?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Friday, March 1st, 2019
4:39a - "Свидетельские показания" Д.Данилова, театр "На крыше", Красноярск, реж. Семен Александровский
Вот тебе и театр. Занавес, потом первая кулиса, потом вторая и дальше пустое пространство. Декораций никаких. Открывается вид прямо на озеро и на горизонт. Поднимем занавес ровно в половине девятого, когда взойдет луна. Если Заречная опоздает, то, конечно, пропадет весь эффект.

В Красноярске спектакль играется, как я понял, буквально на крыше, и волосы актеров по ветру развеваются, но в Москве поди найди крышу, и погода как-то не располагает - на закрытой веранде "Цветного" и то малость подмерзли... Время для старта наметили тоже не абы просто как, но с расчетом, чтоб от полшестого к финалу за окнами стемнело... С другой стороны, пространство, выбранное для московского показа "...Показаний", большинству зрителей, полагаю, было в новинку и показалось экзотичным, а я, так уж вышло, за последнее время посещал веранду дважды по случаю презентаций телепроектов, и с этой точки зрения для меня тоже открытия не случилось, равно и со всех прочих.

Постдраматический минимализм на четырех исполнителей (актеры из труппы Красноярского театра драмы, оттого лица узнаваемы) плюс символично и отчасти "атмосферно" рычаще-рыдающий саксофон - музыкант выходит в начале и в конце, актеры располагаются по углам квадратной выгородки, а публика по периметру, пьеса состоит из череды монологов соседей, коллег, знакомых отсутствующего героя, вернее, ответов на вопросы следователя, опрашивающего тех, кто что-нибудь может сказать о сравнительно молодом и будто бы благополучном парне, который выбросился из окна.

Естественно, ничего сказать т.н. "свидетели" не могут, но прежде, чем несколько раз это повторят - я ничего не могу сказать, я ничего не могу сказать... - все-таки много чего, на час с лишним наговорят. Всевозможного, противоположного - то ли погибший был веселым, дружелюбным, общительным, то ли замкнутым, циничным и хамоватым, то ли тайным графоманом с амбициями непризнанного гения, то ли успешным халтурщиком, неплохо зарабатывающим на издании серийных детективов под нарочито дебильным псевдонимом Виват, то ли пил без просыху, то ли трезвенником оставался... Загадочности, впрочем, хватает ровно настолько, чтоб не до конца потерять из виду погибшего как ускользающего от понимания, но все-таки реально существовавшего человека. В этом смысле Дмитрий Данилов, несомненно, умеет написать пьесу не то реалистическую социальную драму, не то фантасмагорическую притчу, не то амбициозную, не то удободоступную, загадочную ровно настолько, чтоб зритель почувствовал себя не очень тупым и приятно поразился собственной догадливости - потому и автор он успешный, хотя "Свидетельские показания" еще не настолько широко разошлись, как "Тупой Сережа" и "Человек из Подольска".

Семен Александровский постарался освободить характерологические зарисовки набора социальных типажей, из которых состоит текст пьесы, от "драматического" актерского наигрыша, что ему удалось лишь отчасти, поначалу актеры держат условную, отстраненную интонацию, но потом все равно включаются в "игру", начинают привычными, расхожими красками изображать кто соседа, кто менеджера, кто отца, кто батюшку... По поводу последнего нашлась православная рожа, оскорбившаяся верующими чувствами - но стоит признать, как ни редко я могу с такими согласиться, жест исповедника, предлагающего молиться за самоубийцу неофициально, намекающий на какую-то мзду за службу вопреки каноническому запрету, в самом деле и стилистически некстати постдраматическому спектаклю, и к тексту (где явно подразумевается нечто иное) не привязан. Из ходов "заметных" - одноклассник "свидетельствует" на два голоса в унисон, остальное - достаточно предсказуемо, если говорить о режиссерском решении и об актерском его воплощении.

А если о пьесе... Хорошо, что было время в перерыве между этим и следующим спектаклями - послушал т.н. "обсуждения" и помимо строгих укоров насчет нарушения православных канонов узнал, что Данилов сперва по просьбе покойного Угарова, собиравшегося первым ставить "Показания", дописал финальный монолог героя, а потом к нему впридачу и еще одно, завершающее "показание" свидетеля - к счастью, Александровский обошелся без того и другого, видимо, сознавая, что подобные "бонусы" окончательно разрушат на свой лад гладкую оболочку, прикрывающую вторичность и пустоту материала. Никому из "свидетелей", включая отчима (на погибшего продолжающего таить обиду) нет дела до самоубийцы, вместе с тем сам образ покойного, без дописанного финального монолога реконструирующийся исключительно по чужим словам, постоянно ускользает, растворяется в противоречивых, логически несовместимых свидетельствах. По-моему, невелика заслуга - взять классическую абсурдистскую, а ля Беккет, схему, и всяческим мусором, трухой, ерундой социальной, бытовой, психологической ее наполнить, засыпать... Вырыпаевские ноу-хау тут использованы как микроскоп, которым забивают гвозди - структура, предполагающая некое изящество, виртуозность формы, обслуживает тривиальную идею, да еще и с убогой квазигуманистической "моралью" (типа надо быть внимательнее к людям, которые рядом... ага!) вдогонку.

