?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Wednesday, April 10th, 2019
1:37a - "Правдивая и полная история Джека Потрошителя", Театр Взаимных Действий в "Боярских палатах
Предыдущим, первым проектом "Театра взаимных действий" был "Музей инопланетного вторжения" - сходная по формату и осуществленная в том же пространстве Боярских палат "бродилка" на стыке драматического театра и галерейной инсталляции (авторы обоих спектаклей - художники Леша Лобанов, Ксения Перетрухина, Шифра Каждан и Александра Мун в отсутствие - цитирую - "авторитарной фигуры режиссера"), но с "экскурсионным" сопровождением:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3467428.html

"Джек Потрошитель" - тоже своего рода "музей", тоже с "гидами" (актрисы Лилиана Буш, Людмила Корниенко, Елена Слонимская, Мария Сурова; в записи звучат голоса Кристины Матвиенко, Анны Банасюкевич и др., а также Инны Сухорецкой), но еще более "иммерсивный" и не предполагающий монологически излагаемого текста (драматург проекта Михаил Дурненков): публика разделена на три группы, три экскурсионных маршрута - они принципиально равноценны, отличаются лишь последовательностью "остановок". И если "Инопланетное вторжение" выстраивалось стилистически цельно, драматургически разворачивалось линейно, то в "Джеке Потрошителе" наоборот, задействованы самые разные жанровые формы, от "театра петрушки" и интерактивной стилизованной "игры в мафию", от "немого кино" до тотальной инсталляции "Лесополоса". А все же "Вторжение" с "Джеком" содержательно роднит главное - загадочный, но реально существовавший, орудовавший в Лондоне 80-х годов 19го века серийный убийца и вымышленный десант пришельцев в СССР 80-х годов века 20го служат лишь поводом, материалом и игровой основой для более концептуальных и актуальных обобщений.

Ключевым с этой точки зрения, видимо, в "Правдивой и полной истории... " оказывается эпизод "Лесополоса", включающая в себя распечатанные справки-"ориентировки" на маньяков-изуверов всех времен и народов: Жиль де Рэ, Иван Грозный, Мэнсон, Чикатило,, охранница нацистского концлагеря и мент из питерского метро - с приложенными аудиозаписями произведений, прямо или косвенно связанных с ними, а то и ими вдохновленных: Иван Грозный сочинял "стихиры", православные песнопения (ну это вообще характерно для маньяков), Мэнсон пытался записывать рок-композиции и т.д.

Правдивые, реальные, жестокие злодейства становятся таким образом материалом и для высокой, и, затем, для массовой культуры, обретают эстетическую, а далее музейную ценность: ироничный, а в сущности страшный, мрачный парадокс и исследуется в спектакле, который при этом совсем не пугает, не отталкивает натуралистическими подробностями. Наоборот, требуха, внутренние органы жертв Джека-Потрошителя представлены тряпичными, ватой набитыми муляжами, кроме того, в память о них развешаны на "плечиках" платья; а вещдоки на подозреваемых, результаты экспертизы (на кого только не думали - на англичан, ирландцев, русских, евреев, на внука королевы, на автора "Алисы в стране чудес"...) и вовсе остаются в пронумерованных картонных коробках.

Постоянно ускользающий, неуловимый образ Джека Потрошителя "размножается" и в именах подозреваемых (аргументы в пользу вины и невиновности приводятся, они одинаково косвенны и шатки), и в жанровых форматах (вплоть до кукольного гиньоля, где в петле вместо Панча оказывается палач, а под занавес появляется и клацает зубами игрушечный крокодил!), через которые вариативно проводится сюжет о серийных убийствах с расчленениями; наконец, в множестве "музейных", "театральных" и кино-залов спектакля, в каждом из которых одна и та же история подается под разным, под новым углом (вплоть до общеизвестной "игры в мафию", толь с антуражем Лондона времен Джека-Потрошителя: но не все проститутки просыпаются утром...). Главное - этот эфемерный, мифологический образ таинственного, непобедимого зла разрастается в исторических и планетарных масштабах, постоянно встречается, снова и снова возникает в политике, в искусстве, ну и в повседневном, как водится, обиходе. Джека Потрошителя не вычислили, не поймали, не казнили, поэтому он так опасен и до сих пор, он где-то ждет и подкарауливает - любого из нас в любой момент.



