?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Saturday, April 13th, 2019
12:32a - Илья Репин в ГТГ на Крымском валу
При входе на третьем этаже посетителей встречает поздний "Автопортрет за работой", 1915, приехавший из Чешской национальной галереи, из Праги; а у выхода в холл на первом "провожает" последняя, конца 1920-х годов, крупная работа художника, "Танец запорожских казаков", 1926-30, совсем уже "экспрессионистская", отчасти и "сюрреалистическая" (условно, конечно) вещь из частного собрания. Вполне очевидно, таким образом, что кураторы обозначают одной из важнейших задач проекта открыть, сколь возможно, "другого", неизвестного Репина, не вписывающегося в реалистический канон, но выходящего за его рамки в обе стороны - ранними произведениями академического толка и поздними, где Репин отдает дань и импрессионистской технике, и где-то даже символистскому мироощущению. Возможности к тому у организаторов, увы, ограничены.

Официально считается, что Репин остался за рубежом "вынужденно", что верно лишь отчасти, и в любом случае его произведения 1920-х годов сосредоточены преимущественно в западных собраниях, а, к примеру, обмен с американскими музеями (крупные, важные холсты Репина этого периода хранятся в Принстоне, в нью-йоркском "Метрополитен" и т.д.) сегодня невозможен, как обтекаемо, но с нескрываемым сожалением сообщается, "по объективным причинам". Насколько удалось - настолько выставка "эксклюзивна", в остальном же она, поражая масштабами (три этажа здания на Крымском валу, как-никак!), преимущественно основана на коллекциях собственной Третьяковской и Русского музея, по чуть-чуть из "Пенатов", ГИМа, Пушкинского дома, Музея современной истории и т.п., сравнительно скромное число произведений из провинциальных галерей (при том что Репин там имеется в немало количестве и не худшем качестве), кое-что значительное выдано из Минска, несколько произведений из Финляндии, прежде всего из хельсинского Атенеума, заметен чешский "десант" - а он не сводится к упомянутому автопортрету - ну и "частники" подмогли. Впрочем, своего Репина в Третьяковке и Русском музее столько, что на выставке мало не покажется, и в основном это вещи из фондов, а не из постоянных экспозиций.

Зато ранний, тоже не самый популярный период репинского творчества представлен обширно, эффектно, хотя, скажем, полотно "Иов и его друзья", 1869 (из запасников ГРМ) легче принять за Семирадского; а вот "Воскрешение дочери Иаира", 1871 (тоже ГРМ, но из постоянной экспозиции) - уже совсем другое дело. "Портрет Т.С.Репиной" (матери), 1867, приехал из Праги: "Портрет В.Шевцовой" (жены), 1867 - из ГРМ опять-таки: "Портрет В.Репина" (брата) - из собственного собрания ГТГ, как и ранний портрет В.Стасова; а портрет И.Савенкова, 1870 - из частной коллекции. К питерским, ГРМ, хрестоматийным "Бурлакам на Волге" прилагается не столь замыленный и более экспрессивный вариант сюжета "Бурлаки, идущие вброд", 1872, принадлежащий Третьяковки, но не помнится он мне в постоянной экспозиции.

Созданные по французским впечатлениям картинки - явно не лучшая, не слишком оригинальная и не очень важная, но оттого и малоизвестная, а значит любопытная часть творческого наследия молодого Репина - прибыли в основном издалека: "Дорога на Монмартр", 1875-76, правда, из ГТГ, но вот "Лошадь для сбора камней в Веле", 1874, и "Мальчик у стены сада. Монмартр", 1876 - из Саратова, а "Нищая. Девочка-рыбачка. Вель", 1874 - из Иркутска. К этому же периоду относится "Украинка", 1875 - но она местная, третьяковская; а в Киевском музее "мистецтв", помнится, Репин неплохой - но про то и вспоминать нынче не приходится.

