?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Thursday, April 4th, 2019
1:38a - "Иокогама симфониетта",дир.Казуки Ямада, сол.Нобуюки Цудзии в "Зарядье": Моцарт, Бетховен, Прокофьев
Замечательный, неординарный коллектив "Иокогама симфониетта" я в прошлый их приезд - тоже, как и теперь, на фестиваль Ростроповича - сумел послушать только на репетиции, впрочем, и от нее впечатления остались вполне полноценные, достаточно яркие:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3560550.html

Сейчас у Иокогамской симфониетты в рамках фестиваля было два выступления с разными программами, и ни на одну я не попадал изначально, очень расстраивался, но благодаря случившемуся неожиданно дневному прогону "масочного" спектакля освободился вечер и на первый из двух концертов оркестра я все-таки смог прийти, мне достались Моцарт и Бетховен.

39-я симфония Моцарта поразила с совсем не "камерным" звучанием, исполнили ее японцы весомо, рассудительно: получился Моцарт, пропущенный мысленно и через Бетховена, и через Шумана, и через 20-й век, но не утративший изящества (особенно что касается финала), вместе с тем отягощенный небеспечальным историческим и культурным опытом, как общечеловеческим, так, надо полагать, и национальным, местным, японским. Дирижировал Ямада наизусть и оркестранты тоже играли без нот, все у них отработано настолько, будто единый инструмент в руках у одного человека звучит.

Однако много сомнений у меня возникло в связи с пианистом, солировавшем во 2-м концерте Бетховена, которым открылось второе отделение. Нобуюки Цудзии представили как обладателя гран-при 13го конкурса имени Клайберна, но, во-первых, мне подсказывают люди знающие, что гран-при на конкурсе Клайберна не присуждается в принципе (главный приз там просто иначе называется), а во-вторых, свою премию японец разделил с другим участником. Зато Нобуюки Цудзии незрячий и играет, услыхал в телерепортаже, чуть ли со слуха, с подбора (надеюсь, это шутка или преувеличение...) - может быть это добавило ему очков (прошу прощения за невольный каламбур) и в конкурсе, и в дальнейшей мировой карьере?.. По крайней мере лично меня его невнятные манерные пиано раздражали, а каденции больше смахивали на отработку технических этюдов... Зато 2-й концерт Бетховена хотя бы не столь заигран, как остальные.

Состав программы вроде бы точно продуман: от Моцарта через Бетховена к неоклассическому Прокофьеву - такая, видимо, логика; но симфония, целиком занимающая первое отделение, после антракта фортепианный концерт в начале второго и еще одна симфония - последовательность номеров, мягко говоря, экстравагантная... Что еще обиднее, Первая "классическая" симфония Прокофьева (ее тоже выдали по памяти, и даже демонстративно убрали, за кулисы унесли все пульты: знай, мол, наших!) японцам не подошла именно в силу их, похоже, своеобразного отношения к музицированию: они слишком серьезны, слишком основательны, методичны - прокофьевская легкость, игровая ирония потерялась, они и Прокофьева играли как Моцарта, очевидно не сознавая разницы между 18-м веком и 20-м, между классицизмом и веселой стилизацией под него, получилось тяжеловесно, скучновато, причем до такой степени, что финал симфонии Прокофьева, повторенный на бис с откровенно цирковыми примочками (контрабасист крутил инструмент будто заправский джазмен, духовики подпрыгивали на месте, некоторые аккорды акцентировать неожиданно резко и т.п.) ни юмора, ни изящества исполнению не прибавили.

(comment on this)

1:48a - "Граф Монте-Кристо" Ф.Уайлдхорна, Санкт-Петербургская музкомедия, реж. Керо, дир. Алексей Нефедов
Оба известных мне московских мюзикла по роману Дюма были оригинальными, эксклюзивными, и если независимый "Я - Эдмон Дантес" Лоры Квинт не спасли от провала даже приглашенные звезды:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2392402.html

- то "Монте-Кристо" Романа Игнатьева в театре Оперетты, наоборот, стал беспрецедентным хитом:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1224761.html

- и уже снятый с репертуара, он спустя несколько лет восстановлен и идет опять вовсю, правда, я смотрел последний раз когда его закрывали, то есть семь лет назад:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2318574.html