(1 comment |comment on this)

1:47a - хоть ты человек плохой: "Ханана" Г.Грекова, театр "18+", Ростов-на-Дону, реж. Юрий Муравицкий
Пьесу Германа Грекова я услышал больше лет назад на читке в рамках фестиваля "Любимовка" еще в старом, трехпрудном Доке, и тогда она, откровенно говоря, показалась тривиальной, вторичной "чернушной" бытовухой, из той же серии, что одновременно, чуть раньше или позже появившиеся "Соколы" Валерочки Печейкина, "Любовь людей" Дмитрия Богославского и тому подобные "натуралистические" драмы, попозже "Колбаса" Валерия Шергина, другие образчики "уральской" и отпочковавшейся от нее "удмуртской" школы, не без привкуса абсурда и не без потуг на метафоризм, на религиозно-мифологические подтексты и аллюзии, но заквашенные на социальном реализме и тематически, и эстетически, и по самой своей, казалось бы, сути:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1215245.html

С тех пор ставились и "Соколы", и "Любовь людей", а "Ханана" в Москве, по-моему, так и не пошла, при том что приезжала из Латвии, аж из Лиейпайи:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1951906.html

И вот удивительным каким-то образом вернулась через Ростов-на-Дону, где Юрий Муравицкий в соавторстве с художником Екатериной Щегловой (больше работающей, оказывается, в кино, чем в театре, и не с последними мастерами!) выпустили спектакль, перевернувший мое застарелое представление о пьесе. "Ханана" если со времен "любимовской" читки и не забылась то, если честно, только благодаря эффектному названию - сходу не поймешь (и кстати, непонятно из ростовского спектакля), что в заглавие вынесена фамилия семьи главных героев; то-то я в свое время обзорную статью по "Любимовке", где впервые была пьеса представлена, назвал "Всем Ханана!"

Постановщики спектакля тоже делают упор на заложенную драматургом ассоциацию с эвфемистическим междометием (или все-таки наречием?) "хана!", настолько мощный, что прологом, эпилогом и перебивками между эпизодами используют песни дуэта "Братья Тузловы", включая "программную", дважды повторяющуюся "Хана нам!" Кстати, эти "Тузловы", говорят, вовсе и не "братья", и никакие не "Тузловы", но авторский проект Дмитрия Третьякова, создателя группы "Церковь детства", вдохновленный (опять же будто бы... но чего не бывает в жизни) опытом Андрея Чикатило, с которым Дмитрий Третьяков рос по соседству! Так или иначе полусамодетельный конферансье и шансонье в одном лице, будто из придорожного шалмана, но как и положено, в галстуке-бабочке, поет под аккомпанемент и бэк-вокал баяниста "душевные", "проникновенные" песни, настолько точно соответствующие не просто духу пьесы, но складу жизни, которая в пьесе отражена, что легче принять их за аутентичные, фольклорные куплеты, нежели за стилизацию, в таком случае конгениальную собирательному первоисточнику, и вместе с тем четко сохраняющую саркастичную, здраво-циничную по отношению к нему дистанцию: "Я тебя не брошу, зая! Хоть ты человек плохой..."

Сюжет пьесы типичен для подобного рода сочинений начиная еще с первых опытов Коляды, разве что пожестче, с купированными сантиментами: немолодая женщина Наташа тянет на себе глухого мужа, дебиловатого сына, который по пьянке с матерью совокупляется ("что у тебя пизда, что у других"... а матери спокойнее, если сын ее, а не кого-нибудь еще снасильничает...), и заодно и приезжего "квартирянина", с которым в присутствии мужа и сына также открыто сожительствует; долгожданное возвращение второго сына Димы из заключения оборачивается убийством - в пьяной драке по случаю "праздника" квартирант Петр убивает Диму, спасая Сашу, и от уголовника Димы остается мешок с деньгами, а еще "калашников", который пригодится, когда за мешком прикопанного в огороде Димы явятся две черные машины с бандитами.

