?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Friday, January 11th, 2019
1:13a - "Возвращение-ХХII": "Ремейки" в МЗК: Десятников, Григ-Моцарт, Шаррино-Джезуальдо, Бриттен-Россини
Открыть вечер "Тремя песнями советских композиторов из фильма "Москва" (2000) Леонида Десятникова - смелое решение: после такого все дальнейшее неизбежно должно показаться скучным, и хотя не показалось, самое яркое впечатление все равно осталось от начала. Сегодня подобный формат, особенно поющими драматическими актерами, практикуется вовсю и для отдельных концертных номеров, и для сборных солянок, и для более концептуальных сложносоставных музыкальных перформансов: берется за основу эстрадное ретро, изменяется при узнаваемой ритмическо-мелодической основе и, как правило, оригинальном поэтическом тексте музыкальная фактура, за счет чего популярная вещь предстает в новом качестве, иногда и с противоположным смыслом. Едва ли стоит считать Десятникова первопроходцем на данном направлении, но формату, который обычно используется в целях юмористических, пародийных, он, положив его на академическую "платформу" (и поставив на поток в своем творчестве) придал иной статус. Вот и "Три песни советских композиторов", при узнаваемых - как минимум в двух из трех случаев - мелодиях, а в одном еще и наизусть известных стихах -самодостаточное произведение, даром что музыка изначально прикладная и сочинялась к фильму; более того - при всех различиях как между первоисточниками, так и внутри цикла, сочинение концептуально целостное.

"Заветный камень" Б.Мокроусова-А.Жарова (1943) "инкрустирован" импровизационными звукоподражаниями - "криками чаек" - солистки: эстрадно-джазового плана вокал Алисы Тен здесь милитаристский пафос "исходника" трансформирует в камерно-лирическую плоскость - впрочем, по приведенному в буклете замечанию Десятникова, это среди трех песен "самая изысканная вещь" и в оригинале. "Враги сожгли родную хату" будущего члена антисионистского комитета М.Блантера на слова М.Исаковского (1943) как материал попроще, а мутации с песней происходят у Десятникова позамысловатее, с синкопами, с "скрипучими" нисходящими глиссандо солирующей скрипки (Роман Минц и в записи музыке к фильму "Москва" принимал участие когда-то), с тремоло аккордеона (Дмитрий Бурцев); кроме того, происходит деструкция текста, он купируется, освобождаясь как от повествовательности, так и от надрывной исповедальности - настроение меняется на умиротворенно-меланхолическое. И самые удивительные метаморфозы претерпевает давно забытая "Колхозная песня о Москве" (1939): композитор Федор Маслов, признаюсь, мне неведом, зато автор текста Виктор Гусев известен даже чересчур хорошо, сегодня переживая второе рождение как драматург благодаря двойному возвращению на сцену (спектаклем Богомолова в БДТ и эскизом Рахлина в МХТ) его стихотворной пьесы "Слава". Структура примитивной, проходной и на сто процентов кондово-официозной, во всех отношениях "колхозной" песни многократно усложняется, к теперь уже "джазово-фолковому" вокалу основной солистки, все той же Алисы Тен, прибавляется дуэт "классических" голосов (Мария Симакова и Светлана Злобина) с под арпеджио арфы (Мария Михайловская) - я не сообразил, а сидевший слева от меня Борис Петрушанский узнал в "припеве" райских птиц Равеля; группа ударных (Дмитрий Власик) вместе с низкими струнными (альт - Сергей Полтавский, виолончель - Евгений Тонха, контрабас - Павел Стёпин) задает ритм шествия не то ренессансного карнавального, не то средневекового обрядового, чуть ли не инфернального; и после всей это полифонии в коде партии фортепиано (Андрей Гугнин) снова возвращается стилизованный "бой кремлевских курантов" из вступления, теперь усиленный опять же ударными - под такой уже почти апокалиптический набат (пострашнее "Рассвета на Москва-реке" Мусоргского, ей-богу!) вспоминаются стишки из другой совсем песенки: "вот часы двенадцать бьют - а потом пробьют тринадцать!"

Только что, в декабре, Борис Бровцын с ГАСО и Максимом Рысановым за пультом играл в "Зарядье" скрипичный концерт Стравинского, и в той же программе Максим Рысанов продирижировал музыкой из балета Стравинского "Пульчинелла":

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3928952.html

На "Возвращении" Бровцын в дуэте с Ксенией Башмет исполнил Итальянскую сюиту для скрипки и фортепиано (1934), созданную Стравинским на основе "Пульчинеллы" (при добавлении одного эпизода, 5-й части Скерцино) - в свою очередь представляющего собой компиляцию и вольную переработку фрагментов сочинений пяти композиторов эпохи барокко (Галло, Монци, Паризотти, ван Вассенара и, конечно, Перголези). В двойной неоклассический ремейк Стравинского с его интеллектуальной иронией Бровцын, как мне показалось, интеллекта вложил больше, чем иронии... что особенно заметно было на "танцевальных" частях (Тарантелле, Гавоте, Менуэте).