Спектакль питерской музкомедии создан на готовом, лицензионном музыкальном материале, так что волей-неволей сравниваешь кустарную продукцию местного производителя с фабричной импортной... Все, что я думаю про творчество Ромы Игнатьева, могу ему высказать при случае прямо в глаза, а сочинение Фрэнка Уайлдхорна по духу не столько даже "бродвейское", сколько "диснеевское", то есть уместнее, по-моему, звучало бы в мультике, на худой конец в кинофильме, нежели со сцены: потуги на изощренность оркестровок плохо прикрывают вторичность и слащавый примитив (мягко выражаясь) мелодий. К тому же вокальные номера перемежаются не только разговорными диалогами, но порой и речитативами, довольно-таки смехотворно-старомодными, разве что не под клавесин (а было бы прикольно, кстати! в соответствии с эпохой, где происходит действие - расцвет бельканто!).

Переводное либретто (автор Джек Мэрфи, русский текст Сусанны Цирюк), в свою очередь изобилует штампованными и литературно корявыми оборотами, что относится и к диалогам тоже, не только к рифмованным куплетам - впрочем, с этой точки зрения вирши Юлия Кима не лучше. Что касается фабулы, то в наиболее наглядном и броском, но далеко не самом неожиданном и существенном отклонении от первоисточника прослеживается дежурная дань феминизму: капитаном пиратского корабля, куда попадает бежавший из замка Иф герой, оказывается разбитная девица Луиза Вампа, рокерша-металлистка в проклепанной "коже" с осветленным перекисью хаером, такая "авария-дочь мента", она же становится (а никакая не экзотическая беззащитная сирота) спутницей новоиспеченного "графа". Но отбывая до городу Парижу, мстительный граф оставил ее в Италии и не обещал вернуться - словно в воду глядел! Потому как в Париже выяснится, что Мерседес, выйдя замуж за Фернана, сына родила все-таки от Эдмона (успели, значит, до свадьбы...), и Альбер очень своевременно подравшегося с Эдмоном отца (после шпаг в дело идет отбитое горлышко бутылки!) застрелил, даже не подозревая, что тот ему вовсе не отец! После чего Эдмон как честный человек ну просто обязан на престарелой Мерседес жениться!!

В целом версия ставит под сомнение сладость мести и упирает на милосердие, на прощение - сегодня это общее место, но моральный урок, положим, я разделить готов, а вот не сожалеть о том, сколь затянутым при такой интерпретации сюжета выходит предыстория первого акта и какой куцей развязка второго с попросту смазанным финальным хэппи-эндом, не сожалеть трудно. Вместе с школьным нравоучительством в подтексте парадоксально - не в пример кастрированному романтизму московского мюзикла - питерский "Граф..." все же малость повзрослее по части некоторых "возрастных" подробностей, хотя его "эротизм" (Эдмон на свидании с Мерседес по пояс раздевается - иначе совсем мудрено заделать ребенка..; римский карнавал в начале второго акта сопровождается нелепым стриптизом, опять же мужским; несчастный в семейной жизни и спивающийся от карточных проигрышей Фернан показан мельком в обществе парижских проституток, и тоже полуголым... поющие качки набирают силу! а среди слухов в свете французской столице о загадочном Монте-Криста - хор, положенный на дурацкий мотивчик дурацкого танго - возникают и намеки на его гомосексуальность...) и "натурализм" (заключенному Эдмону прикладывают опять таки на голое тело "раскаленное" клеймо) тоже весьма условны и наивны.

Но вот по зрелищности питерская постановка московскую (я имею в виду, конечно, ту, что в театре Оперетты идет, безвременно сгинувший опус Лоры Квинт я и помню-то слабо) пожалуй превосходит, картинка "побогаче" выглядит - и даже не за счет пышности оформления или костюмов, а благодаря толково поставленным танцам, акробатике, боям и в целом сцендвижению, пластике, мизансценам (балетмейстеры Рик и Джеф Кулерманы), при очевидном, иногда до абсурда, скудоумии некоторых режиссерских ходов (венгерский постановщик Керо с питерской музкомедией сотрудничает, кажется, не впервой). Вместе с тем собственно сценография (художник Тамаш Ракаи) при всех видимых наворотах ни технологическим, ни эстетическим новаторством воображения не поражает, какие-то эпизоды наглядно пересекаются с аналогичными в московской версии (выплывающий из моря на тросе за занавесом с видеопроекцией утопленник-Дантес), другие вызывают недоумение (для пущего пафоса, надо полагать, Монте-Кристо въезжает, "вплывает" в парижский салон... на носу корабля - да, это эффект!).

