?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Saturday, January 19th, 2019
12:17a - год свинки
- А больные выздоровели? Там их, кажется, немного.
- Человек десять осталось, не больше; а прочие все выздоровели. Это уж так устроено, такой порядок... Больной не успеет войти в лазарет, как уже здоров; и не столько медикаментами, сколько честностью и порядком.


Из первых одиннадцати лет жизни в общей сложности около четырех я провел в больнице, точнее, в детском ортопедическом отделении при госпитале инвалидов войны, где лежал порой месяцами кряду, практически рос возле поста дежурной медсестры и норму скорости оседания эритроцитов узнал раньше таблицы умножения - после чего, естественно, отношение к стационарным лечебным учреждениям, их представителям и в целом к процессу "лечения", понимай под ним операции (которых я за те одиннадцать лет перенес восемь...) или терапию с ЛФК и массажами, у меня сформировалось вполне определенное и очень стойкое.

Так что не припомню, когда я до сего дня последний раз ходил в поликлинику... (обследования при заказе спецобуви не в счет) - лет десять назад, еще по медстраховке от телегида, посещал стоматологию..; студентом прошел диспансеризацию - лет двадцать назад, в прошлом, стало быть, веке..; не обращался за медпомощью даже после того, как пару лет назад упал, поскользнувшись на замерзшей луже (чтоб зря не соврать, был выпимши...), разбил всю рожу в мясо до рваных ран и четыре дня - четыре дня - не мог в театрах показаться! А уж с участковыми врачами дела не имел со школы, и, признаться, смутно себе представлял местонахождение своей районной поликлиники.

Как вдруг проснувшись утром (то есть ближе к вечеру...), почти как майор Ковалев, обнаружил на физиономии... нет, не недостачу, а напротив, излишество: щеку раздуло. И поскольку у меня, кроме прочего, хронический отит, а зубы вроде не болели, я решил, что воспаление пошло от уха. Малость перепугался и вместо того, чтоб ехать на репетицию РНО с Березовским, отправился до поликлиники, к которой номинально прикреплен.

Сейчас, правда, поликлиники называются консультационно-диагностическими центрами - что, безусловно, звучит куда как внушительно, да и эстетичнее, чем какая-нибудь "полуклиника". Гардероб, бахилы, информационная стойка - все тридцать три удовольствия тебе предложены, за исключением одного: к нужному врачу ближайшая запись - на середину будущей недели! Однако меня отправили к доктору "общего профиля", любезная тетенька сама поднялась со мной в соответствующий кабинет, перепугав меня еще больше ("острый случай, а вдруг нагноение, запускать нельзя, в крайнем случае отправим в больницу!"); врач-лор уже ушел; медсестра, фельдшер или кем она при отсутствовавшем враче числится, еще любезнее меня осмотрела, поохала и сказала, что надо ехать на прием в другой филиал, который главнее и врачей там больше.

До моей поликлиники от дома - четыре трамвайные остановки, до того филиала - примерно пятнадцать, но я уже готов был лечиться словно самоотверженный заяц, благо и трамвай сразу подошел. Тетеньки пробили по электронной записи, что там тоже все глухо, позвонили на мобильник напрямую тамошнему врачу и предупредили, чтоб меня ждал, а мне сказали, как приду, сразу к Михал Иванычу.

Я и в своей-то поликлинике первый раз оказался, в той "главной" и подавно, но тоже очень любезно меня встретили, сразу отправили, куда следует. Снова я подивился - в первой поликлинике посетителей сколько-то наблюдал, а в этой вообще коридоры пустые: куда ж, думаю, всех больных... оптимизировали?.. Но именно в нужный мне кабинет стояла "живая очередь" из одной женщины и внутри на приеме сидела другая. Когда другая вышла и зашла та, что стояла, раздался вопль медсестры: "Михал Иваныч, у нас еще кто-то?! Мой рабочий день полчаса как закончился!" Но, видимо, Михаил Иванович готов был исцелять и жучка, и червячка, и медведицу. Скоро моя, последняя самая очередь дошла. Едва глянув в ухо и на мой отек, Михал Иваныч и говорит: "Зачем же они тебя ко мне послали? У тебя ведь, дружок, свинка!"