По духу к французским примыкают усадебный групповой портрет "На дерновой скамье", 1876 (из ГТГ), и трогательно-лиричные, камерные "В.Репина на мостике в Абрамцеве", 1879, - из ГМИИ, а "Вера Репина в саду. Девочка с букетом", 1878 - из прекрасного, неисчерпаемого питерского дома-музея Исаака Бродского. Хотя среди детских портретов я бы особо для себя выделил двойной "Вера и Надя Репины", 1877 (из музея-усадьбы "Пенаты", тем более что я там никогда не бывал...), хотя по отдельности "Вера", 1874, и "Надя", 1876 (из коллекции Инны Баженовой) тоже хороши. А "национальные" типы раннего Репина, будь то "Негритянка", 1875-76 (ГРМ) или "Еврей на молитве", 1875 (ГТГ), написанные в духе своего времени, напоминают о Верещагине, недавно развешанном в тех же залах, но Репин очевидно интереснее, глубже как живописец да и просто как наблюдатель, исследователь жизни, этнограф, чем Верещагин:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3763125.html

Несколько лет назад довелось побывать на выставке "Репин-портретист" в одной частной галерее, мне там даже подарили каталог -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2482151.html

- и примечательно, что нынешняя ретроспектива те вещи, из частных собраний, не включает, пересекается с ней лишь портретом Керенского, да и тот в ином варианте. Тем не менее "портретная галерея", представленная сейчас, потянула бы не на одну полноценную выставку, и хотя в этом качестве Репин, по-моему, заметно уступает Серову, и хрестоматийные образы деятелей культуры, науки, и более-менее официозные портреты чиновников, предпринимателей у Репина великолепны, вот только... кажется мне, или на самом деле в изображениях менее именитых персон (причем вне зависимости от статуса, хотя бы и государственных служащих) художник свободнее, чем когда пишет людей известных, "культовые", как сказали бы сейчас, фигуры?! Кроме того, "народные типы" у Репина совсем иначе поданы, чем "медийные", как сказали бы сегодня, лица, куда как ярче, да просто с очевидно бОльшим интересом - Тургенев, Суриков и Стасов могли бы в этом смысле позавидовать "Мужичонке из робких", 1877 (Нижний Новгород) или даже "Мужику с дурным глазом", 1877 (ГТГ); из немногих исключений - хрестоматийный портрет Мусоргского, он не менее колоритно-"народный" (ну как и сам объект изображения, видимо).

Бросается в глаза и издалека узнаваемо крупное "историческое" полотно "Царевна Софья..." (полное название длинное-предлинное...), 1879, ГТГ.В особый подраздел выделен сюжетный мотив крестного хода - и к хрестоматийному "Крестному ходу в Курской губернии", 1881-83 (ГТГ) и сопутствующим этюдам к полотну - "Богомолки и Странницы", необыкновенный юный "Горбун" (все тоже из ГТГ, конечно) - он не сводится, тут много, как ни странно, неожиданного. Чего стоит только "Крестный ход в дубовом лесу", приехавший из галереи Градец-Кралов, Чехия. Еще один вариант с явлением иконы - из галереи Пражского града. И этюд той же тематики из ГТГ.

Не обошлось и без "красного угла"... - хотя религиозная тематика не слишком-то Репина интересовала на общем фоне свойственного эпохе увлечения мистикой, древностью, писанием и преданием (и подлинного, богоискательского, и с точки зрения прикладной, как объектом стилизации), все-таки собрали вместе, что нашли: "Взятие Христа стражею", 1886, "Христос", 1884 (Ниж.Новгород), "Чудо", 1885 (ГТГ), сюда же пристроили и "демонические" мотивы - "Мефистофель", 1898 (Пермь), "Иди за мною, Сатано", 1899 (ГТГ) с вариантами, но прямо сказать, это не самый увлекательный раздел экспозиции. Обособленно от "угла" висит массивное полотно, выполненное Репиным по заказу для Никольской пустыни - "Николай Мирликийский избавляет от смертной казни трех невинно осужденных", 1898 (ГРМ), но думается, для художника здесь важнее актуально-гуманистический, а не историко-религиозный контекст.