При таком раскладе опереточным артистам остается спеть и сыграть, как их учили и как они умеют, без оглядок на специфику жанра - что им в большей или меньше степени удается, я для себя никого из ансамбля особо не выделил... Кириллу Гордееву, исполнителю заглавной роли, необязательно так часто скидывать или распахивать рубашку, в его спортивной форме никто не сомневается. Хорош вокал Веры Свешниковой-Мерседес, жаль что драматургически роль довольно плоска. Ну разве что капитаншу Луизу я бы все же отметил, коль скоро к ее появлению в принципе не был готов - прежде всего именно Агата Вавилова приближает спектакль к мюзиклу, а не оперетте, не музкомедии; тем более что развитие сюжета ведет его противоположном направлении - не к оперетке даже, а сразу к мексиканской мыльной опере (то ли дело в московской Оперетте: можно простить - но уже не вернуть...).

(comment on this)

3:49p - я хочу говорить с тобой о страдании: "Карамазовы" по Ф.Достоевскому в МХТ, реж. Константин Богомолов
Не смог найти первоисточник, чтоб процитировать дословно, но где-то недавно в интервью или в лекции Богомолов говорил о том, что "Карамазовы", дескать, это "пошлячество", которое позволяет определенной части публики считать себя "интеллектуалами". В любом случае, думается мне, он прежде всего метил в конкретную часть публики, а не в собственное произведение, премьере которого сопутствовали известные затруднения, но дальнейшая его судьба оказалась против всяких ожиданий счастливой, не в пример многим другим значительным богомоловским опусам, возможно, еще и поэтому отношение Богомолова к "Карамазовым", от которых он действительно за последующие годы очень далеко ушел в направлении противоположном тому, которым двигался от "Лира" через "Идеального мужа" к "Карамазовым" и далее к "Мушкетерам", сегодня неопределенно-противоречивое. Так или иначе, во-первых, и сам Богомолов от "Карамазовых" вряд ли отречется, и во-вторых, аудитория богомоловских блокбастеров столь разношерстна, что каждый "считывает" уровень, который по силам и по вкусу.

Зато в книге интервью Камы Гинкаса прочел буквально следующее: "Очень много зависит от публики. Особенно когда показывают Чехова, Достоевского и вообще классику. Публика думает, что она их знает. Приходя на Достоевского, например, они серьезны. Они сосредотачиваются. Им важно быть не глупее, чем текст Достоевского, чем спектакль самого Камы Гинкаса, который, говорят, что-то такое выдумывает. А там вдруг шутки. Когда-то очень давно я смотрел спектакль по Достоевскому, довольно приличный, и с первой же фразы стал смеяться. Ко мне повернулась очень известная критик: "Как вам не стыдно, это ведь Достоевский!" - зашипела она... Легкомысленные зрители, которые пришли развлечься, тоже берут далеко не все, только поверх, но с ними легче. Тут уже зависит от артиста - сможет ли он их повернуть. Как правило, это удается".

Критики (и не одна "известная критик" в том числе) по "Карамазовым" отплевались быстро, интеллигенты все, что ошибкой заходили, тоже посбегали, а спектакль, чей выпуск едва не сорвался из-за претензий к казавшемуся немыслимым хронометражу, снова заканчивается в четверть первого ночи и артистов публика ни в какую не желает отпускать на поклонах! На предыдущих "Трех сестрах" сидел рядом с женщиной, после многих лет жизни в Австралии вернувшейся, которая прицельно, не по одному разу на Богомолова ходит:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3970600.html