Наверное, опять я ничего не понял. Впрочем, смотрел я с удовольствием. Вы так искренно играли. И декорация была прекрасная.

(comment on this)

4:45a - "Sociopath"/"Гамлет", театр "Старый дом", Новосибирск, реж. Андрей Прикотенко
Героям этого "Гамлета" необязательно травить и колоть друг друга - сдохнуть можно от одной только их непрестанной скороговорочной болтовни, и не от того, что они говорят, и даже не от того, как, а уже от того, сколько и с каким напором: текста в спектакле Прикотенко, по ощущениям, больше (ну по крайней мере не меньше...), чем в оригинальном "Гамлете", при том, что от Шекспира тут едва ли пара слов. Зато в ассортименте - интеллигентский суповой набор Тихонов-Сельвинский-Пастернак Маяковский-Бродский-Высоцкий, разбавленный рэп-баттлами, приколами в духе комеди-клаба и КВН, до кучи театрально-капустно-внутрицеховыми гэгами вплоть до упоминания "маски плюс" - основной текст сочинен Андреем Прикотенко, рэп-баттлы, преимущественно Гамлета с Клавдием, принадлежат исполнителям, причем в разных составах речитативы звучат у каждого актера собственные, ну а "маска плюс", надо полагать, импровизация эксклюзивная, под московские фестивальные гастроли. Два с половиной часа мероприятия отняли у меня столько физических сил, что на встречу с создателями постановки я остался скорее, чтоб отдохнуть - оттуда, помимо всего, вынес, что изначально концепция Прикотенко предполагала достроенный "рамочный" сюжет: герой сочиняет компьютерную игру и становится ее героем - тоже, надо сказать, исключительно свежий ход... однако в московском варианте показа (спектакль якобы длился на полчаса дольше обычного...) не "прочитывался" и он.

Помещено действие в выгородку-сетку, которая заодно служит и экраном для видео с титрами. Вообще антураж напоминает спортклуб с профильной специальностью "фехтование" (в фехтовальщиков под закрытыми масками превратились даже "могильщики"), где Клавдий тягает гантели, демонстрируя кубики на животе и пьет ионизированную воду (впоследствии отравленную, он вольет ее в глотку Гертруде), Полоний увлекается теннисом (и мальчиками...), Розенкранц и Гильденстерн спутаны по талии и ногам клейкой лентой, у Офелии гирлянда лампочек в парике, Гертруда катается на электросамокате, и только лысый очкарик Гамлет демонстративно отвергает как ЗОЖ, так и костюмированные приколы, предпочитая виртуальные, дигитальные забавы, а плюс к ним вокально-поэтическое творчество. Все персонажи в белом, кроме Гамлета в черной модной хламиде и Гертруды, тоже в черном топе, с "эполетами" из вороновых перьев на плечах вдобавок.

Кого-то подкупила физподготовка молодых артистов "Старого дома" и неподдельная их самоотдача - да, на пару минут такое и меня может "завести", но внешние придумки однотипны и прокручиваются на холостом ходу (при том что если вспомнить "Оперунищих" Прикотенко в Театре Сатиры... - и новосибирский его "Социопат" покажется эталоном вкуса!), а содержательное наполнение не накапливается по мере развития действия, если тут вообще уместно говорить о развитии. Забавно, допустим, что мать сама дает чужому парню (Лаэрту) отравленную шпагу и просить родного сына заколоть, а сын с папой долго в драке возятся и друг друга таскают, забыв уже про все фехтовальные правила, пока не "сядет батарейка" (так на титрах выведено) и из рассуждений Гамлета о том, гадит человек под себя перед смертью или нет, вырастает "быть или...?", и все это с околичными политическими, как местными, так и глобальными намеками - кстати, тех, кого "завел" спектакль поначалу, он утомил к концу, я же, наоборот, сколько-то промучился, на втором часу пообвыкся и финал досматривал спокойно, не напрягаясь, что тоже характерно: вроде трагедия выходит на кульминацию - а пофиг, скорей бы отпустили.

