопреки названию-обманке вовсе не последний герой с бутылкой водки в одной руке и Макаровым в другой отчего-то устранился. То есть на протяжении спектакля он пил водку несмотря на язву и месячные (язва у ветерана, месячные у "медсестры" в мини-юбке) с закусывавшими гамбургерами из "Макдональдса" реконструкторами, вел с ними политпросветительские беседы шершавым языком плаката при поддержке мягкосердечной супруги, а когда нагрянули агрессивные качки, затеявшие на базе игру в "последнего героя", сориентировал "реконструкторов" на местности - те, допустим, все равно подорвались на контрабандной китайской пиротехнике, и жертвы нашлись с обеих сторон, не пострадали, к счастью, старики, но каковы будут "прямые действия" несгибаемого "последнего героя", на момент, когда опустился пожарный занавес, я не понимал. С последним героем Руслана Маликова в "Практике", из пьесы Любови Стрижак "Кеды", пресловутым "фрондирующим хипстером", и то в свое время яснее вышло:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2471453.html

P.S. Въедливые знатоки обратили внимание: к официальной премьере актер Криворучко сменил на кителе своего героя-полковника погоны: пресс-показ он проходил в генеральских, что, видимо, не ускользнуло от взгляда специалистов, и ошибку "исправили". Какая приятная, достойная уважения точность! Значит, спектакль обрел завершенную форму... Что важно еще и в свете последовавшей за премьерой новости:

"...состоялась рабочая встреча статс-секретаря – заместителя директора Федеральной службы войск национальной гвардии РФ генерал-полковника Сергея Захаркина и художественного руководителя Московского художественного академического театра имени М. Горького Эдуарда Боякова. Встреча прошла в рамках посещения военнослужащими и сотрудниками войск национальной гвардии РФ, а также членами их семей спектакля «Пигмалион» в МХАТ им. Горького.

Статс-секретарь Росгвардии выразил признательность художественному руководителю Московского художественного академического театра имени Максима Горького Эдуарду Боякову, руководству и труппе за приглашение военнослужащих побывать на лучших спектаклях театра, и отметил, что войска национальной гвардии связывают прочные партнерские отношения с театральным сообществом.

«Очень символично, что наше партнерское соглашение мы заключили в Год театра, который проходит в Российской Федерации. Суть этого соглашения состоит в том, что руководство МХАТа имени Максима Горького в течение года на безвозмездной основе будет выделять билеты на спектакли театра для военнослужащих и сотрудников Росгвардии, а также членов их семей», – подчеркнул генерал-полковник Сергей Захаркин.

Художественный руководитель МХАТа им. Горького Эдуард Бояков отметил, что театр всегда рад видеть в гостях военнослужащих и сотрудников ведомства.

В апреле курсанты Саратовского военного института Росгвардии, которые в Москве готовятся к параду Победы 9 мая, уже посмотрели постановку жемчужины мировой классики спектакль «Гамлет».


http://www.mxat-teatr.ru/novosti/rosgvardiya-i-moskovskiy-hudojestvennyy-akademicheskiy-teatr-imeni-m-gorkogo-razvivayut-sotrudnichestvo_0__489

(1 comment |comment on this)

2:43a - "Итоги сезона-2019" в Бахрушинском музее
Как и год назад -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3840132.html

- в отличие от незабываемых позапрошлых "Итогов.." -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3635937.html

- нынешняя выставка развернута и оформлена сравнительно традиционно: в Лужнецком зале и примыкающих к нему помещениях второго этажа основная часть, в "каретном сарае" продолжение. Но дизайн экспозиции все равно удивляет - попадаешь в параллельный мир, где что-то хорошо знакомо, издалека узнаваемо, а что-то с непривычки интригует.

По вернисажу довелось лишь пробежаться, я спешил, многое потом "добрал" благодаря подаренному каталогу, но что-то все же успел посмотреть во плоти, прежде всего макеты. Даже не знаю, что интереснее - миниатюрные пространства спектаклей, которые видел и неоднократно (например, "Человек из рыбы" Бутусова, "Волшебная гора" Богомолова) в местах, куда ходишь постоянно, или неведомые постановки театров, о которых только на "Итогах сезона" и узнаешь. Но тем "Итоги..." и хороши, что центровые, академические площадки уравнены в правах с театрами Истры, Сергиева Посада... - не уверен (хотя кто знает...), что их спектакли перевернули бы мое представление о прекрасном, но макеты, эскизы, проекты к ним знание о происходящем в театральном мире расширяют однозначно.