В отождествлении материнской пизды с любой другой мудрено расслышать отсыл к Эсхилу, но дегенерат Сашка поминает Эдипа всуе напрямую, благо книжек - "кинижек" - библиотечных мать ему перетаскала тьму, и вот плоды просвещения: он почитает - и если книжка хорошая, успокоится, а если, на дай бог, попадется "плохая"... или, страшнее того, периодическое издание с новостями... "Интеллектуальная", "книжная" начинка в пьесе, полагаю (зная другие опусы Грекова) деталь в целом скорее бытовая, пусть и с гротесково-абсурдистским привкусом, а дежурные аллюзии к Ветхому завету и вовсе отдают пошлятиной; в спектакле Муравицкого-Сальниковой она становится ключом не только к пониманию происходящих событий, но и к художественной форме, выбранной режиссером и художником для осмысления пьесы.

Действие помещено в затянутый со стороны зрительного зала мутной полиэтиленовой пленкой деревянный павильон без стен с неоновой вывеской "ханана" вместо фронтона. Появляющиеся из за кулис актеры, заходя внутрь этой коробки, мгновенно видоизменяются, и не только за счет создаваемого полиэтиленом оптического эффекта: они горбятся, скрючиваются, замедляют темп движений, а речь растягивают, искажают голоса до каких-то ненатурально "мультяшных" тембров. Поразительно при этом, что почти три часа без антракта этот чисто формальный прием, который вроде бы должен быстро исчерпаться, неизменно работает, наполняется содержательно, позволяя в этом бескомпромиссном, свободном от псевдогуманистической слезливости "русском гиньоле" все-таки разглядеть и трагедию античного масштаба, и библейскую притчу.

(comment on this)

1:58a - выть или не выть: "Мой друг Гамлет" по У.Шекспиру, "Саха-театр", Якутск, реж. Сергей Потапов
Под занавес, а вернее, прямо поверх занавеса уже после того, как "разбилось сердце редкостное" и "дальнейшее - молчанье", вместо долгожданного молчанья идут титры с перечислением как бы "всех" знаковых и не очень постановок "Гамлета" за обозримый период - на самом деле, конечно, далеко не всех, и необязательно значимых, а просто какие вспомнились и под руку попались, то есть Брук, Штайн, Остермайер и Коршуновас - да, Крымов (хотя о его сравнительно недавнем - 2002 год! - "Гамлете" мало кто слышал и еще меньше видели) - да, Станиславский-Сулержицкий - само собой, а многие в якутскую опись не попали, да и бог с ними. Но среди прочих попал "Гамлет. Коллаж" Робера Лепажа, идущий по сей день в Театре Наций - высокотехнологичный аттракцион, по сути довольно (я бы сказал - абсолютно) бессмысленный, но занимательный, зрелищный, эффектный, к тому же позволяющий единственному (не считая технического дублера) исполнителю, он же худрук театра, Евгению Миронову, на ходу менять образы, играя практически в одиночку всех героев трагедии вне зависимости от возраста и пола:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2728074.html

"Мой друг Гамлет" из Якутии - тоже, в общем, аттракцион, но в противоположность творению Лепажа, "домашний", не то чтоб совсем без "технологий" (видео, дым, свет, даже штанкеты вверх-вниз иногда ходят), но по большому счету незатейливый, а главное - столь же пустопорожний. Открывается он "интерактивом" - местный лектор, на якутском (в Москве давали перевод через наушники) обращается к аудитории с вопросом, многие ли читали "Гамлета", проверяет для порядку на знание материала, а по креслам разложены сувенирные листовочки с картой и кроссвордом, где первый строкой идет фамилия (сидевшего на московском показе в зале) "главного шекспироведа", 10 букв, 6-я Ша (разгадавшим обещали приз от театра)... Под фонограммное завывание волков занавес открывается и на просторной площадке следующие три без малого часа колбасятся, прикалываются в клубно-дискотечном формате артисты, исподволь примеряющие на себя реплики шекспировских героев.