(3 comments |comment on this)

4:50a - "Собачье сердце" М.Булгакова, "Чехов-центр", Южно-Сахалинск, реж. Олег Еремин
Меня уже в антракте успели обсмеять - типа "как тебе это может нравиться?!" - а я бы и не сказал, что мне "понравилось" (я вообще стараюсь подобными категориями не оперировать...), но смотрел я петербургско-сахалинское "Собачье сердце" с любопытством, тем более что за два дня того привозили хабаровское, прямо противоположного рода спектакль. "Собачье сердце" Николая Русского - концептуальный перформанс с надстроенной над хрестоматийным сюжетом и во многом умозрительной, как мне показалось, но все-таки интересной, неожиданной рациональной конструкцией, где булгаковская фабула вписывалась в поданную через прямые цитаты из библейской Книги Бытия историю сотворения мира (и, соответственно, первого человека), а с другой, герой (тот самый первочеловек) расщеплялся на мужскую телесную и женскую душевную ипостаси:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3969646.html

В иррациональном, ассоциативном "Собачьем сердце" Олега Еремина образ Шарикова-Владимира Байдалова с самого начала синтетичен до пародии, многими принятой за чистую монету и покоробившей утОнченный вкус: актер волочит за собой пристегнутую "заднюю часть", да к тому же гиперболически здоровенную и неудобную, со всеми сопутствующими взрослому псу хоть и тряпичными, но выпуклыми, наглядными причиндалами - такой получается "кентавр" из провинциального ТЮЗа, а то и с детсадовского утренника - потом, "преображаясь", Шариков довесок отстегивает и демонстративно вывешивает его на обозрение. Меняются интонации героя, из хорошей собаки получается омерзительный недочеловек, но это все тот же Шарик. И вопросы возникают к профессору Преображенскому, который здесь (не знаю, каково соотношение в образе профессора режиссуры, осознанной работы актера Виктора Крохмалева или исполнительской инерции...) абсолютно, на мой взгляд, гадок в своем самодовольстве, снобизме, уверенности в праве экспериментировать над природой. Художник Сергей Кретенчук всю площадку устлал шкурами животных (от белок и лис до медведей и даже крокодилов! а также черепашьих панцирей и проч.) - вероятно, все это отходы профессорской "науки", по поводу чего верно было замечено, в Европе такое сценографическое решение вызвало бы волну протестов, ну да Москва - не Европа, а Сахалин - подавно. К тому же поверх звериных шкур разбросаны муляжи отрезанных, отрубленных (революционной гильотиной?) человеческих голов.

Так или иначе Преображенский, Борменталь и примкнувшая к ним в образе японской гейши (без лифчика под кимоно) Зина вопреки тотальному озверению продолжают чинно обедать за изысканно сервированным фарфорами и хрусталями столом под 2-й концерт Рахманинова, едва отвлекаясь на хор домкома, откуда-то доносящий до нежных, на классику настроенных профессорских ушей, "Застучали по боярам топоры" из прокофьевского "Ивана Грозного" (написанного уже после смерти Булгакова, правда). Застольные разглагольствования о разрухе, попытки укрыться от влаги, льющейся с протекающей крыши, под ковром (а вот Шарик охотно лакает воду "с небес", променяв уличную волю на тепло и кормежку) - все это рациональные "цветочки", не предвещающие сюрреалистического, экспрессионистского балагана во втором действии, когда до антракта лишь мелькнувшая толпа, масса предстанет различными ипостасями "шариковых".

Для меня это первое столкновение с режиссурой Олега Еремина, который ставит преимущественно в питерском Новом императорском (совершенно неведомом мне) театре, но я помню, как он играл Треплева в потрясающей александринской "Чайке" Кристиана Люпы -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1119949.html

- и думается мне, опыт работы с Люпой для Еремина даром не прошел. Тут много спонтанного, алогичного, рассчитанного больше на актерскую энергию, нежели на интеллектуальное наполнение происходящего, ближайший аналог - Бутусов, но кажется, сахалинские актеры не все и только отчасти готовы предложение режиссером и сценографом правила игры принять, а на московских гастролях и вовсе закомплексовали, зажались... И все-таки разномастная шариковская стая, в кричаще-"нарядных" - из ручных принтов! - одежках, в повторяющейся с вариациями сцене Шариков-Борменталь-Преображенский некоторое впечатление производит.

