?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Monday, February 11th, 2019
12:02a - повелитель черных червей: "Триумф Времени и Бесчувствия" Г.Генделя в МАМТе, реж.Константин Богомолов
Двумя днями ранее на сцену выходил другой состав миманса: Александра Виноградова была занята на премьере "Теллурии", а Валера Горин играл в Электротеатре (и в "Теллурии", где он тоже задействован, его заменял Богомолов) - допустим, не принципиально (вот певцов едва ли можно заменить... каждый безупречно точен в своем образе, и как актеры, не только как вокалисты, они работают фантастически), но я бы посмотрел и такой вариант, и вообще готов ходить на каждый "Триумф...", кто б меня еще пускал... К вернувшимся Горину и Виноградовой присоединился незнакомый мне актер (Антон Орлов его звать? или я не то в программке вычитал?..) вместо Евгения Перевалова - как-то поверхностно, легкомысленно он крашеные яйца в честь воскрешения порочного падре раздавал, со смешком, и мне впервые за три раза не досталось яйца... Но учитывая, что я и на спектакль не чаял уже попасть - бог с ним, последний в третьей, предпоследней (осталась запланированная на июнь) серии показ было бы совсем обидно проворонить. После "Теллурии" на Таганке -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3957985.html

- тем более интересно вернуться к "Триумфу..." - в обоих случаях используется текст Владимира Сорокина, но если в "Теллурии" именно текст Сорокина и оказывается главным героем спектакля, то в "Триумфе..." кавер-версия либретто, все эти "черные черви вечности", "белизна напудренных тел" и прочие "реки спермы", конечно, дают свою краску на контрасте с музыкой, главным же героем остается музыка оратории Генделя, хотя сюжет, поверх, и даже сюжеты, поверх нее, равно как и поверх либретто (и в "кавер-версии" также) надстроенные, режиссер предлагает собственные. Но это примерно как в финале первого акта четыре барочные аллегории изображают воссоединившуюся группу "ABBA" в имидже, сближающем ее с "Армией любовников", бегущей строкой идет сорокинский текст, а прицепленные к коринфским колоннам взрывные устройства воскресшего с чужим сердцем и подавшегося в ИГИЛ падре мигают лампочками таймеров - не по отдельности, а лишь в совокупности все элементы обретают смысл. И до сих пор, худо-бедно побывав на "Триумфе..." дважды, по разу в каждой серии показов (чаще не удавалось, и так-то еле-еле попадаю...) -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3802152.html

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3885124.html

- я недоумевал над рассуждениями якобы "умных", "понимающих", "ценителей": мол, пускай Богомолов что-то свое придумывает, а мы будем получать наслаждение от прекрасного, от изящного... На самом деле "Триумф Времени и Бесчувствия" - редкий оперный спектакль, где невозможно музыкальную составляющую отделить от постановочной, от драматургический и визуальной - под драматургией, причем, я отнюдь не текст Сорокина имею в виду. Но, пожалуй, какой-то триумф правды есть и в подобной глупости "знатоков": конечно, крики людей, которых убивают, нечленораздельное мычание инвалидов, гремящие в коробке таблетки и тому подобные посторонние, нарушающие благозвучие шумы (фонограмма "Крылатых качелей", опять-таки...) не столь приятны, как барочное сладкоголосие - то-то же родители Лены Закатовой не услышали, как Чикатило режет их дочь, потому что ходили в оперу; утонченные меломаны следуют их примеру, Гендель им помогает, а Богомолов немножко мешает - впрочем, самую малость, не настолько он бесчувственный к убогим.