Если другой свеженький, только что в Москве предъявленный сибирский "Гамлет", Андрея Прикотенко помещался в "виртуальную" коробку, в пространство компьютерной игры -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3970144.html

- то Сергей Потапов ссылает обитателей Эльсинора в мир архаичного эпоса, где, оказывается, так же не чураются примитивных, относительно актуальных радостей, точнее, Гамлета как "эпического" героя режиссер видит персонажем комиксов, дешевых старомодных азиатских боевиков, опять же компьютерных игр, то есть самого убогого пошиба поп-культуры. Вольно усмотреть в том нечто неожиданное - мне, напротив, все это кажется очень предсказуемым и откровенно безвкусным: отнюдь не (вопреки шекспировскому обещанию) "бесконечного остроумия, неистощимый на выдумки" провинциальный капустник меня даже не развеселил, ну разве что отдельными, редкими местами слегка позабавил, и то скорее от безысходности.

Гертруда, к примеру, как напилась на свадьбе с Клавдием в первом же эпизоде, так, разве что фату где-то потеряла, до поединка Гамлета с Лаэртом не "просохла", померла не приходя в сознание - ну это, по-моему, не очень забавно. Лаэрт вот, кстати, смешной - жирный дегенеративный очкарик-"гик", не отрывающийся от мобильного гаджета. Сестренка ему подстать, хотя из другой тусовки явно - нимфетка-скороспелка в топике и короткой радужной юбочке ("порядочные девушки не ценят..", ага!). А гамлетовы сверстники-однокашники тащатся под цветомузыку в пиджаках и польтах на голое тело (и я еще после этого зрелища буду насчет своего пуза комплексовать...)

В целом антураж первого акта, еще сколько-нибудь связного, вызывает ассоциации с порядками маоистского Китая или Северной Кореи, какими они представляются из Москвы и, видимо, из Якутска также: военизированная фабрика - отчего-то швейная (ну в тексте упоминается, что Офелия шьет... - даром что шлюшка на вид, в действительности, значит, передовик производства, ударница труда, и одна, как в "Светлом пути", сразу на многих станках готова работать!); призрак в доспехах а ля Чингисхан, и именно он начинает монолог "Быть или не быть", а Гамлет уж подхватывает за ним - это кроме тех случаев, когда юные друзья типа в шутку сами изображают для Гамлета привидений, развевая на бегу простыни...; во главе "режимного" предприятия - генерал-папа Клавдий в соответствующей генеральской фуражке; рядовой (прапорщик, младший лейтенант - уж не знаю) Гамлет, его друзья-сверстники - клубные завсегдатаи и одновременно спортсмены; Розенкранц и Гильденстерн, по крайней мере, теннисисты.

Привычка к дисциплине, труду и ЗОЖ (физкультура, впрочем, здесь тоже идет за "производственную гимнастику") не мешает Гамлету, дознаваясь, посылали за друзьями или нет, пытать Розенкранца с Гильденстерном не только избивая их же собственными теннисными ракетками, но и защемляя им пальцы невесть откуда взявшимися пассатижами - ну и приятели отыграются на нем с пристрастием, когда придет их черед (увы, сразу после отправки Гамлета в Англию про них забудут, мертвы Розенкранц и Гильденстерн живы ли - создателям спектакля дела нету) выяснять, куда принц спрятал тело Полония, в жилетке, котелке и с закрученными усами похожего на смотрителя манежа при китайском цирке; кстати, китайский цирк в виде бродячих актеров с драконом на палках прилагается!

Второе действие еще и по хронометражу длиннее первого раза в полтора, и совсем уж бессвязное, распадается на самодостаточные приколы пошиба провинциального КВН. Тут и пародия на гонконгские или тайваньские боевики с перестрелками автоматчиков (которых до того не было), и ряженый каратист а ля Брюс Ли (или это Джеки Чан все же? разница, между прочим, принципиальная, жанровая: Джеки Чан типа комик в первую очередь, потом уж боец; а Брюс Ли наоборот, смеяться над ним можно только задним числом...). В Офелию при "помешательстве" вселяется зло, превратив ее в подобие зомби из японских ужастиков. Но плюс к тому через все представление неизменно проходит эксклюзивный образ - почти голое, на четвереньках передвигающееся и "страшно" (в действительности даже не смешно...) гримасничающее существо, типа злого духа. Ну про мелкую экзотику вроде хомуса, на котором вместо флейты Гамлет играть тоже не хочет, но предлагает другу: "Играй на хомусе, Горацио!" я уже не говорю.

