?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Thursday, December 13th, 2018
10:52p - Айлен Притчин и Юрий Фаворин в КЗФ: Метнер, Фейнберг, Б.Чайковский, Прокофьев (трансляция)
Слушал запись трансляции в три приема - вот до чего техника дошла - однако впечатление целостности от программы все равно осталось, настолько,значит, она правильно, толково составлена. Причем что забавно - кроме Прокофьева композиторы все не высшего разряда, а сочинения даже в их наследии не самые, может быть, выдающиеся, особенно что касается первого отделения. Соната № 1 Метнера, как ни странно, еще более-менее выигрывает своим запоздалым, но природным, ненадуманным "романтизмом" в сравнении с Сонатой № 2 Фейнберга. И Николай Метнер, и подавно Самуил Фейнберг сегодня вдруг стали востребованы постольку, поскольку невозможно уже, особенно молодым исполнителям, ну или наоборот, именитым, мурыжить сто лет кряду одних и тех же Чайковского с Рахманиновым, а к музыке современной, "актуальной" не всяк готов подступиться, да и есть риск распугать потенциальную аудиторию одними уже фамилиями на афише - приходится скрести по сусекам и из архивов раскапывать задвинутых традиционно на второй план, но пригодных к употреблению авторов. Тем более поразительно - исполнение Притчиным и Фавориным даже такой совсем уж проходной вещи, как 2-я соната Фейнберга (благонамеренный советский гармонизм, унылые потуги на мелодичность, в медленных разделах совершенно вроде бы невыносимые, пятичастная структура скорее сюиты, чем сонаты) все же до некоторой степени увлекает, так много музыканты привносят в заведомо слабый материал от себя.

К Борису Чайковскому, напротив, я отношусь с огромным пиететом и считаю, что играют его непростительно мало, но надо признать, в его творчестве не все равноценно, и в первую очередь это касается произведений с сольной партией фортепиано - фортепианный концерт (есть запись авторского исполнения с Федосеевым за пультом) какой-то совсем убогий, к тому же невозможно длинный, громоздкий; Соната Ля мажор - наоборот, куцая, двухчастная, медленная часть откровенно скучна, вторую же опять-таки вытягивают талантливые исполнители. Но в случае с дуэтной программой Притчина-Фаворина важно еще и то, что Борис Чайковский шел в "комплекте" с Прокофьевым, а 2-я соната Прокофьева для скрипки и фортепиано, пускай уже "неоклассическая", с одной стороны, так явственно возвышалась над всеми остальными номерами, но с другой, по меньшей мере сонату Чайковского будто к себе "подтягивала" - обнаруживая явственное стилевое сродство Б.Чайковского с Прокофьевым, а Прокофьеву, в отличие от Шостаковича мало кто пытался наследовать - дело-то безнадежное, но удивительно, что ясность, внятность музыкальной фактуры у Б.Чайковского (в большей степени это касается скрипичной партии, фортепианная же какая-то "балалаечная"...) определенным образом "настраивает" на нужный лад и далее Прокофьев воспринимается как логичное завершение некоего целостного, продуманного... ну если не высказывания, пожалуй, что все-таки нет, то взгляда на музыку 20-го века через ее небесспорные преимущественно, зато раритетные, потому и любопытные образцы - взгляда очень заинтересованного, участники дуэта и в Метнере, и даже в Фейнберге находят нечто, заслуживающее серьезного отношения - это подкупает.

(comment on this)

10:56p - "Путешествие Пушкина в Африку" в ШДИ, реж. Михаил Уманец
Это уже не первый Мишин режиссерский опыт - несколько лет назад он показывал на правах лабораторного эскиза в ШДИ свою самостоятельную работу "Туман", тоже представлявшую собой фантасмагорическую, трагикомическую историю "запредельного путешествия", но современного и обобщенного, типизированного героя:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3032642.html

Кроме того, ему принадлежит идея театрализованных концертов-"библиотечников" с программой из стихов и песен, каждый раз посвященных определенной теме - на одном из таких мне довелось побывать:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3854977.html

"Путешествие Пушкина в Африку" - полноценный репертуарный дебют, где Михаил Уманец выступает и как актер тоже, хотя заглавную роль отдает младшему коллеге Дмитрию Репину, ярко проявившемуся еще в студенческих работах. Образ Пушкина здесь, конечно, не претендует ни на биографическую точность, ни на портретное сходство, хотя как раз что касается последнего - оно доведено до карикатурности за счет характерного паричка.