А на восьмых для меня (по приблизительным подсчетам...) "Карамазовых" оказался за спиной у супружеской пары, давно живущей в Америке - ежегодно на пару недель приезжают чтобы спектакли Бутусова, Богомолова и Крымова смотреть. "Карамазовы" они тоже видели повторно, но не сразу вспомнили, когда приходили первый раз. Я свой первый раз на "Карамазовых" помню отчетливо в силу того, что это был единственный прогон, на следующий день после отмененного, непосредственно перед официальной билетной премьерой:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2710386.html

Но пришлось покопаться в записях и уточнить насчет последнего - оказывается, я не видел "Карамазовых" уже больше года:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3714573.html

Теперь тоже, каюсь, прибежал из консерватории с антракта, но хотя бы с первого, то есть пропустил только один акт из трех (естественно, я неоднократно видел спектакль целиком, от начала до конца... но не каждый раз). Зато сел во второй ряд слева от прохода - только что не в первый, а так оптимально, особенно для обзора средней части и глубины сцены: считай многие моменты, происходящие на барно-кухонной стойке во 2-м и 3-м актах, я раньше и не мог как следует разглядеть.

Кроме того, за год случился бросающийся в глаза ввод - как и в "Идеальном муже", в "Карамазовых" вместо Максима Матвеева теперь задействовал Кирилл Власов. С одной стороны, абсолютно богомоловский артист, идеальный Ланселот в "Драконе" (был...) и Кулыгин в "Трех сестрах", но вот как раз по его работе в "Карамазовых" видно, насколько другой Богомолов уже в "Драконе", подавно в "Трех сестрах", по сравнению с "Карамазовыми", и Власову где-то не хватает матвеевской "игры", он существует уже в сегодняшнем богомоловском ключе, несколько выпадая из ансамбля, хотя безусловно и не разрушая его, очень уж прочно в "Карамазовых" вся конструкция выстроена. А еще я раньше не придавал значения, что Данил Стеклов и Павел Чинарев меняются местами - теперь, попав на вариант, где "калинку-малинку" пляшет Стеклов, а за Черта, увязавшегося за Алешей, выступает Чинарев, заново и с восхищением открыл для себя, до чего же точно Чинарев здесь работает!

Удивил неожиданной сдержанностью - может просто усталостью? или все-таки сказался содержательно опыт "Ай фака" и форс-мажорного ввода в "Трех сестер?.. - Игорь Миркурбанов, предыдущие годы он все "наращивал" экспрессию, добавлял своему Карамазову-старшему ужимок, гротесковых красок, а тут как будто вдруг их "стер", и финальный монолог до самого выхода на "Я люблю тебя жизнь" провел, словно не Федор Павлович, а Порфирий петрович, не черт во плоти, а виртуальный литературный алгоритм - с неожиданной тонкостью. Филипп Янковский, наоборот, страдания Митеньки доводит до гротеска, почти до юродства и чуть ли не до шутовства - мне кажется, раньше его персонаж был эмоционально открытым, ранимым, сейчас в нем проявляется вызов, "демонстрация", "бунт" похлеще, чем во внешне бесстрастном Алеше-Хайруллиной: может так и задумывалось, но в разные годы смотрелось по-разному (тем более что был довольно продолжительный период, когда Янковский отсутствовал и Богомолов сам его заменял, что по сути превращало "Карамазовых" в другой спектакль). А в таком, слегка утрированном варианте страдания Митеньки - он же единственный герой, кто страдает по-человечески, остальные живых эмоций не проявляют либо вовсе их не испытывают - тоже оказываются двойственными, двусмысленными, и сам образ Митеньки усложняется.

Спектакль же в целом "усложняется" с годами, прирастая контекстом, вернее, разные богомоловские спектакли на разном материале как бы перекликаются и нередко конфликтуют друг с другом, как "Три сестры" по Чехову с "Идеальным мужем" и его внутренней чеховской линией, как диалог Ивана Карамазова-Кравченко с Чертом-Миркурбановым в "Карамазовых" - "Есть бог или нет?-Ей-богу не знаю..." с аналогичным в "Идеальном муже" - "Бог то есть, то его нет... Бог есть, даже если его нет..." (артисты же переходят из постановки в постановку одни и те же!), так что когда в "Карамазовых" на экране возникает титр "первый допрос менты проводят весело, бодро" - невольно про себя договариваешь: "...и хочется жить!"