Тем не менее в сочетании с "злым духом" наличие хомуса напомнило мне о том, что в Якутии происходит кинобум, или, как было сказано на месте герою Алексея Юдникова в фильме Анны Яновской "Интересная жизнь" - "бум об стену":

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3905182.html

Как правило за пределами республики Саха продукцию якутского кинематографа, особенно в жанровом, а не артхаусном его варианте, можно увидеть разве что на фестивалях, но мне как раз доводилось, и сравнительно недавно я посмотрел один из образчиков бессмысленного и беспощадного якутского мистического триллера "Проклятый хомус":

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3972377.html

"Мой друг Гамлет" сделан по аналогичному принципу ("что есть в печи - на стол мечи"), и не в силу того, что режиссер увидел Гамлета переростком замедленного развития, погруженным в юные забавы, приемлемые лет ...дцать назад (вплоть до караоке! о, якутское караоке, кто тебя выдумал!), а потому что, подозреваю, он и сам так мыслит, выбирая для героя Шекспира в качестве культурной среды собственную сферу интересов. И постольку, поскольку шоу сводится к развлечению (причем в первую очередь участники развлекают себя сами, затем уж родственную им публику, а там, сколько дойдет, и простой народ, немного интересующийся "Гамлетом", Шекспиром, вообще театром...), спектакль, вероятно, неплох в своем роде и на своем уровне, всяко имеет право на существование. Не дай бог, однако, попытаться отыскать у якутских друзей Гамлета что-нибудь мало-мальски осмысленное - лучше сразу отдаться на откуп бессловесному всклокоченному существу с лицом-маской, пускай отгрызет конечности, не добралось бы до головы.

Прежде, чем опустится занавес и пойдут титры с упоминанием всуе Брука, Крымова и (для количества, в числе прочих тоже ставившего "Гамлета", я даже его видел!) Бориса Морозова из Театра Красной Советской Российской ордена святого Александра Невского Армии, в неоновой рамке (а в Якутии тоже в ногу со временем идти желают и не забывают про неон) появится Призрак, сменивший татаро-монгольскую амуницию на "исторический" - по театральной моде 19-го примерно века - костюм Гамлета, чтоб почитать (из книжки!) прежде, чем снова фонограмма завоет волком, ту би ор нот ту би в оригинале, без перевода на якутский. Да и в самом деле, что за вопрос... Выть или не выть - вот в чем вопрос! На него труппа за сценой, примкнувшие к ним московские студенты (будущее пополнение Саха-театра) и фанаты в зале отвечают конкретно - то как зверь они завоют, то заплачут, как дитя. От восторга, ясно.

(comment on this)

2:03a - "Сны...", Хабаровский театр кукол и ТЮЗ, реж. Константин Кучикин, Ольга Подкорытова
Удивительно, но по большому счету заслуженно, что театральный Хабаровск в Москве довольно плотно представлен круглый год, а не только на "Золотой маске". Поэтому когда "человек, который всегда рядом", как обозначен в программке персонаж Виталия Федорова, наравне с остальными в спектакле выступающего под собственным именем и от первого лица, завел медоточивым, убаюкивающим голоском свои сладкие речи с претензией на спонтанность и проникновенность, я сразу вспомнил: осенью Федоров участвовал в фестивале "Арт-миграция" и на обсуждении чужого, не собственного, что характерно, спектакля, с совсем иным градусом эмоций выступал, чуть ли не колотя себя в грудь, доказывая, какой он весь православный, гетеросексуальный (хотя вроде никто не посягал...) и до кучи не любит театр "с микрофонами". Сейчас в программке "Снов..." помечено, что Виталий Федоров учится в семинарии... Аллах, конечно, акбар, и может быть сыграли свою роль мои личные предубеждения, но фальшивая сентиментальность, заданная правилами игры "Снов..." в начале, мешала мне до самого конца.