Известно, что Пушкин за границей никогда не бывал и не выезжал дальше Арзрума, на момент его путешествия также оккупированного имперскими войсками. Поэтому его вояж выдуманный начинается, когда раненый на дуэли поэт умирает - ложка касторового масла оказывает эффект мистический, магический, будто ритуальный галлюциноген... или эликсир бессмертия?! Предыстория дуэли в чем-то перекликается с великим спектаклем Камы Гинкаса -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2479103.html

- но основное действие разворачивается уже после нее. Подобно протагонисту античной трагедии сопровождаемый хором Пушкин, весь в белом (включая пресловутые кудряшки!), пролетает сперва над заснеженной Россией. Эпизод полета решен как старомодный "магнитограф" с фигурками поверх ткани под музыку "Жаворонка" Рамиреса, то есть стилизован еще и под заставку передачи "В мире животных", и одновременно под ретро-тир. Здесь и далее визуально спектакль выполнен принципиально в формате "хенд мейд", что выдает в режиссере участника Лаборатории Дмитрия Крымова: практически вся бутафория - кубики и схематичные, будто из детского конструктора или допотопных компьютерных игр составленные фигурки.

Пересечение границы, для чего Пушкину приходится вслед за героем собственной сказки оборотиться в комара, сопровождается мотивами, отсылающими к ситуации с "карантином", когда поэта не выпускали из поместья. Тем не менее вырваться Пушкину удается и вскоре он оказывается в Венеции, где встречает... Бродского - в роли последнего Михаил Уманец выступает сам, чуть гиперболизируя картавость и заикание, но до откровенной пародии (в отличие от Пушкина) его не доводя. В венецианском, основном, ключевом и самом объемном (если честно, затянутом, несмотря на "кошачий концерт" и другие остроумные, смешные детали) эпизоде происходит все самое интересное и важное - разделенные веками поэты, никогда не посещавший в Венецию и проводивший в ней много времени, там же и погребенный, находят общий язык (ну русский, ясно). За отсутствием на прогоне других зрителей мне в небольшой "интерактивной" сценке досталась почетная роль льва св. Марка.

Парадоксальные параллели в судьбах, казалось бы, столь разных - самое, пожалуй, любопытное и неожиданное в "Путешествии...", которое, конечно, пока еще не тянет на откровение, а являет собой достойный экзерсис постановщика начинающего, ищущего, только нащупывающего собственную эстетику и во многом эксплуатирующего чужие приемы. Либретто скомпилировано из фрагментов стихов, поэм и маленьких трагедий Пушкина, исторических документов, философская лирика Бродского присутствует в композиции отдельными, объемными блоками, иногда сверх меры ее утяжеляя, хотя "диалог" поэтов, обмен персонажей их собственными, аутентичными "репликами" получается забавный.

Общее настроение, однако, не шутливое, а скорее трагическое - из путешествия, в которого отправился Пушкин, он, не в пример своему герою, не вернется, воображаемый его полет закончится там же, в Венеции, на острове мертвых, встречей с казненными декабристами, с убитым "Грибоедом", а дальше "потомка негров безобразных" ждет, собственно "Африка" - загробный мир, ритуальные пляски, превращение в "нерукотворный памятник" и пост-эпиграф из Бродского: "В такую ночь ворочаться в постели приятней, чем стоять на пьедестале". Сказка - ложь, да в ней намек, мертвым молодцам урок.

(comment on this)

11:04p - сто лет и один день
"Время не идет вперед, оно движется по кругу"
(Г.Г.Маркес "Сто лет одиночества").