(comment on this)

1:57p - глядя в темноту
Практически тогда же, когда мне довелось брать у Сергея Юрского интервью, незабвенное издательство "Вагриус" затеяло серию книжечек прозы, публицистики, шуточно-пародийных пьес и стихов Юрского; одной из первых стал сборник "Попытка думать", открывавшийся полубиографическим-полуфилософским эссе "Глядя в темноту" (подразумевается, что выходя на освещенную сцену, актер вглядывается в темный зрительный зал...), а далее шла подборка статей разных лет, размышлений об искусстве, культуре, истории и месте человека в мире. Симпатичная презентация проекта в кафе на углу Самотечной и Садового кольца состоялась меньше чем через три месяца после нашей с Юрским первой беседы - интервью уже было опубликовано, Сергей Юрьевич сходил к лотку сразу после того, как я ему позвонил и сообщил о выходе газеты, купил номер, прочел и посетовал, что все самое "живое" из печатного текста убрали - ну да, так и было, не возразишь... Особенно жалко было фрагмента про телеспектакль "Бездна" по Рэю Брэдбери - даже сейчас в связи с печальным поводом эту работу актера не вспоминают, а для него она, как я понял, была важна, и со Стариком из "Чикагской бездны", редким в постапокалиптическом мире носителем знаний об утраченной цивилизации, Сергей Юрьевич себя недвусмысленно ассоциировал... Тем не менее книжку, полученную от издательства, подписал мне еще более лестно, чем лично им подаренный сборник Ионеско:



Среди прочих статей Юрского в "Попытке думать" особое место занимает - и не только по объему, хотя оно же и самое длинное - эссе "Гедда Габлер и современный терроризм". Номинально оно посвящено конкретному художественному событию, спектаклю "Гедда Габлер" по пьесе Ибсена - в 1984 году его выпустил Кама Гинкас на сцене Театра им. Моссовета с Натальей Теняковой в заглавной роли. Я тот спектакль, понятно, не видел и видеть физически не мог; записи не существует; а "Гедда Габлер", к которой Гинкас вернулся спустя десятилетия и поставил в питерской Александринке с Марией Луговой, ни в чем ту, моссоветовскую, не повторяла, разве что, вероятно (сравнить-то не могу, остается предполагать) в инвариантных для Гинкаса фундаментальных мировоззренческих основах, но они в его творчестве едины при любом материале, будь то Пушкин, Достоевский, Чехов, Ибсен, Ануй, Кольтес или Шмитт.

Совсем недавно на презентации, вернее, до начала презентации книги Камы Гинкаса "Как это было" в Бахрушинском музее мы с Камой Мироновичем почему-то (ну то есть я знаю почему - в связи с премьерой "Гедды Габлер" Анатолия Шульева в Театре им. Пушкина...) заговорили про статью Сергея Юрского, я попробовал выяснить, в какой степени обобщения, сделанные Юрским - широкие, смелые, парадоксальные - все-таки были изначально к постановке и к пьесе привязаны, но Гинкас как обычно вместо ясного ответа начал в своей "агрессивной" манере "режиссировать", превращая разговор в спектакль, и хотя это всегда чрезвычайно захватывающе, толку по своему вопросу я от него не добился. Впрочем, "Гедда Габлер и современный терроризм" так или иначе не рецензия, не дневник работы актера над ролью (сам Юрский играл у Гинкаса в "Гедде Габлер" Тесмана), не теоретический труд по эстетике или философии искусства, а в большей степени высказывание публицистическое (комментируя книжное переиздание, Юрский отмечает, что вспомнил про статью в связи с 11 сентября 2001 года). Мне же сегодня и публицистическая, социально-критическая ее составляющая кажется вторичной по отношению к суждениям универсального характера, которые Юрский с присущим ему литературным даром и мастерством замечательно умел формулировать:

"Смерть реальная вызывает любое чувство, кроме очищения (...) А когда мы видим похоронную процессию и звучит траурный марш, и гулко ухает барабан, и хоронят, - мы не знаем, кого, не знаем, хорош он был или плох, не знаем даже, он это или она, - но вот уже слезы у нас на глазах - от музыки, от ритуала, от присутствия всех атрибутов, вызывающих катарсис. Единичный случай поставлен в общий ряд, и тем восстановлена общая гармония мира. И жить можно, хоть и умер тот, кого хоронят".

(7 comments |comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com