При том что совместный опус хабаровских кукольников и артистов ТЮЗа задуман как "документальный", то есть, что ни говори, честный, правдивый, да еще с подзаголовком "очень личные истории": в диалоге с "человеком, который всегда рядом" (на самом деле Виталий Федоров размещается позади зрительских рядов, и откровенные, считай сокровенные беседы с коллегами ведет в ненавистные навесные микрофоны) герои представляются по именам, что-то о себе сообщают, а затем каждый разыгрывает моно-сценку с использованием нарочито, демонстративно нехитрых, наивных кукольных техник: паренек валяется в сене, объевшись конфет, непослушная девочка, не наигравшись в песочек, сует ножницы в розетку, с космодрома "Восточный" (его, кстати, достроили несмотря на воровство или это все тоже "сладкие сны"?..) взлетает ракета... Иногда герои воплощаются в крохотные симпатичные куколки, иногда (как мечтатель-космонавт) в фанерные черно-белые шарнирные фигурки (ракета подстать), а то и просто (уж проще некуда) в шарики на пальцах.

Алексею мешает читать невесть откуда взявшийся рыжий кот (кукла-перчатка), сладкоежке Тане является из-под висящих в гардеробе пальто волшебный медведь. Виктор, используя инсталляцию-балкон, рассказывает целую жизнь, пока на фонограмме сменяются Ободзинский, "Любэ", "Тату" и IOWA, а на балконе распашонки уступают место одежкам для детей повзрослее, велосипед и мячик становятся менее важными, чем банки с соленьями, и в итоге весь накопившийся хлам отправляется в пластиковый ящик для мусора. Резиновая покрышка превращается в модель космоса, ну как минимум для одной семьи. Может быть самая продуманная, при этом вовсе без использования каких-либо кукольнических приемов представленная история - несостоявшееся свидание Никиты: его манипуляции с едой и сервировкой наглядно иллюстрируют романтические томительные ожидания, но вместо двух бокалов, вина и свечи появляется бутылка коньяка, потом водки, потом другая, тушатся в банку шпрот одна за другой сигареты.

Мотив, объединяющий "сны.." разных персонажей и различные технические решения в единый художественный мир - скоротечность времени, конечность жизни, тяжесть воспоминаний... - но для серьезного разговора на подобные темы слюнявый, одновременно инфантильный и старперский, тон, заданный православным гетеросексуальным "человеком, который всегда рядом" (Федоров опять приплел к делу жену... на случай, если опять кто усомнится), катастрофически не в кассу, он сводит неизбывную экзистенциальную драму к благодушному ностальгическому умилению. Еще и помещены все новеллы в дизайнерскую конструкцию, напоминающую оформление фойе камерных театриков типа Камбуровой или Коляды, с полочками, уставленными всякой никчемной, якобы симпатичной фигней, декорированных масками, фигурками, корешками старых книг (художник Наталья Павлишина) - в общем, рад за тех, кто растрогался, а я, не скрою (разговор же честный, откровенный, очень личный авторами спектакля предлагается), только сильнее обозлился.

(comment on this)

2:23a - "Римские каникулы" А.Кротова, Новосибирский музыкальный театр, реж. Филипп Разенков
С наших маленьких, да и с больших любителей искусства станется: прочитав на афише "Римские каникулы", они вполне искренне предполагают, что из Новосибирска должны приехать, спеть и сплясать для них Одри Хепберн с Грегори Пеком, и непременно привезти с собой кусок настоящего фонтана Треви; неважно, что фонтан Треви прославлен не "Римскими каникулами", а "Сладкой жизнью", настоящие любители искусства подобные мелочи в расчет не берут. Между тем новосибирские "...Каникулы" - самодостаточное, оригинальное сочинение композитора Андрея Кротова на либретто Нонны Кротовой, не бог весть какого музыкально-поэтического качества старомодная оперетка, если честно - едва ли хотя бы один из номеров, крути его сутками по федеральным каналам, станет шлягерным; про аранжировки молчу, обыкновенные, без затей - но своим творческим задачам адекватное.