Ну а куда же без "Не ждали", 1884-88 (которую, оказывается, некоторые путают с "Приплыли" совершенно другого автора)?! Причем вкупе с более ранним любопытным вариантом 1883-1898, где героиня - женщина, девушка, вернувшаяся из ссылки; а вот ссыльный на более популярном окончательном холсте - не один ли из "невинно осужденных", спасаемых Николой-Угодником на заказной картине (модели очень похожи, по крайней мере!). Тема "революционная", "народническая", "протестная" от греха не выпячивается, естественно, но от нее на выставке Репина не уйти - тут и не столь известная "Сходка", 1883 (ГТГ), и некогда намозоливший глаза, а теперь тоже подзабытый-подзадвинутый "Арест пропагандиста", 1888-1892, опять же с первоначальным вариантам (где народолюба-агитатора держат за руки жандармы и он в окружении крестьян, выдавших своего незадачливого "радетеля" властям). Сюда же примыкает невзрачный холст "Перед исповедью", 1879-85 (ГТГ) - с политзаключенным, отвергающим (?) утешения жирного православного попа. "Проводы новобранца", 1879 (ГРМ) как пример социальной темы не столь "противоречивы", но в принципе ведь едва ли Репин сочувствует милитаристским идеям больше, чем любым другим консервативным, православно-фашистско-имперско-монархическим.

Приехали из питера общие любимцы, и так хорошо вписывающиеся с сегодняшнюю генеральную линию "Запорожцы" (ГРМ), впридачу к ним извлекли из фондов (ГТГ) "Вечорницу", 1881, картину украинского народного праздника. Не забыли (тоже питерского, ГРМ) всенародно признанного - но между прочим, уже считай "модернового", на что я еще в Русском музее последний раз обратил внимание -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3581894.html

- "Садко. Огромная "галерея" зрелого периода портретов собрана из разных музеев: Н.Мурашков, 1882 (хельсинский Атенеум), Е.Мамонтова, 1879 и И.Юркевич, 1879 (Абрамцево), С.Драгомирова, 1889 (ГРМ) и М.Драгомиров, 1889 (ГИМ), Т.Мамонтова, 1882 (ГТГ) и С.Мамонтов, 1880 (Бахрушинский музей), монохромный портрет Левицкого, 1879 (Атенеум), еще одна "Надя Репина", 1881 (из Саратова), другая, тоже подросшая старшая дочь Вера - знаменитая "Стрекоза", присевшая на жерди забора, 1884 (из ГТГ) и "Отдых", 1882 (ГТГ), А.Боголюбов, 1882 (из Саратова), Н.Ге, 1880 (ГТГ), а также П.Третьякова, 1883, П.Стрепетовой, 1882 (той самой, которая "играла в девяносто втором году", "вышла и всех потрясла" - но не такая уж она у Репина и жалкая на вид, как описана героем пьесы Виктора Гусева!), Н.Пирогова, 1881, Стасова, 1883 (ГРМ), лесопромышленника М.Беляева, 1886 (ГРМ), певицы Александры Молас, 1883 (ГРМ), военного инженера А.Дельвига, 1882 (ГТГ), писателя А.Писемкого, 1880, композитора П.Бларамберга, 1884, художника Г.Мясоедова, 1884-86, "Хирург Евгений Павлов в операционном зале", 1882 (из запасников ГТГ и довольно странная для Репина вещь...), а также портрет отца Е.Репина, 1883 (ГРМ), и сына Ю.Репина в детстве, 1882 (из фондов ГТГ, но помнится, были сборные выставки, где печальная судьба Юлия Репина прослеживалась нагляднее, чем здесь, на масштабной персональной ретроспективе, а казалось бы, не найти повода уместнее...).