С другой стороны, когда вся толпа, забыв о профессоре, устремляется к зрительнице в центре первого ряда и начинает ее разглядывать, чуть ли не ощупывать ("мы изучаем зрителей" - объяснил потом режиссер), или когда настоящие капельдинеры (в случае с ЦИМом молодежь, а в сахалинском оригинале пресловутые "бабушки") усаживаются после антракта в глубине сцены за ограждением из золоченых столбиков и красных канатов типа "охранять капусту", муляжи кочанов прилагаются (а это, тоже истолковал режиссер после спектакля, "настоящая жизнь", которая присутствует рядом с театром) - не зная заранее, в чем дело, недоумеваешь, кто-то поди и перепугается (если на тебя вдруг целая сахалинская труппа накинется и станет вглядываться...). Ну и детали вроде того, что актриса, играющая Дарью, под занавес первого действия изображает бабку, пришедшую "на говорящую собачку посмотреть", но попиздившую столовое серебро у профессора, явно лишние, слишком примитивно это.

Тогда как за превращением Шарика в "интеллигентное существо, барского пса", несмотря на все избыточные побочные эффекты, наблюдать интересно. Тем более что в инсценировке отсутствует как персона, как действующее лицо, Швондер - и это, может быть, для меня самый знаковый момент: профессор все на какого-то незримого Швондера валит, перелагает ответственность за другого - снимая ее с себя... К финалу же Шариков окончательно выделяется из клоунско-цирковой толпы (вплоть до отплясывающего подобие "Яблочка" безымянного персонажа Александра Ли) и вместо того, чтоб вернуться, согласно сюжету повести, в исходное положение, предстает вальяжным господином с сигарой и бокалом коньяка, такое вышло преображение.

(comment on this)

4:53a - ряженых не будет: "Три сестры" А.Чехова в МХТ, реж. Константин Богомолов
Может быть, я и не человек, а только делаю вид, что у меня руки и ноги... и голова;
Может быть, я и не существую вовсе, а только кажется мне, что я хожу, ем, сплю.
О, если бы не существовать!
Может, я не разбивал, а только кажется, что разбил.
Может быть, нам только кажется, что мы существуем, а на самом деле нас нет.


Ни слова сверх написанного Чеховым, а будто не армейский врач рубежа 19-20го веков размышляет, но литературный алгоритм из конца 21го века говорит о том, что знает наверняка! Миркурбанов вошел в спектакль как пробочка в бутылочку, и хотя принципиальный контраст между тоном чебутыкинским и остальных персонажей, изначально заложенный, несмотря на смену составов сохраняется, способы существования в роли Семчева и Миркурбанова разнятся сильно: семчевский Чебутыкин, по-человечески "теплый", "уютный", привносит в стерильный неоновый холод прозоровского дома без стен и без крыши ноту сентиментальности; у Миркурбанова с его достаточно однообразной и во многом предсказуемой, зато неповторимой, фирменной манерой тот же текст вместо "чувствительности" наполняется цинизмом, пускай напускным, но все-таки еще более увеличивающим дозу "холода", приближающим общую температуру спектакля к абсолютному нулю, к совершенной энтропии. Еще и за счет опыта, который Миркурбанов передает своему Чебутыкину от того, что сыграл уже и в "Теллурии" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3957985.html

- до этого в "Чайке", а главное, играет сейчас в "АЙ ФАКе" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3969476.html

- поразительно, но чеховские герои и пелевинские алгоритмы в спектаклях Богомолова обнаруживают сродство практически до тождества.

Впрочем, действующие лица чеховских пьес или сценариев Вуди Аллена, равно персонажи книг Пелевина и Сорокина - не главные герои спектаклей Богомолова, их главный и по большому счету единственный герой - проходящее сквозь человеческие жизни время. Только в "Чайке" или "АЙ ФАКЕ", даже если и там время можно почувствовать тактильно, осязаемо, как обладающую физическими параметрами материю, то в "Трех сестрах" все, что времени касается, проговаривается прямым текстом вслух - "как идет время, ой как идет время..." - текст, допустим, хрестоматийный, навязший в зубах, однако в отстраненно-бесстрастно-скороговорочной тональности постановки он звучит словно впервые ("одиноко... и никто не слышит" - сказала бы Мировая Душа из пьесы Треплева...), а когда во втором действии, третьем чеховском акте, Чебутыкин-Миркурбанов не демонстративным, но уверенным, осмысленным жестом смахивает со стола электронные часы, до этого с начала спектакля отсчитывавшие время (реальное!) и подававшие сигнал ("и тогда тоже били часы"), к тексту добавляется наглядность, и все вместе - сценическое действие еще полтора чеховских акта продолжается, доигрывается, но время вышло, жизнь закончилась... (плюс опробированный уже в "Чайке" прием, когда один чеховский акт перетекает в другой на статичной мизансцене, без паузы, без ухода и выхода актеров; плюс специально для "Трех сестер" придуманная, но все-таки не без оглядки на подмену Табакова кульком из-под мусора в "Юбилее ювелира", придуманная "фишка" с муляжом няньки на протяжении первого действия, когда во втором куклу заменяет обмотанный платком Артем Соколов и уходит, гонимый Наташей) - это дает какой-то убийственный эффект, какого, пожалуй, даже на других спектаклях Богомолова (за исключением, пожалуй, "Триумфа Времени и Бесчувствия") не переживаешь.

