June 5th, 2018

маски

"Акселератка" реж. Алексей Коренев, 1987

Когда "Акселератка" шла в советском прокате, а я это хорошо помню, меня на такие фильмы почему-то не водили, именно на русскоязычные, хотя в те же самые годы я спокойно смотрел в кино, к примеру, французский "Сюрприз Афродиты" с Ани Жирардо и Филиппом Нуаре, тоже криминальную комедию, и с куда более "рискованными" (по стандартам позднесоветским и по моему тогдашнему малолетству) моментами. А потом до этой и других подобных картин и подавно не добирался, но иногда удается выловить их случайно в телеэфире (специально, целенаправленно же не сядешь их глядеть) и восполнить пробел.

В главной роли Ирина Шмелева, на рубеже 1980-х90-х много снимавшаяся и быстро набравшая популярность, даже получившая к 1995му году звание "заслуженной", но затем эмигрировавшая в США, и хотя судя по фильмографии ее иногда приглашают в какие-то нынешние сериалы на эпизоды, с актерством как профессией завязавшая. Ее основной партнер - безусловная звезда 1980-х Никита Михайловский, чей взлет связан с подростковой мелодрамой "Вам и не снилось", до сих пор способной растрогать; здесь он уже большенький, взросленький; четыре года спустя Михайловский умрет от лейкоза, а в "Акселератке" он играет наивного страхового агента Кузю, влюбленного в пребойкую девицу, мечтающую работать в милиции.

Насколько ко времени на заре перестройки были подобные сюжеты - тридцать лет назад спорили, а сейчас это уже, наверное, неважно. "Акселератка" откровенно эксплуатирует наработки Гайдая ("Бриллиантовая рука"), Рязанова ("Берегись автомобиля"), причем это касается всего, начиная с фабулы сценария, заканчивая использованием музыки (песню Евгения Крылатова на халтурные стихи Леонида Дербенева за кадром поет давно вышедшая в тираж Катя Семенова). Анюта, чей энтузиазм не нашел понимания у "органов" (в лице персонажа Василия Бочкарева), по собственной инициативе расследует дело банды автоугонщиков, а влюбленный Кузя ей одновременно помогает и мешает своим навязчивым, ревнивым вмешательством.

Бандиты, как водится - самые колоритные фигуры, центральной паре, не говоря уже про ментов (их играют в основном актеры Малого театра - помимо начальника, Василия Бочкарева, еще и "агент под прикрытием" в исполнении Александра Потапова; а инспектор Рубашевский, получивший от Кузи полосатым жезлом по кумполу, достался Сергею Мигицко), до них далеко. Главарь банды Филимон - Игорь Кваша, однако даже он недостаточно яркий, ну обычный такой "советский преступник", знающий прикуп, живущий в Сочи, но обреченный на разоблачение. у Романа Филиппова экранного времени пожалуй что и больше, чем у Игоря Кваши - его персонаж, собственно, угонщик, которому Анюта навязывается в попутчицы: нескладный и, в общем-то, беззлобный увалень, он легко ведется на симуляцию женского внимания; режиссер пытается добавить образу трогательности, толстяк-угонщик Вовчик ласкает котенка - но это скорее пошлость, чем нежность. Мелькает в роли сочинской цыганки, тоже из окружения Филимона, молодая Алика Смехова. Наконец, "двое из ларца" - "подпольные" автомеханики в одинаковых голубых комбинезонах поверх желтых блуз, "апостолы", как называет их Вовчик, потому что носят имена Петр и Павел (Виктор Раков и Александр Постников) - вот они мне показались действительно забавными, при том что ничего для артистов ни драматурги, ни режиссер не придумали стоящего. Кстати, сегодня невинные "антиклерикальные" шуточки, разбросанные по картине, могли бы и оскорбить православных задним числом, если б у них действительно имелись какие-нибудь "чувства".