Внушительный раздел составляет официозное панно "Заседание госсовета..." вместе с эскизами-портретами прибывшее из Петербурга, но поскольку там я его видел неоднократно, здесь не задержал внимания. К нему примыкает уголок "предчувствие революции", наводящий на мысль, что Репин, как и вообще вся передовая общественность во все времена, революции может и желал, но думал о ней как о мечте и даже как о метафоре, а в действительности не больно-то ее "предчувствовал", потому и оказался к ней не готов. Полотна типа "17 октября 1905 г.", 1907 (сомнительная, фальшивая радость, и в целом очень двусмысленная картина) и тем более "Годовой поминальный митинг у Пер-Лашез", 1883, наводят на такие мысли. А вот парадный заказной официоз давался Репину без видимых усилий - помимо "Госсовета" выставляется также огромных размеров картина "Прием волостных старшин Александром Третьим во дворе Петровского дворца в Москве", 1886

Графики в масштабах экспозиции на удивление немного и хотя на нее сделан некоторый смысловой акцент, она оставляет впечатление - не в пример Верещагину, который как рисовальщик, оказалось благодаря выставке в том же пространстве Крымского вала - намного интереснее, чем как живописец! - в большей степени прикладных штудий, хотя некоторые вещи попадаются занимательные: эскизы "Царская охота на руси", книжные иллюстрации "Нефора в мастерской Зенона", 1889 (к "Горе" Н. Лескова).

Особым разделом идут работы, посвященные Льву Толстому и с ним связанные: портрет Толстого, 1887, "Пахарь Лев Толстой на Пашне", 1887, "Лев Толстой за работой...", 1897 (из "Пушкинского дома"), "Лев Толстой босой", 1901 (ГРМ), "Портрет Л.и С.Толстых", 1907-11 (тоже из "Пушкинского дома", СПб), "Портрет Толстого в розовом кресле", 1909, "Портрет Т.Л. Толстой", 1895 (из музея Ясной Поляны). Рядом другие портреты того же периода - В.Герарда, председателя "общества защиты детей", 1893 (ГРМ), Званцевой, 1889 (из Атенеума), Софьи Метнер, 1887 (местный, из ГТГ), известный и очень эффектный портрет баронессы В.Икскуль, 1899, композиторов Кюи, 1890 (ГТГ), А.Рубинштейна, 1887 (ГРМ), совсем молодого А.Глазунова, 1887 (ГРМ)виолончелиста Вержбиловича, 1895 (ГРМ), адвоката Спасовича, 1891 (ГРМ), Л.Шестаковой, сестры М.Глинки (ГРМ), графини Головиной и др. Несомненно выделяются портреты монохромные - и прежде всего Элеоноры Дузе, а также В.Пушкаревой А.Боткиной; и акварельный Менделеев в мантии профессора Кембриджского университета, 1895.

Хотя кураторы очень старались расширить хронологию представленных произведений, с ранними вещами получилось явно лучше. Но кое-что наберется из поздних, в том числе "А.С.Пушкин выступает в лицее 8 января 1815 года", 1911 (из петербургского Музея Пушкина), "Самосожжение Гоголя", 1909 (ГТГ), "Прометей" (1910-е) - эти не бесспорного качества картины тоже попытались объединить некой общей "историко-мифологический концепцией в раздел. Скудная маринистика репинская иногда производит впечатление - как недавно поразил меня "Портрет Л.Андреева на яхте", 1912, в Тверской галерее -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3866092.html

- но в Москву его не взяли, а картина "Какой простор", 1903 (из ГРМ), хотя площадь "моря" на холсте в ней заметно больше, не особо впечатляет. Белорусская тема тоже подана скромно - "Белорус", "На охоте", 1892 - но учитывая, что я в Здравнево так и не побывал (хотя теоретически возможность поехать туда из Витебска неоднократно возникала...), и то любопытно. Из портретов Н.Б.Нордман-Северовой , сожительницы Репина в 1900-е годы, самый интересный, 1909 года, знаком и памятен мне по Новгородскому художественному музею -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3579323.html