По "картинке", правда, спектакль вызывает ассоциации скорее не с голливудской мелодрамой, а с кинематографом итальянского неореализма, и не римского, а неаполитанского розлива: временами переходящая на псевдоитальянскую тарабарщину скандальная кучерявая синьора с пузом на последнем сроке беременности, в фартуке, вооруженная поварешкой, шпыняет мужа и хлопочет посреди оравы детей, гоняющих мяч - семейство квартирной хозяйки главного героя Джо Брэдли своими "выступлениями" заполняет паузы, необходимые для перестановок, суетясь так же, когда технической надобности в том нет; вдобавок к ним свои интермедии получает девушка-гид, водящая экскурсии интуристов по "местам боевой славы" принцессы Анны и репортера Брэдли. Декорации (художник Елена Турчанинова) между тем абстрактно-универсальные - конструкция из балкона и лестниц, дополненная по необходимости кроватью на колесиках или какой-нибудь архитектурной деталью; с Римом сценографическое решение связывают разве что фотослайды на экране (фонтан Треви, между прочим, входит в набор). А вот колорит по сегодняшнему обыкновению черно-белый - при том что даже оригинальный фильм давно "раскрашен", что ему на пользу, впрочем, не пошло, как не впрок и новосибирскому спектаклю продвинутое ЧБ; но во втором акте, с вовлечением принцессы в римские развлечения, монохромный ряд обогащается яркими цветными пятнами.

Исполнители не всегда вытягивают вокально даже простенькие куплеты, в сочетании с их утрированной манерой игры заставляющие вспомнить о советской традиции музыкальных комедий, номинально привязанных к далеким, никем из тогдашней их аудитории воочию не виденным заграничным реалиям, будь то "Вольный ветер" и "Поцелуй Чаниты" - сегодня так "хлопотать" вроде бы нет нужды, но артисты не щадят ни себя, ни публику: комикуют, гримасничают, кричат и суетятся изо всех сил. Стишки бесцветные, но не безграмотные, что по нынешним временам уже немало, в целом же драматургия - самое слабое место опуса: основная сюжетная линия скомкана и распадается на куцые скетчи, при этом некоторые третьестепенные (вроде невесты фотографа, напарника Джо) или совсем уж эпизодические лица одарены полновесными сольными номерами. Двойной финал (издатель Хеннесси получает в свое распоряжение желанный репортаж о похождениях принцессы в Риме, публикует его и репутация принцессы несет урон; потом оказывается, что это был сон Брэдли и Хеннесси остается без материалов для газеты, а принцесса зато с репутацией), и вместе Анна с Брэдли едут кататься на мотоцикле прямо через зрительский партер.

Когда я начинал ходить на "Золотую маску", а случилось это очень давно, из Новосибирска привозили и в том же, где сейчас, РАМТе показывали другой мюзикл по мотивам другого голливудского классического фильма "В джазе только девушки", в постановке другого режиссера -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/291649.html

- и нынешние "Римские каникулы" мало чем от него отличались. Но тем временем сменил название театр, уже не музыкальной комедии, а просто - Новосибирский музыкальный театр, и действительно, все было музыкально (особенно музыка... да) и мало что комедийно (я ничего смешного не нашел). Как и в прошлом году на "Безымянной звезде" того же режиссера, того же художника, того же хореографа (Татьяны Безменовой) и с тем же дирижером (Александром Новиковым), но на музыку другого композитора Александра Шевцова - и тоже "найди десять отличий", все та же старая добрая советская оперетка, тех же щей да пожиже влей:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3789295.html

И все-таки пенять спектаклю на то, что он, видите ли, "до фильма не дотягивает", нелепо. Москва тоже в лучшем случае (и то под вопросом) "третий" Рим, а новосибирский "бродвей/голливуд" по крайности непротивный и безвредный.

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com