Эдвард Григ к "королям ремейков" (в отличие от Стравинского...) уж точно не принадлежит, но оказывается, в его наследии они присутствуют, хотя своеобразного сорта: Григ к некоторым клавирным сонатам Моцарта дописал вторую, вариационную фортепианную партию - зачем он это сделал, поняли далеко не все его современники и соотечественники-музыканты, а сегодня подобная "аранжировка" ("ремейком" даже и не назовешь...) подавно вызывает недоумение. Александр Кобрин и Ксения Башмет сыграли Сонату для двух фортепиано Грига с хрестоматийной До-мажорной сонатой Моцарта в основе; на минорном эпизоде средней медленной части проступило нечто осмысленно-авторское..; "постмодернистский" прикол с ворвавшейся в финальное Рондо темой из первой части фортепианного концерта Грига не считается - это исполнители пошутили типа, разбавили сомнительный и довольно-таки унылый, с позволения сказать, "ремейк" юмористическим финтом.

Сальваторе Шаррино начал писать оперу "Джезуальдо", когда узнал, что его малость опередил Альфред Шнитке (какой удар от классика!), но полностью затею не бросил. Вокально-инструментальный камерный цикл "Голоса под стеклом (1988) из обработанных сочинений Джезуальдо (музыка оперы Шнитке, кстати, несравнимо самостоятельнее и своеобразнее...) предназначался для Сицилийского театра марионеток, на "Возвращении" обошлись без кукольного шоу, "инструментального театра" оказалось достаточно: "пустых" выдохов басовой флейты (Мария Алиханова) в первой части, "Гальярда князя Венозы" (князь Веноза - титул Карло Джезуальдо); "старинного" колорита ударных (тамбурина, к примеру - за "перкуссию" весь вечер отвечал Дмитрий Власик); феноменальных струнных (Притчин, Полтавский, Тонха); и снова, как и в первом концерте фестиваля "Дилетанты", великолепный, тоже "под старину" окрашенный вокал Анастасии Бондаревой, причем для певицы, насколько я знаю, выступление стало почти экспромтом - спела она два переработанных Шаррино мадригала Джезуальдо "Ты убиваешь меня, о жестокая" и "Умираю от страданий". Последний год назад уже звучал на "Возвращении" в тематической программе "MORT", посвященной Смерти, и как сейчас, между прочим, тоже под управлением Филиппа Чижевского:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3733933.html

А принципиальное правило "Возвращения" - два раза одно и то же название не появляется в афише, произведение дважды не исполняется, повторы не допускаются, без исключений за все 22 года существования проекта! Ежегодное "возвращение" к мадригалу Карло Джезуальдо ди Веноза в версии Сальваторе Шаррино, стало быть, подчеркивает уникальность произведения современного композитора, пусть и оперирующего музыкой эпохи Ренессанса - и, значит, отношение к создателям "ремейков", равно и к "дилетантам", со стороны составителей программы не то что лишенное пренебрежения, но напротив, максимально уважительное, апологетическое, со всем возможным пиететом!

Программа второго отделения выглядела куда менее "экзотично" и эксклюзивно, но по качеству (про исполнение я уже не говорю) первому не уступала, включая два фортепианных блока: Яков Кацнельсон сыграл четыре песни Шуберта ("Баркарола", "У моря", "Молодая монахиня" и шлягерная "Серенада") в переложении Листа, а открывал отделение Андрей Гугнин с Прелюдией, Гавотом и Жигой из Партиты Ми мажор Баха для скрипки соло в переложении Рахманинова, причем Бах-Рахманинов у Гугнина в постоянном репертуаре, не знаю, именно ли эти номера недавно он играл в сольном концерте, я на него не попадал, так что хотя бы на "Возвращении" частично восполнил упущение.

Наибольший интерес во втором отделении лично у меня заранее вызывал цикл "Purcell Garland", коллективный опус трех ныне здравствующих британских композиторов со смутно знакомыми именами Оливер Нассен, Джордж Бенджамин и Колин Мэтьюс, создавших свои фантазии на его Фантазии к юбилею Генри Перселла в 1995-м году для состава, аналогичного Квартету на конец времени Мессиана, то есть для кларнета, скрипки, виолончели и фортепиано. Первоклассный ансамбль с выдающимся кларнетистом из ГАСО Михаилом Безносовым, Айленом Притчиным, Евгением Тонха и Александром Кобриным все эти безделушки сыграл очень мило, но первая, Фантазия "на одну ноту" Фа мажор Нассена, мне показалась совсем унылой, Фантазия 7 до минор Бенджамина хотя бы изящной, Фантазия 13 ля минор Мэтьюса с ярко-экспрессивной кульминацией поживее прочих.

Британской музы небылица и завершала вечер - "Россини-сюита" Бриттена написана для камерного инструментального ансамбля с привлечением любимого Бриттеном, особенно по молодости (опус 1935 года) детского хора. Хор школы им. Гнесиных и в его составе хор Детского музыкального театра "Олимп" (каюсь, впервые слышу про него...) подпел, где надо, восхитительным духовикам Зое Вязовской (флейта и флейта-пикколо), Анне Борисовой (гобой) и Антону Дресслеру (кларнет), пианисту Александру Кобрину, ударникам Дмитрию Власику и Михаилу Филимендикову, колдовавшим за металлофонами, ксилофонами и прочими "коробочками" под общим руководством вставшего за пульт Михаила Безносова: пять номеров, из них два на фрагменты "Вильгельма Телля" и три из цикла "Музыкальные вечера", в том числе финальная хитовая Тарантелла, во всяком случае, частично и в варианте Бриттена сохранили россиниевскую веселость, "ведь песни довольно одной, а все остальное - ремейки", как сформулировал Максим Галкин в пародии на Эдиту Пьеху.

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com