- "Автопортрет с Н.Б.Нордман", 1903 приехал из хельсинского Атенеума. Портрет молодого Корнея Чуковского, 1910, позаимствован из т.н. Дворца Конгрессов в Стрельне - я так и не понял, туда теоретически вообще пускают людей или только по случаю официальных приемов его открывают? Из этого же собрания - жутковатые "Большевики, 1918, но их недавно, два года назад, можно было увидеть здесь же, на Крымском валу, в рамках проекта "Некто 1917":

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3669905.html

Портрет В.Веревкиной - из Перми, портрет В.Сварога, 1915 - из Минска, как и портрет Марии Андреевой, 1905. Портреты Керенского (17-18 - известный) и Витте, 1913 (менее растиражированный), Кардовского, 1908, Ермакова, 1914, Алисы Ривуар, 1918 (из финского художественного фонда в Меннте), Мэри Хлопушиной, 1925 (из частного собрания) - показательно, что созданные в последние десятилетия жизни даже такого, казалось бы, официально признанного, канонизированного, сугубо "национального" художника для выставки в столице страны приходится собирать буквально с миру по нитке, и еле-еле наберешь на сколько-нибудь достойный раздел ретроспективы, кто-то даже скажет "как горько", а по-моему абсолютно логично, неслучайно, поделом.

А повесили у входа все-таки "Ивана Грозного..."? Когда я приходил на пресс-показ, табличка напоминала о нападении на картину, но вместо холста зияло пустое место.





(1 comment |comment on this)

12:33a - "Арлекины серебряного века" (Сомов, Судейкин, Сапунов), Сергей Зарянко и Нижегородский музей в ГТГ
Выставок, на которых не выламывают двери и откуда не крадут экспонаты, словно и не существует, про них не выходят ежечасно сюжеты теленовостей, их не обсуждают до посинения в интернете, не вышучивают самопальными комическими куплетами - а между прочим в той же Третьяковской галерее прямо сейчас сразу несколько таких проходит, и они тоже заслуживают внимания. Понятно, что я пришел ради "Арле
кинов...", а остальные охватил попутно, благо времени они у меня заняли немного, ну и не то чтоб поразили воображение, и все-таки представление об изобразительном искусстве не очень мне в принципе интересного 19го века слегка расширили.

Совсем немного, с пяток картин приехали на год в Москву из Нижегородского музея и распределились по соответствующим персональным залам Третьяковки: коллекцию Шишкина временно дополнили на удивление тонкий (не по-шишкински даже, скорее "левитановского" плана) пейзаж "Туманное утро", 1885, и вид попроще "Кама близ Елабуги", 1895; в зале Айвазовского разместилось его огромное, но пошловатое, откровенно говоря, ранее полотно "Берега Далмации", 1848 - салонная марина с нарядными, фальшивыми балканскими пейзанками у воды. Зато другой признанный "маринист", Боголюбов - по мне так и в целом более любопытный, нежели Айвазовский! - представлен тоже крупных размеров полотном "Нижегородская ярмарка. Колокольный ряд", 1862, неординарным во многих отношениях, начиная с темы, сюжета (изображенные колокола выставлены на продажу, потенциальные покупатели пробуют "звон"...), заканчивая историей создания и хранения - картина писалась по заказу императрицы и десятилетия висела в Александровском дворце Царского села, а это, в свою очередь, напомнило мне, что так я и не побывал в нем: первый раз приезжал, когда в Александровском дворце еще не открылся музей, а здание принадлежало какому-то ведомству, ко второму приезду (двадцать лет прошло...) музей успел опять закрыться на ремонт и экспозиция из Царского Села частично переместилась в Гатчину, где я ее все-таки посмотрел, но не в родных интерьерах... Наконец, самая замечательная из нижегородских вещей - "Женщина под зонтиком" Крамского, 1883, плюс ко всему отлично вписавшаяся в постоянную экспозицию зала, что опять-таки заставило меня вспомнить и пожалеть о том, как я, пробыв прошлое лето в Москве почти безвыездно, пропустил выставку Крамского в Академии художеств.