Лариса Ломакина представлена не только теми спектаклями, которые они с Богомоловым делали в Москве, но и греческими "Бесами" для афинского Центра Онассиса, я их не смотрел и не посмотрю, а самоварчики-черепа забавные... Вряд ли по силам мне как зрителю "Орфические игры" - но эскизы к костюмам Анастасии Нефедовой интересные! С другой стороны, многих художников я лично знаю - Андрюшу Климова, Алексея Трефилова - а спектаклей их не вижу, потому что либо они за пределами Москвы идут, либо, наоборот, в таких театрах, куда я и по приглашению не пойду... Но одно дело - спектакль как целостное произведение (удачных всегда мало и не может быть много), другое - решение художника как самодостаточное явление: эскизы Софии Егоровой, скажем, к постановкам Алексея Золотовицкого в РАМТе и в Театре им. Пушкина намного лучше смотрятся как музейные экспонаты, чем в приложении к литературному материалу, который режиссеру служит основой.

Сразу узнал витрину этнографического музея из оформления Наны Абдрашитовой к первому действию постановки Кирилла Вытоптова по вокальным циклам Гаврилина "Приходите в понедельник" для театра Камбуровой - спектакль так и не вышел, но я его успел посмотреть на прогоне. При том что меня могут и отдельно взятые художественные решения раздражать: аляповатый Мессерер, "крикливый" Бланк, вычурная Логофет - мне не близко, а другим, может, по сердцу. Но в контексте экспозиции даже такие контрасты хороши, не дают расслабиться - это же не то что в театре, где сел и сидишь, это путешествие, с неожиданности, с экстримом.

(comment on this)

2:55a - Эдвард Мунк в Инженерном корпусе ГТГ
Основная программа "Черешневого леса" еще впереди, а выставочные проекты как первые ласточки его приближают. Искусство Эдварда Мунка, правда, если и радует, то художественной оригинальностью, а не темами, не сюжетами, да и не стилистикой, которые у Мунка адекватны друг другу: чувство паники, тревоги, ощущение боли, предчувствие смерти - переданы контрастными цветами, крупными, резкими мазками или штрихами... Мне не по силам (и финансовым тоже, но в первую очередь, что гораздо хуже, чисто физическим) метаться за модными выставками по миру (про спектакли я уже не вспоминаю), однако, сколь ни удивительно, в Осло бывать доводилось однажды и за короткий срок аж два раза сходить в музей Мунка, который располагался слегка на отшибе, зато близко к моему тогдашнему местопоселению:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1731441.html

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1735370.html

Кроме того, спустя несколько лет я попал на большую выставку Мунка в Мадриде:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3246307.html

Поэтому думал, что московские гастроли коллекции из Осло - а нынешний проект целиком, не считая пары вещей, одолженных у московского же ГМИИ (литографический автопортрет, 1895, и вариант "Девушек на мосту", 1902-1903), целиком сформирован на основе собраний Музея Мунка (мадридская выставка с этой точки зрения была сложнее, там показывали вещи из многих музеев) - мало что добавят к моему сложившемуся о художнике впечатлению. Но добавили или нет - а освежили, встряхнули точно.

Значительная часть выставки - литографии и офорты, которые вводят в мир сюжетных мотивов Мунка, его взгляда на жизнь и, соответственно, на смерть, потому что смерть так или иначе присутствует в его мире постоянно. Офорт "На следующий день", 1894, изображает жертву пьяного насилия, про "Больную девочку" все понятно без разъяснений, как и про "У постели умирающего", 1896, или "Смерть в комнате больного", 1896, но и вроде бы безобидный интерьер "Лунный свет. Ночь в Сен-Клу", 1895, не кажется умиротворяющим. Почти "брейгелевского" сорта физиономии смотрят с картинки "Богема Кристиании I", 1895. Даже портреты туда же: "С.Пшибышевский", 1896, "С.Малларме", 1895 (?), "А.Стриндберг", 1896, а "Хенрик Ибсен в Гранд Кафе", 1902, похож на тролля. Мрачны и пейзажи вроде гравюры на дереве "К лесу I". Отчасти исключением служит - цветная литография - модерновая "Мадонна", 1895, хотя самый поэтичный, лирический женский образ в этом разделе (да пожалуй что и на всей выставке) - офорт "Брошь. Эва Мудоччи". Многие оттиски дублируют сюжетные мотивы, более известные по хрестоматийным живописным полотнам мунка - "Девушки на мосту", "Две женщины на берегу" (два варианта, и на обоих вторую женщину в черном легко принять за Смерть), "Меланхолия", "Поцелуй", "Ревность", "Страх", "Вампир". Некоторые сюжеты, впрочем, на выставке только гравюрами предъявлены - как "Голова мужчины в волосах женщины", 1898, или вид "Катафалк. Потсдамская площадь", 1902.