(6 comments |comment on this)

3:50p - "Молодость" ("Месяц в деревне") И.Тургенева, Тюменский театр драмы, реж. Данил Чащин
По добротности декораций и вообще по картинке сходу недолго предположить, будто спектакль привезли из Цюриха, а не из Тюмени: двухэтажная "ячеистая" конструкция, впрочем - общее место современной сценографии, и аналогичным образом можно охарактеризовать решение спектакля в целом. Однако узконаправленный взгляд режиссера на пьесу, который многих покоробил и оттолкнул, лично в меня до некоторой степени "попал" содержательно, так что при всей эстетической вторичности постановка до некоторой степени впечатление на меня произвела.

Тургеневские герои переехали в медицинский центр гериатрического профиля - прибавили годов им режиссер с драматургом (если, помимо Тургенева, конечно, таковой отдельно от режиссера имеется, в аннотации я упоминаний о нем не обнаружил, но как правило в подобных постановках без "драматурга" сверх автора пьесы-первоисточника не обходится). Наталья Петровна - дебелая бабища, и Верочке в белых шортиках не конкурентка, вроде бы, однако Беляев (образ, подвергшийся наибольшей трансформации) тоже не лыком шит, словами Тургенева он говорит о себе, что "морочить голову богатым женщинам и молодым девушкам не мое дело", а между прочим тем лишь и занят, да ладно б только голову, на Наталью Петровну виды у студента, обернувшегося спортивным тренером, по совместительству массовиком-затейником (с замашками героя комиксов - то-то и костюмы меняет с суперменского на бэтменский) и заодно ди-джеем, виды вполне конкретные, и не так уж он юн, не так уж свеж, видно, что бывалый, опытный.

Большенцов из нелепого, но безобидного перезрелого уродца тоже превратился в старого извращенца-садиста, шортами и розовой бейсболкой мутация не ограничивается, впридачу к ним у него в кармане... наручники, хотя и тоже пушисто-розовые: когда Вера в отчаянии согласиться с подачи Шпигельского открыться его грязным - буквально, Большенцов полуголый вылезет из грязевой ванны, обмазанный весь - притязаниям, то наручники пойдут в ход, после чего вконец разочарованная героиня попытается натянуть себе на голову полиэтиленовый пакет. Неблагостна и развязка линии Ракитина - муж Натальи Петровны человек по всему "авторитетный", шестерка в трениках и с дубинкой при нем, так что Ракитина выводят в березовый лес, пистолетом угрожают - впрочем, Аркадий его не убивает, зато отходит сам и, подобно чеховскому Иванову, судя по хлопку из-за кулис, "застреливается".

Нельзя не признать, что "Молодость" - спектакль зрелищный, как нельзя не отметить, что зрелищность эта соответствует расхожим стандартам "современной постановки", в первую очередь вспоминается кулябинский "Иванов" в Театре Наций -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3491320.html

- но в "Молодости" адаптирован аккуратнее текст, без анекдотических неувязок, и сокращения сделаны решительно, целесообразно, достаточно вдумчиво (получилось уложиться в два часа без антракта!). Вместе с тем налицо и пресловутая "симультанность", и популистская синхробуффонада с ретро-шлягерами: основу репертуара санаторной дискотеки (за пультом диджей Беляев) составляют песни "Модерн Токинг", которые давно уже не "модерн", а лейтмотивом через спектакль проходит леонтьевский "Полет на дельтаплане", ассоциированный еще и с образом "воздушного змея", который Беляев - Верочка его так и прозвала, Алексей Дельтапланович - запускает со своим воспитанником по пьесе. Забавно, что только что в совершенно иного формата спектакле "ДиДжей Павел" Дмитрия Волкострелова трек-лист пьесы Павла Пряжко тоже показательно включал себя и "Полет на дельтаплане" Валерия Леонтьева, и "Воздушного змея" Аллы Пугачевой - вряд ли Чащин оглядывался на Пряжко, но совпадение тем не менее примечательное и вряд ли совсем уж случайное, коль скоро оба режиссера, каждый своими методами, но с одной и той же категорией - возрастом (вернее, диалектикой возраста психического и биологического) работают:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3988317.html