Персональная ретроспектива Сергея Зарянко приурочена к 200-летию со дня рождения художника, и хотя картин на ней всего девять, это полный комплект его произведений, имеющихся в фондах ГТГ. Ну положа руку на сердце - второразрядный живописец, портретист преимущественно, академическо-салонного толка. За исключением "Вида Белого зала Зимнего дворца", 1840-е, на выставке сплошь портреты, и в основном парадные, хотя по настроению и разные, есть очень помпезные - "Портрет А.Д.Пономарева, 1855, где герой изображен во всем блеске гвардейца, чуть поскромнее (ну за счет того, что поясной), "Портрет П.Мельникова", 1869, министра путей сообщения, и "Портрет Ф.Прянишникова (тоже чиновника, не путать с художником-однофамильцем). Даже семейный портрет Турчаниновых, 1848 (вместе с главой семейства, директором "дома призрения" - его жена и дочь Олимпиада) уж больно официозен. Женские образы лиричнее - но в силу еще и аристократического статуса героинь все равно какие-то "ненатуральные": М.Воронцова (урожд. Трубецкая), 1851, или О.Шувалова (урожд. Белосельская-Белозерская), 1870, и скромница в платочке, жена дьякона Марфа Аврорина, 1851, будто с заседания женсовета только-только вышла - не строгая, но серьезная и похоже что расстроенная. Наиболее лиричный и явно не заказной, но тоже далекий от интимности, проникновенности - портрет младшей дочери художника, впоследствии актрисы Н.С.Зарянко, 1870.

Проект "Арлекины Серебряного века", разместившийся в шести залах графики, привязан к круглой дате со дня рождения Константина Сомова, но собрал произведения трех художников единого направления, плюс к ним их портреты работы современников не менее знаменитых. Тематически выставка шире, чем можно заключить из названия, ее герои - необязательно арлекины и вообще маски, но сквозная тема - понимание жизни как театра, как галантной стилизованной игры, карнавала.

Главный герой все-таки Константин Сомов - десятки листов в разных техниках, а также несколько крупных живописных полотен, в том числе из постоянной экспозиции ГТГ, и главное среди них - "Дама в голубом", 1897-1900, хотя не менее хороши "Любовное письмо", 1911-12, и особенно аллегорическое "Эхо прошедшего времени", 1903. Многие образы, мотивы и в очень близких здешним вариантах мне знакомы и памятны по выставке двухлетней давности в одной питерской галерее:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3582333.html

В Третьяковке тоже показывают и эскиз для "Книги маркизы", 1918, и фарфоровые статуэтки "Дама, снимающая маску" с "Влюбленными" - похоже, наштампованные по проектам Сомова в промышленных количествах, там и сам встречаются. "Программная" в своем роде вещь - "Арлекин и дама", 1912 - сценка в ночном "французском" парке; к ней прилагаются яркая гуашь Судейкина на тот же сюжет "Арлекин и дама", 1915, и двусмысленные "Ряженые" Сапунова 1908 - тоже театральные маски, но заглядывающие в комнату через окно, то ли праздничная, то ли зловещая история. Вообще "арлекином" своего рода среди коллег считался именно рано умерший Николай Сапунов, и вот в витрине сомовский фронтиспис сборника памяти Сапунова - образ персонажа в плаще, приоткрывающего маску с лица. Для количества, но в тему - А.Бенуа "Итальянская комедия. Любовная записка", 1905.

Портретная галерея Сомова на скромной выставке графики и акварелей сопоставима даже по объемам, не говоря уже про художественный эффект и значительность, с соответствующими разделами ретроспективы Репина, стартовавшей на Крымском валу. "А.Бенуа и Л.Бакст за работой", 1896, изысканный карандашный профиль "Девочка Оля", 1896, портрет Остроумовой-Лебедевой в овале;; М.Семечева, 1901, В.И.Иванов, 1906, хрестоматийный М.Кузмин, 1909, и еще более хрестоматийный Блок, 1907, Е.Лансере, 1907, естественно, румяный М.Лукьянов, 1911, М.Добужинский, 1910, Г.Гиршман, 1915, Е.Званцева, 1911, Е.Владимирская, 1908, автопортреты 1909 и 1911. Отдельно выставляется портрет А.Бенуа, 1895 и "Поэты", 1898, и "Портрет Н.Ф.Обер на фоне пейзажа", 1896.