Для меня поводом четвертый (всего-то за год без малого) раз прийти на "Трех сестер" стал ввод Миркурбанова вместо Семчева, который пока нездоров, но смены составов в спектаклях Богомолова - привычное, естественное явление, как смены сезонов в календаре, и даже если сам Богомолов не подменяет того или иного актера, все равно составляет уже какой-то отдельный аттракцион, чуть ли не самостоятельный сюжет (с одной стороны - вводы краткосрочные или однократные, с другой - они в свою очередь тоже ведь напоминают: время идет..) Меньше месяца назад я видел "Идеального мужа", где роль Папы и Мамы (ну строго говоря, только Папы, потому что Мама лишь на видео и его не переснимали) исполнял вместо Семчева самолично Богомолов -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3953262.html

- а уже с тех пор Папу Лорда успел и Сергей Чонишвили сыграть (занятый в "Идеальном муже" лишь во втором акте, то есть во втором - как обычно, а в первом и третьем, соответственно - в порядке форс-мажора), и это тоже чрезвычайно любопытно, но я посчитал, что каждые две недели ходить на "Идеального мужа" - нездоровый фанатизм. В "Чайке" только что Богомолов заменил Хрипунова в роли Треплева -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3962731.html

- а про составы "Теллурии" я вообще молчу. В "Трех сестрах" с некоторых пор в очередь с Александрой Виноградовой играет Мария Фомина - тоже любопытно, наверное... Каждый раз отмечаю и взаимозаменяемость исполнителей в богомоловских постановках, и вместе с тем парадоксальную незаменимость любого из них, до такой степени точен, при видимой случайности (и артисты одни и те же из названия в названия бегают!) кастинг. Спрашивали после премьеры "Трех сестер": ну объясните (можно подумать, поймут, если объяснить!), почему Тузенбах - Дарья Мороз!? А мне на этот раз показалось сперва, что начало тормозит, не взят нужный темп, но выходит Дарья Мороз-Тузенбах - и полетело!

В первом действии, правда, присутствие Миркурбанова дает скорее дополнительную краску, но во втором, особенно в чеховском третьем, кульминационном, "пожарном" акте, перестраивает в известной мере партитуру спектакля. Семчевского Чебутыкина трудно было не пожалеть - а Миркурбанов позволяет чувствовать по отношению к своему герою то, что Чебутыкин чувствует по отношению к себе сам, понять про него то, что он сам про себя понимает: его монолог за столом в этом третьем акте, переходящий в последующий эмоциональный (самый громкий, интонационно насыщенный) выплеск "а у Наташи романчик с Протопоповым!" - вершина, за которой ансамблю остается довести, дорассказать и так хорошо известный сюжет: "я знала, я знала..."

Рядом со мной оказалась (вернее, я рядом с ней на единственном свободном месте в первом ряду) женщина, изначально ленинградская, но много лет прожившая в Австралии и в Сиднее не пропускавшая спектакли с участием Кейт Бланшетт (!), а теперь живущая в Москве. Видела "Идеального мужа", "Карамазовых", "Мужей и жен", все спектакли Богомолова с Табаковым, включая "Дракона", успела посмотреть "Мушкетеров" (и очень расстроилась, что они не идут больше хотела привести дочь), в превосходных степенях оценила "Славу" некогда родного БДТ (посетовав лишь на перебор "подсказывающих" ремарок - тех самых, которых так не хватило либеральной интеллигенции...), расспрашивала про "Теллурию", с удивлением впервые услыхала про "АЙ ФАК" и проявила горячий к нему интерес (примечательно, что даже зрители, увлеченные творчеством Богомолова, могут не слыхать вовсе про "АЙ ФАК", уже заканчивающий прокат!), а меня спрашивала: что мне дает повторный, многократный просмотр спектаклей. В подробности вдаваться у меня времени не нашлось, да и трудно формулировать на ходу в спешке - но вы даже не представляете, как много я получаю от каждого, второго, третьего, четвертого и по возможности далее просмотра постановок Богомолова, сколько новых поводов к размышлению и какие мощные переживания я получаю на них всякий раз!

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com