Суть концепции Чащина проста до неприличия, но потому и так точна: старики из последних сил цепляются за жизнь и тянутся к молодежи, а молодые этим по возможности, иногда бессознательно, но нередко расчетливо, цинично пользуются. Вероятно, с Гоголем и Чеховым подобные "санаторные процедуры" по очищению текста от смысловой многослойности не прокатили бы, а Тургенев и его, в общем-то, весьма посредственная пьеса выдерживают легко. В "нагрузку" и только что не в насмешку Чащин предлагает на экранах телевизоров в комнатах постояльцев заведения трансляцию "Месяца в деревне" Анатолия Эфроса с Ольгой, соответственно, Яковлевой - и те "кружева", что некогда повергали публику в трепет, сегодня в заданном контексте смотрятся хорошо если милой старой вещицей... Но это хотя бы искусство, которое, что называется, вечно... В реальности же, в биологии, в телесных проявлениях возраста, старения, приближения ну если не сразу к смерти (что может быть и предпочтительнее было бы...), то к немощи, совсем ничего нет умильного, особенно в самом примитивном, но и в самом объективном ее аспекте. Недавно на одной вечеринке за барной стойкой завел я - ну был выпимши, не скрою... - разговор про свои года, а бармен, 26-летний, как выяснилось, мне вдруг спрашивает: "У тебя стоит?" Я, подавившись очередным коктейлем, уточнил и говорю: "в настоящий момент вроде нет.. а что?" - "Ну пока стоит, значит, еще не старый!" - а ведь и в самом деле, просто как выходит! Правда, в спектакле Чащина похотливые, ревнивые, ну или, наоборот, уже импотенты, или сублимирующие с возрастом влечение в занятия совсем уж гнусного свойства вроде сводничества престарелые мужики тоже малосимпатичны, но пожилые тетки "с претензией", западающие на парней - это уже клиника, настоящая катастрофа, а ведь к ним даже барменского "Объективного критерия" для определения возрастных пределов нет, только инстинкты в борьбе с комплексами! Неудивительно, что наиболее последовательно в штыки тюменскую "Молодость" приняла именно женская фракция "просвещенной" московской аудитории.

Если б еще режиссеру хватило вкуса и чувства меры обозначить тему без избыточной навязчивости... Однако буквы от вывески "молодость" показательно свалены в кучу, на грифельной доске мелом начертано (ну будто списано со спектаклей Бутусова!) "курение убивает", и вдогонку вместо стертого "курения" пишется "любовь" (какая уж тут "любовь"... о душе пора думать!). Опять же "Дельтаплан" этот несчастный, дежурный, на любые случаи годный - когда Наталья Петровна, похоже что, подобно Федре-Марии Мироновой из "Золотого колоса" Жолдака (уж не знаю, видел ли Данил Чащин ту постановку...) обезумевшая, да попросту спятившая от неразделенной и нерастраченной страсти, оказывается буквально охвачена огнем (вот тебе и фейерверки, "римские свечи", дошалились...), вокруг нее бегает мальчик с воздушным змеем и снова включается фонограмма "Дельтаплана", и на поклонах тоже... - Рыжая Люда в зале пританцовывала довольная, но это скорее исключение.

Зрелищность и в целом внешняя эффектность постановки, начиная с отдельных деталей (вроде того, что ряженый Беляев под своими обтягивающими костюмами демонстративно проверяет накладные мышцы... и не только мышцы), заканчивая пространством, всей конструкцией декораций (на верхнем этаже - комнаты и холл с экраном, на экране до кучи мелькают постмодерновые коллажи на основе классической живописи вроде Юдифи с головой Олоферна в одной руке и теннисной ракеткой в другой; внизу на поворотном круге - добротно, дотошно выстроенные тренажерные, массажные, процедурные помещения, и в глубине - березовый лес, к финалу превращающийся в обугленные пеньки) срабатывают не на основную идею, а против нее, не заостряют конфликт, но переводят его вместе с "апокалиптическим" финальным апофеозом в формат ролевой игры, аттракциона, аниматорского шоу; снимают, практически на нет сводят трагизм, которым режиссер усердно нагружал мелодраматический сюжет.

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com