В дальнем закутке собраны фотографии Мунка, которые сегодня можно с полным основанием назвать "селфи", при том что во времена Мунка технически они осуществлялись далеко не с той простотой, как теперь (кстати, в целях безопасности делать селфи на выставке запрещено!). Фотографировать себя художник любил в том числе и голышом - в саду, на пляже, в мастерской, но это более ранние снимки, 1900х годов, а есть позднейший автопортрет в шляпе, 1930.

Основной раздел составили десятки великолепных, в том числе лучших и известнейших холстов, начиная с программного "Метаболизм. Жизнь и смерть", 1898-99 (аллегория Адама и Евы). Тут и портрет в рост Дагни Юль-Пшибышевской, 1893, и "Мужчина и женщина на берегу моря", и еще один вариант "Поцелуя", и памятный по любой выставке Мунка зеленорожий "Убийца", 1910, и зрелый вариант "Ревности", 1913-15 (явно превосходящий более ранний 1907 года), и крупными, редкими мазками выписанные "Амур и Психея", 1907, и экспрессивная "Смерть Марата", 1907 (в фоторазделе есть снимок Мунка на ее фоне), и жанровая сценка "За рулеткой в Монте-Карло", 1892, и "удивительное" - ну правда! - "Удивление", 1907

А в центре раздела - цикл "Фриз жизни", в который Мунк включал картины, созданные на протяжении тридцати лет: "Меланхолия", варианты 1893 и 1900-1901, "Танец жизни", 1925 (разумеется, не слишком "жизнеутверждающий), темпера "Запах смерти", 1895, "Пепел", 1925 (версия сюжета "На следующее утро"...), пастельный, первый вариант "Крика" (1893), "Глаза в глаза", 1899-90, и самое, кажется, крупное по размерам полотно в экспозиции, "Агония", 1915. Бросается в глаза "Красный плющ", 1899-90, скромно смотрятся варианты "Голгофы", 1900, и "Поцелуй у окна", 1891, шокирует даже по сегодняшним меркам картина "Наследственность", 1897-99, с жутчайшим изображением младенца на руках у женщины, покрытого красными пятнами дурной болезни. Не столь пугающее, но тоже далекое от благости ню "Созревание" ("Переходный возраст"), 1894, изображает девочку-подростка. Куда более мирно, но тоже с искаженными пропорциями и схематично, запечатлены "Купающиеся мальчики", 1897-98, и "Купающиеся девочки", 1897-99.

Не считая "Первого снега на аллее", 1906, пейзажи Мунка в основном размещаются на втором этаже: "Берег моря", 1904, "Зима в Краггере", 1912, "Пейзаж с деревьями и лодками", 1905-06, "Волна", 1931, "Звездная ночь", 1922-24. Пожалуй, самый яркий во всех отношениях пейзажный холст выставки - "Под яблоней", 1927-30. Два варианта "Вязового леса весной" середины 1920-х. "Цветущий фруктовые деревья на ветру", 1917-19. "На ступенях веранды", 1922-24. Наконец, великолепная "Яблоня в саду", 1932-42. А знаменитое "Солнце", 1910-13, напомнило о названной только что "лучшим спектаклем малой формы" постановке "Пианистов" из Новосибирска по роману норвежского автора, где финальная мизансцена строится на фоне именно этого холста:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3990632.html

Но пожалуй интереснее, уже хотя бы потому, что не столь популярны, живописные портреты Мунка, представленные очень достойными образцами - изображения непарадные, неформальные, экспрессивные, но по настроению иные, нежели обобщенно-аллегорические образы художника, модели, по крайней мере, поданы в лучшем, достойнейшем виде: адвокат Турвальд Станг, 1909, врач Даниэль Якобсен, 1908-09, писатель Яппе Нильсен, 1903, консул Кристен Сандберг, 1906, а также "Женщина в сером", 1924-25. Помимо последнего женского портрета на выставке имеются сразу несколько эффектных ню (чего не было, между прочим, на мадридской экспозиции, собранной по разным музеям!): "Стоящая обнаженная", 1922-23, потрясающая "Натурщица у плетеного кресла", 1919-21, "Плачущая женщина", 1907, "Натурщица, сидящая на диване", 1925-26.