Забавна сомовская аллегория "Старый и Новый год", 1904: справа от часов на полуночи сгорбленный старик в колпаке и халате, слева розовый голый младенец у няньки на руках. Не столь "детские", но вполне невинного вида "Куртизанки", 1903. Чудесные миниатюры, некоторые меньше спичечного коробка - "Цветы и бабочки", "Обморок", "Анонимное письмо", "Старая кокетка", "Волшебница"...; чуть покрупнее рисунки - "Спящая дама в синем платье", "Дама в розовом платье", "Концерт", "Поцелуй" и др. Изящный, остроумный скетч "Как одеваются теперь", 1903. Еще из занятного и характерно сомовского - "Мальчик, лежащий на берегу", 1895 - правда, одетый мальчик.

Пейзажные зарисовки Сомова не столь оригинальны, просто симпатичны и выполнены в духе времени: "Деревья" к картине "Радуга", 1897 (приехала вещица из хельсинского Атенеума, откуда много работ сейчас гостит и на ретроспективе Репина), "Радуга" как этюд к картине "Осмеянный поцелуй" (одолжили из ГРМ), 1908, "Заросший пруд", 1899, "Крыша сарая. Мартышкино", 1896, "Вечерняя дорога", 1896, "Эспланада в версальском парке", 1897; также и интерьеры "Детская", 1898, "Комната художника на даче Павловых", 1899; и жанровые зарисовки - "Няня с ребенком под зонтиком", 1896. Аллегорические вещи "Лето", 1905, "Купальщицы", 1904, "Ноктюрн" (последний - сценка "ночного" с конями у костра). Большая серия картинок к "Манон Леско - пробные отпечатки с авторской правкой, 1927. И еще одна "программная" штучка - "Арлекин и смерть", 1907, карнавальная сценка с арлекином, показывающим смерти "нос".

Судейкина объемом заметно меньше, но он ничуть не "скромнее" выглядит, даже непритязательные вроде рисунки тушью к циклу М.Кузмина "Куранты любви" или иллюстрации к его же роману "Путешествие сэра Джона Фирфакса", 1910. Слегка теряются в таком контексте виньетки и фронтисписы Сапунова. Гораздо интереснее портреты, изображающие самого Сапунова, работы П.Кузнецова, 1907, и Бромирского, 1912. Сапуновские гуаши и пастели узнаваемы, привычны - "Балет", 1903-04; "Пляска смерти", 1907; эскизы к "Турандот" Ф.Комиссаржевского, 1912; и для того же Комиссаржевского театральный эскиз "Комната господина Журдена", 1911;"Коломбина" для пантомимы Мейерхольда "Покрывало Пьеретты", 1910-11; "Гостиница "Зеленый бык", 1911, к постановке пьесы М.Кузмина "Голландка Лиза" Мейерхольдом; а в открывающем выставку зале - сапуновская картинка "Мистическое сопрано", 1901 - по "Балаганчику" Блока-Мейерхольда.

Декоративные картинки Судейкина на мой вкус пошловаты - "Русская венера", 1907, "Балетная пастораль", 1906. Зато любопытны оригинальные афиши-ширмы "Звучаль веснянки", 1919, "Лестница на небо", откровенно кичевая афиша-коллаж к американским гастролям "Летучей мыши" Н.Балиева. Вся выставка - окна в параллельный мир, даже портреты скорее условны. Однако есть исключения: Судейкин "Парад в лефортово", 1909 - редкий случай для мирискусников когда парковый вид при всей схематичности хоть сколько-то привязан к топографическим реалиям и частично по сей день узнаваем.










(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com