June 26th, 2018

маски

so I want to warn you: "350 Сентрал-парк Вест, NY 10025" В.Аллена в МХТ, реж. Константин Богомолов

"Певица, девяносто один год, полная развалина, мучает пианино, подбирает припев из песни Кола Портера..." - по всей вероятности, даже режиссер спектакля спустя полтора года после премьеры не держит в памяти эту проходную реплику, но так или иначе в недавних "Трех сестрах" у Богомолова именно песня Кола Портера "My heart belongs to Daddy" становится вторым музыкальным лейтмотивом, в плюс к "Давайте выпьем, Наташа, сухого вина". Я сам зацепился, споткнулся об упоминание композитора лишь с третьего раза, но если между первым и вторым у меня прошло полтора года, то между вторым и третьим - десять дней: пересмотрев недавно "Сентрал-парк Вест", оглядываясь уже на "Мужей и жен" с "Тремя сестрами" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3813644.html

- захотелось увидеть спектакль снова. Воспользовался ближайшей, тем более последней до конца сезона (и это еще в лучшем случае...) возможностью. Снова удалось хорошо сесть, снова блистали Ребенок и Перевалов, причем мне показалось, что актеры держали интонационный строй точнее, строже, чем в прошлый раз, когда позволяли себе "играть" в собственное удовольствие. Но за комизмом ситуаций и остроумием отдельных реплик, которые артистам Богомолова все же удается "прибирать" проговариванием текста впроброс и при ускоренном темпе, с каждым "заходом" в "Сентрал-парке" открываются какие-то бездны, и не "бездны" в смысле глубины содержания, но безысходности человеческого бытия. Ни занятые пустопорожним выяснением отношений герои, не подавно хохочущие над ними зрители, как будто не замечают - для того, может, и темп ускоренный, и манера относительно "бесстрастная", без особого "выражения" - о каких жутких вещах между делом идет речь... куда там чеховским сестрам, те по крайней мере не выбрасывали на помойку детей и родителей - как раз в приюте для стариков, сплавив туда умирающего отца (Прозоровы своего проводили на кладбище с оркестром и салютом, считая повезло бригадному генералу...), герой Вуди Аллена (Говард-Андрей Бурковский) слышит мелодию песни Кола Портера, развалина-певица подбирает ее на развалюхе-пианино, и герою-писателю деталь запоминается, не дает покоя; но и стремление одной из героинь (Кэрол-Александра Ребенок) быть непременно не собой, а кем-то еще; слепота другой (Филлис-Марина Зудина), вроде бы специалиста-психолога, знатока человеческих душ, и неспособность ее увидеть собственную проблему у себя под носом; депрессивные мысли о самоубийстве и эвтаназии (того же Говарда) - либо, как вариант, да тоже ведь не вариант, бегство от подобных неприятных, а все же человеческих мыслей в примитивное, животное удовлетворение, стремление сексуально овладеть как можно большим количеством окружающих тел, вплоть до уродин и калек (Сэм-Игорь Верник); или готовность клюнуть на первый же, очевидную пустышку, крючок профессионального, карьерного тщеславия (21-летняя Джульетт -травестийный персонаж Евгения Перевалова)... - явления того же порядка, сходных причин, смутного предчувствия, что "этим все заканчивается". Предчувствия их не обманывают.

Ассоциация с "Кто боится Вирджинии Вулф?", если брать спектакль Гинкаса, который я тоже смотрю снова и снова, у меня только усилилась (параллели просто удивительные - от организации пространства сценографом до буквальных, почти дословных совпадений, и едва ли стоит подозревать заимствования Вуди Аллена у Эдварда Олби, в диалогах, достаточно общности проблематики и социальной среды; про выпивку и Бетховена я уже не говорю), но в "...Вирджинии Вулф" неразрешимость конфликтов, отсутствие выхода по крайней мере отчасти скрадывается за счет постоянной смены стилистических регистров, "ножниц" фарса и драмы; там тоже много гротескового, пародийного и просто смешного со стороны, но все-таки драматическое начало доминирует, форма в целом соответствует содержанию, парадоксально его "облегчая"... Что наблюдается и в последних богомоловских премьерах - "Мужьях и женах", "Трех сестрах"... Тогда как "Сентрал-парк" - даже не просто комедия, но, в отличие хотя бы от "Мужей и жен", с их пронзительными, подходящими вплотную к "абсолютному нулю" бесчувствия моментами - в чистом виде комедия положений, водевиль, "пустячок"; если угодно - "багатель" (ну вот и Говард, перебрав диски на музыкальном центре, ставит и включает багатель Бетховена).

Контраст между формой, стилем - и содержанием; тем, что произносится вслух - и остается либо вовсе неназванным, не высказанным, либо проборматывается и пролетает мимо ушей (мимо ушей самих героев тоже, не только публики); зазор между текстом и подтекстом - оказывается в "Сентрал-парке" столь непомерно велик, что когда возникают - буквально пару раз за час с четвертью стремительного, спрессованного действия, но неожиданные и продолжительные, нарочито "затянутые" - паузы, словно происходит резкая остановка времени, его искусственное, экстренное, на полном ходу "аварийное торможение"... с непривычки, при первом знакомстве со спектаклем еще не так, а я сейчас застывал вместе с артистами.