Ну и совершенно особый, по двум этажам разнесенный жанровый раздел - автопортреты. На 3-м этаже открывающие экспозицию более ранние "Автопортрет в аду", 1903, "Автопортрет под женской маской", 1893 (маска висит над головой, а не на лицо надета), "Автопортрет с бутылкой вина", 1906; на втором зрелые и позднейшие "Автопортрет у стены дома", 1926, "Автопортрет с бутылками", 1938 (?), "Полуночник", 1923-24, "Бессонная ночь. Автопортрет в состоянии смятения", 1920, "Автопортрет между часами и кроватью", 1940-43, "Автопортрет у окна", 1940. Мунк и себя видит, изображает как своих обобщенных героев - в свойственных им состояниях, и очень интересно сопоставлять автопортреты с символистско-экспрессионистскими, эмблематичными "ревностью", "меланхолией", "криком".





(comment on this)

4:53p - "Император Парижа" реж. Жан-Франсуа Рише (ММКФ)
Почему не какой-то другой фильм, а этот, и даже не конкретно этот (позапрошлогодний! безвестного режиссера! и он давно уже в бесплатном доступе лежит в интернете, хорошего качества, с переводом!), но один из ряда подобных, открывает фестиваль - нетрудно догадаться, но все равно лень думать, тем более писать: показали и показали. Что я потерял бы, не посмотрев него - тоже ясно: ни чи во... Хотя картина звездами французского, европейского и отчасти мирового кинематографа напичкана, а историко-криминальный сюжет вроде бы выигрышный, к тому же и герой на слуху - правда, благодаря еще менее свежему фильму, также ему посвященному. Так что для проката (безумству храбрых поем мы славу - летом картину собираются прокатывать!) расширили название, уточнили: "Видок. Император Парижа"

Видока сыграл когда-то Жерар Депардье, теперь Венсан Кассель его играет, но в более молодом возрасте и на более раннем жизненном этапе героя, да и кому ж играть, как не Касселю, уже перебравшему в своей карьере всевозможных бандитских боссов, маньяков и выродков - видок у Касселя для этого самый подходящий! Уголовник-одиночка, Видок нуждается в помиловании от бонапартистского правительства, ради чего готов перейти на сторону т.н. "правосудия" и преследовать таких же, каким сам только что был. Но и тут он остается одиночкой, отвергая партнерство лихого пробивного товарища (Август Диль), набивающегося в коллеги - из-за чего теряет любимую: обиженный товарищ является к девушке и происходит пожар... Зато вокруг Видока вьются разные сомнительные личности, в частности, некая баронесса, добывшая титул посредством замужества и убийства супруга с помощью короля уголовного мира. Этого "короля", кстати, играет Дени Лаван, претендовавший в России на "Золотую маску" (не факт, что зная о том) за участие в проекте "Жанна д'Арк на костре", а до этого - любя, подобно многим соотечественникам, "великую русскую культуру" - снявшийся в картине "Поддубный", где эффективно делал массаж самому Михаилу Пореченкову. Блядь-самозванку привычно воплощает Ольга Кури(ы)ленко. Плюс ко всему в роли министра полиции Французской империи, бессменного Фуше, задействован Фабис Лукини, начинавший блистательно у Ромера, продолжавший худо-бедно у Озона, а теперь, как и Дени Лаван, не брезгающий среднебюджетными коммерческими халтурками.

Персонажа Лавана, впрочем, тоже убили - в "Императоре Парижа" смерти следуют одна за другой и не всегда понятно, кого кончают и за что, но уж способы наглядные: ножом по горлу или заряд в грудь - стар и млад, мужчины и женщины, богатые и бедные отправляются на тот свет бесперебойно, бутафорская кровища хлещет, Венсан Кассель бегает и пугает народ своей физиономией без грима, огонь и крысы прилагаются. Режиссер на представлении перед показом говорил, что снимать учился у Эйзенштейна.

Но представление и церемонию я смотрел уже в записи по ТВ, на фильм же успел прибежать после спектакля из театра. А публике на открытии ММКФ прилагался "фуршет... который и описывать-то грешно, с одной стороны, и вместе с тем все же туда пошли (в том числе уважаемые люди, а не только такие, как Гаянэ, Алла Яковлевна или Фишкин), и все за плошки с закуской давились, и за водочными коктейлями толкались, и пироги расхватывали друг у дружки из-под носа... Во где видок, куда там бонапартистским двурушникам до императоров московских фуршетов - французы удивлялись!

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com