Скажи он, что у меня рак груди - и то я меньше бы удивился. "Вы, на минуточку, знаете, сколько мне лет?" "А так что же, - говорит Михал Иваныч, - думаете вирус разбирает, кому сколько лет, когда попадает в организм? Как попал - никому неведомо, а только надо бы вам в инфекционный стационар, под капельницу, чтоб, значит, токсины выводить..." "Какую... - говорю... - ... - капельницу?" И тут же робко уточняю: "А может рассосется? В смысле - как-нибудь само пройдет?" - "Да куда ж оно денется, пройдет, конечно! - смеется Михал Иваныч - а все же капельницы бы, токсины повыводить..."

Пугаюсь уже всерьез и всерьез переспрашиваю - обязательно, что ли, в стационар?! "Да нет, - радуется за меня Михал Иваныч все сильнее, - необязательно, напишу тебе, какие попить таблетки, да помажься на ночь йодом, через несколько дней если не полегчает - тогда к инфекционисту иди". Ну, думаю про себя, мы с Михаилом... с Христианом Ивановичем взяли свои меры: чем ближе к натуре, тем лучше, - лекарств дорогих мы не употребляем. Человек простой: если умрет, то и так умрет; если выздоровеет, то и так выздоровеет. Или вот барин покойный, дедушка, всех сургучом пользовал, от всех болезней... Я еще к нему наклоняюсь ухом с неопухшей стороны, чтоб рецепт получше расслышать, он спрашивает: "давно уши заложило?"-"да лет тридцать назад, кажется..." - все, прием окончен.

Пошел я в ближайшую аптеку, после двух поликлиник мне там за нехилые деньги без рецепта продали (по инвалидности как будто и бесплатно полагается, но в отсутствие официального назначения и по рекомендации от непрофильного врача не дали бы поди... а я и не рискнул требовать) упаковку таблеток, предписанных как противовирусное средство для детей от четырех лет, и пузырек йода впридачу.

Удивительно все же: оптимизация медицины уже достигла масштабов небывалых, и персонал в поликлиниках заботливей некуда, лечись-не хочу, а по-прежнему дают от головы пирамидону, от живота слабительного и мазать йодом! С тем и поскакал я на полупропущенную репетицию РНО - 3-й концерт Рахманинова успел отыграть без меня Березовский, а на 2-й Шостаковича аккурат попал.

Первую порцию уже таблеток уже по дороге принял, целительного эффекта не почувствовал, опухоль, пока метался от поликлинике к поликлинике, и так, до лекарства, малость подопала, к вечернему театру почти не нет сошла, зато остался в голове вопрос: коль скоро преклонный возраст не панацея от детских болезней, чего ждать мне теперь вдогонку - ветрянки? коклюша? дифтерита? иммунитета у меня с детства нету ни от чего, не довелось подхватить, мне тогда ставили диагнозы такие, что не до ветрянки... аппендикс, опять же, недорезанный... или вот еще проступает вживе поэтическая картинка перед глазами - пришла на ум сразу у доктора на приеме, а позже в "Оптимистической трагедии" у Коляды весь вечер "Смерть пионерки" на грех цитировали:

Тоньше паутины
Из-под кожи щек
Тлеет скарлатины
Смертный огонек...

Припомнил я также, сколь долго оставался при убеждении, будто последним, кто умер от туберкулеза, был Антон Павлович Чехов, до тех пор, пока сравнительно недавно один из моих хороших знакомых внезапно не последовал дурному примеру классика...

В целом по моим ощущениям, здоровее всех нынче те, кто дожил до 80, а лучше до 90 - им уж помирать поздно и дорого, да и организм закаленный. В то время как мои ровесники падают как мухи на лету, и ладно бы от СПИДа, рака, на худой конец от туберкулеза... но также и ни на что не жалуясь, ничем не страдая, без предварительных диагнозов, просто останавливается в какой-то момент сердце и привет семье... Так что пока и у меня не остановилось аналогично, буду маяться свинкой - какая зараза ее мне подложила?! - и от нее же лечиться таблетками без рецепта вкупе с йодом, иначе похуже чего найдут и сразу айда в пятидесятую палату, причем это, видимо, с некоторых пор не гипербола, а надо буквально понимать:

Чтоб земля суровая
Кровью истекла,
Чтобы юность новая
Из костей взошла.

А колпаки, пожалуй, можно надеть и чистые.

(7 comments |comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com