В ту же реку, в ту же воду дважды не войдешь, и "Один день в Макондо" - не совсем тот спектакль, который шел в ГИТИСе, хоть я и не сказал бы, что принципиально другой. Егор поинтересовался у зала перед генеральным прогоном, многие ли видели изначальную, студенческую версию - что и требовалось доказать, с таким большинством конституцию изменить можно было бы. Я тоже смотрел обе части, причем первую, точнее, первые две - когда земля слухом полнилась и на них уже ломились:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3509227.html

А последнюю, третью, наоборот, в числе первых зрителей:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3548665.html

Части выпускались не одновременно, последовательно, с перерывами - еще и этим объясняется поступательное усложнение творческих задач от первой к финальной; в результате теперь окончательно сформировавшийся спектакль развивается по нарастающей, не сбавляя, а набирая обороты. И тогда сага шла двумя вечерами, сейчас один день (который "длится дольше века"...), из-за чего центр тяжести внутри композиции смещается: завершающая вторую часть, здесь озаглавленную "Одиночество любви", пантомима, в обратном порядке излагающая меланхолично, кратко, без слов события предыдущих двух актов, раньше закольцовывала целиком спектакль (ведь третья часть добавилась позднее), теперь же все "Одиночество любви" служит как бы прологом, пускай развернутым и сюжетно самодостаточным, к "Одиночеству смерти".

Сменился отчасти и состав исполнителей, к свежим выпускникам, для которых трилогия о Макондо стала дипломным проектом, добавились ученики Женовача с позапрошлого выпуска, Игорь Лизенгевич (в роли коррехидора из первой части и в травести-образе Фернанды во второй) и Александр Прошин (в первой части - опять-таки травестишная бабка и экстравагантный цыган-коммерсант, во второй "знойный" автомеханик, возлюбленный дочки той самой Фернанды) - я помню, видел в ГИТИСе в свое время их собственный диплом по "Бесам". И хотя влившийся в труппу недавний выпуск уже вовсю занят в репертуаре, прежде всего в последней премьере Женовача "Три сестры", разница в опыте при переносе постановки на стационарную сцену между представителями поколений отчасти сказывается. Кроме того, и концентрация энергии в стенах ГИТИСа совсем не та - но энергия, допустим, категория эфемерная, а вот особенности пространства 39-й аудитории, в исходной версии активно обыгранные, плюс его трансформация (принцип рассадки менялся от части к части, что теперь физически невозможно, конфигурация перестраивается за счет дополнительной стены, перекрывающей площадку) - обстоятельства объективные.

Тем не менее я бы поспорил с теми, кто ностальгически вздыхает о "потерях", которые спектакль претерпел при "переносе", "возрождении", как эту процедуру ни назови. Что-то, безусловно, пропало - а кое-что, очевидно, нашлось, обогатило отправной замысел, в том числе и содержательно, не просто технически. Меньше стало в "Макондо", по крайней мере в первой части, как мне показалось, эксцентрики, деталей броских, уместных в студенческом опусе, а для репертуарного спектакля избыточно-декоративных - больше "воздуха" появилось, больше полноценного драматического, осмысленно наполненного действия - при том что все эффектные решения, придумки, "фишки" сохранились; а за счет технологических возможностей машинерии СТИ, прежде всего опускающейся авансцены, даже усилилась, особенно во 2-м акте второй части (хотя работа с босыми ногами на посыпанном мукой краю ямы смотрится неоправданным риском, если честно...). Также на мой взгляд очень заметно актерски выросли исполнители ролей двух братьев - наглядно мощный Дмитрий Матвеев и внутренне напряженный Даниил Обухов, играющий "одинокого" полковника (в одном составе - а их два! То есть имеет смысл приходить на "Макондо" не по разу!)

И еще в заглавии теперь не только время, но и пространство обозначено - особенно забавно попадать в этот мифопоэтический "хронотоп" из метели, прямо из-под снега окунаться в жар латино-американских страстей. Спектакль начинается с того, что отец ведет сыновей смотреть "диво дивное" - заезжий цыган показывает по сходной цене невиданный аттракцион: лед, и оттуда главный герой выносит свою мечту о городе-утопии, построенном из ледяных кирпичей. А у нас, выходит, напротив: с холодной московской улицы - в накаленный любовью, войной и неизбывным одиночеством Макондо; куда, впрочем, как это и в 39-й аудитории происходило, все-таки врывается иногда снаружи через открытое окно настоящий снежный вихрь.

P.S. Полное заглавие - "Один день в Макондо с двумя антрактами и обедом". Перерыв на обед, вероятно, многим необходим (не только зрителям, артистам тоже), но ради "полного погружения", для пущего эффекта иммерсивности, пообедал за компанию и я - честно скажу: в целом день пролетает незаметно, но вот обед театру еще стоит порепетировать!

(1 comment |comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com