Но и хорошим, и средним актерам, по большому счету, в "Акселератке" нечего играть, настолько она вторична уже по замыслу, ирония дохленькая, криминальная интрига высосана из пальца и безнадежно устарела (милиционер, выдающий себя за богатого кавказца, чтоб втереться в доверие к нелегальному торговцу автомобилями - сегодня даже трудно понять, почему человек с деньгами не мог приобрести машину законно!), в любовном дуэте каждый из партнеров существует отдельно. Алексей Коренев вообще очень неровный режиссер, в его фильмографии - и нестареющие "Большая перемена" с "Вас вызывает Таймыр", и какие-нибудь совершенно несуразные, но любопытные на свой лад "Три дня в Москве", которые, между прочим, я тоже случайно и тоже совсем недавно с удивлением для себя открыл:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3732501.html
маски

для тех, кто ищет и не боится: "Кеды" Л.Стрижак в ЦДР, реж. Владимир Панков

Как говорила Наина Иосифовна Ельцина, вежливо пытаясь отклонить приглашение на "Трех сестер" в постановке Петера Штайна - "вы знаете, а мы с Борис Николаичем еще в Свердовске эту пьесу успели посмотреть". Я видел "Кеды" Стрижак в "Практике" пять лет назад, и уже тогда спектакль не считался премьерным, хотя казался довольно свежим, во всяком случае было понятно, что он появился как отклик на волну т.н. "массовых протестов" 2011 года:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2471453.html

Версия "Практики", между прочим, пережила все последующие смены руководства и остается в репертуаре до сих пор, но сегодня о тех временах и событиях как-то странно и трудно вспоминать, социально-политический контекст совершенно другой. Однако у Панкова и другой жанр - его фирменная "саундрама", с громогласным, порой сумбурным музыкальным сопровождением, взрывающим изнутри в драматическое действие и одновременно с переменным успехом пытающееся его определять, организовывать по законам музыки.

Фантасмагорической, метафоричной и одновременно функционально-служебной фигурой в панковской композиции выступает некий "рок-стар" с электрогитарой - под Мэрилина Мэнсона загримированный "человек от театра", комментирующий сценические события авторскими ремарками (Ефим Колитинов). Главный герой Гриша благодаря братьям Россошанским, постоянным участникам панковской "саундрамы", раздваивается, несмотря на "камуфляжный" колорит в одежде обнаруживая в себе и что-то вроде женской ипостаси, один из братьев временами появляется в платье (при том что смысл такого символического хода я не вполне уловил, если честно). Вместе с тем два с половиной часа кряду, без перерыва, сюжет пьесы развивается своим чередом (друзей Гриши играют Алексей Лысенко и Виктор Маминов - трудно уяснить однозначно, где в авторской характеристике "мальчики, которые спасут мир" по отношению к хипстерам, вскормленным кипяченым молоком, исчерпывается надежда и берет верх сарказм), а венчает шоу, где персонажи проходят, если угодно, несколько "кругов ада" (дом, офис, клуб и т.д.) развязка куда более наглядная, чем в минималистском, лаконичном спектакле "Практики "Руслана Маликова: герою, до беременности подружки, готовой выйти замуж за друга, кроме как про новые кеды ни о чем не думавшему, предложено надуть по чужому примеру презерватив и врезаться на велосипеде в автозак.

Причем тут повышен и градус трагического фатализма - до летальной развязки; и "общественная нагрузка" - рок-звездой цитируются уголовные статьи за "массовые беспорядки" вперемежку с рефреном "не хочу быть отцом". Представление физически утомительное, но, вероятно, оно и задумано таковым, однако стремление уйти от частностей, семейно-бытовых и профессиональных подробностей посредством формата "саундрамы" в обобщения экзистенциального характера, по-моему, драматургически не доведено до завершения, и вместо "не хочу быть отцом" в финале уместнее звучало бы просто "не хочу быть". Да ведь нельзя же так оставить, зря что ли проект нашел спонсорскую поддержку у "модного брэнда обуви в стиле casual", созданного (воспроизвожу по программке) "для тех, кто не боится смелых оригинальных образов и ищет яркий стиль в повседневной городской жизни".