?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Monday, December 11th, 2017
5:46p - "Пиковая дама" П.Чайковского в "Геликоне", реж. Дмитрий Бертман, дир. Владимир Федосеев
Очень удобная опера, эта "Пиковая дама" - что хочешь, то и делай с ней! Вот даже сделали умелые продюсеры "мистический" и "иммерсивный" аттракцион-променад, очень, между прочим, увлекательное мероприятие, и музыкальное, и светское:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3667560.html

Или психопатологический триллер, как пытался ставить "Пиковую даму" в Большом, вернее, переносить ее из Франции в Москву Лев Додин, правда, перенос вышел неудачным:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3039104.html

Зато историко-философский, даже "историософский" эпос Александра Тителя в МАМТе очень хорош:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3487374.html

Я не видел "Пиковой дамы" Бертмана в старом здании "Геликона", но ходил на нее, пока театр пережидал реконструкцию на Новом Арбате, там, с многочисленными купюрами и без массовых сцен, она смотрелась как камерная, частная, но очень целостная история, с максимальной наглядностью напоминающая, у кого учился Дмитрий Черняков:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2035244.html

Сейчас "Пиковую даму" в "Геликоне" возобновили на основной, большой сцене зала "Стравинский". А основа постановочной концепции осталась прежней. Только теперь игральный стол и прочая нехитрая меблировка вынесена прямо на просцениум, к самой рампе, на поднятую оркестровую яму, а оркестр под управлением дирижера-постановщика возобновленной версии Владимира Федосеева (прежней руководил Владимир Понькин) размещен в глубине площадки, над ним нависает галерея, где прогуливается "светское общество" и "бальная публика". Если честно, исходная идея режиссера в новом пространстве размывается, хотя, с другой стороны, зрелище приобретает совершенно несравнимый с прежним масштаб.

Оформление спектакля (художники Игорь Нежный и Татьяна Тулубьева) нарочито эклектично, внеисторично, условно, соединяет приметы ампира и модерна, вплоть до граммофона, детали начала 20-го века (в чем восстановленная версия Бертмана перекликается с новейшей Тителя) - дуэт Лизы и Полины сперва звучит в записи на "старой пластинке", а затем уж героини его подхватывают, когда вступает оркестр. Владимир Федосеев не гонит темпы, оркестр не гремит - наилучшим образом выходят у Федосеева лирические эпизоды, осторожные, хрупкие; в драматических, пожалуй, несколько не хватает динамики. Очень огорчил, признаться, Виталий Серебряков в партии Германа - и внешнему имиджу его героя не помешало бы прибавить пусть малость наигранного, но "демонизма" или "безумства", впрочем, для "камерного" формата такой "обычный", "простоватый" Герман может пришелся бы и кстати, для большой сцены уже нет; гораздо хуже, что пел артист совсем не чисто, особенно в первом действии, резко форсировал голос на "верхах", ну, в общем, говоря напрямик, это не дело. Вот Ксения Вязникова, при отдельных проблемах с переходами - настоящая Пиковая Дама, вокально и актерски "сделанная" качественно. Алиса Гицба в партии Лизы выигрышнее звучала в драматических кульминациях, хотя "Откуда эти слезы?.." тоже трогали, но по моим ощущениям взаимодействие солистов с оркестром складывалась не совсем ровно. Очень понравилась Полина-Александра Ковалевич. На высоте оказались герои второго плана - начиная с Гуверантки (Мария Масхулия), уж на что, казалось бы, крохотная партия, а образ яркий; звонкоголосый Чекалинский (Вадим Летунов), Сурин (Михаил Гужов) - как это сейчас принято выражаться, "красавцы", Елецкий (Максим Перебейнос) - вдвойне. Про Михаила Никанорова и говорить нечего - прекрасный Томский, и он же Златогор в "пасторали".

Но кстати, о пасторали. Слышал, что в самой первой версии спектакля на родной сцене бывшего "дома медицинского работника" герои уходили слушать пастораль и она разыгрывалась в фойе или в другом зале... В помещении на Новом Арбате, где я видел "Пиковую даму" Бертмана впервые, в предыдущей редакции, ничего подобного не было и быть при тамошних принципиально непригодных для оперы условиях не могло - пастораль задвинули в боковую техническую ложу. Сейчас условия другие, но и трудности новые - зал огромный, ни в каком фойе желающих "прослушать пастораль под титлом "Искренность пастушки" не разместить, к тому же фойе в здании "Геликона", признаться, и без того тесноваты для зала, рассчитанного на такое количество посетителей (и это есть брать основной зал "Стравинский", а ведь есть еще другие залы, мероприятия порой пересекаются!). Однако персонажи перед антрактом по прежнему идут слушать пастораль, то есть третья картина разрывается антрактом, а после перерыва Лиза и Полина вместе с Томским возвращаются, чтоб исполнить ту самую "пастораль" перед графиней, взгромоздившейся карточной королевой (даже не дамой!) на игральный стол, будто на трон, и оттуда снисходительно наблюдающей любительское представление - это сколь неожиданно, столь же, на мой взгляд, нелогично.

Соединение новых возможностей со старой концепцией не вполне органично и во многих других эпизодах. Ползающие по игральному столу дети в первой картине - ну можно, конечно, додумать, что "прибежали в избу дети", но игра у Бертмана идет не бытовая, карты мечут, словно судьбы человеческие предсказывают - тут разве до детских забав? Понятно желание представить оперу без купюр - но купюры оправдывались бы постановочной идеей. Не смущает же никого фонограмма "старой пластинки", которую заводят Лиза с Полиной вместо того (ну, вернее, перед тем), чтоб самим запеть дуэтом? Или тоже "застольная" сцена Елецкого и Лизы, где при "объяснении в любви" она глядится в зеркальце, а он подсматривает текст в карманной книжечке, и оба друг дружке неинтересны - в камерном формате этот парадокс убеждает, в масштабно-зрелищном - значительно меньше. Вместе с тем "подмена" графини призраком придумана Бертманом так, что на большой сцене смотрится отлично: у партии два состава - две дамы пик в колоде у Бертмана! - оба равнозвездные, Вязникова и Костюк, но работают солистки без выходных - пока умершая графиня (в моем случае Вязникова) лежит на столе, "двойник" (Костюк) является Герману из-за зеркала! Или саквояж с графиниными драгоценностями, которые Лиза умыкнула для Германа, чтоб вместе бежать - на них он и отправляется играть, а то, в самом деле, откуда ему, ведь он "страшно беден", взять "сорок тысяч"? В массивных декорациях на большой сцене эти криминально-авантюрно-мелодраматические перипетии много выигрывают перед камерным "застольным" действом.

На днях, придя в МАМТ им. Станиславского и Немировича-Данченко ради екатеринбургского одноактного балета на малую сцену, я, уж коль скоро все равно находился в театре, остался с антракта на второе действие "Пиковой дамы" Тителя-Лазарева, что свете предстоящей премьеры "Геликона" оказалось кстати, заодно и состав послушал частично другой (первый раз ходил целенаправленно на Ксению Дудникову-Полину, но Наталья Зимина тоже очень хороша; совершенно прекрасная Лиза - Елена Безгодкова; запомнился Елецкий - молодой Евгений Качуровский). У Лазарева, конечно, совсем другие темпы, ария Графини там "пролетает", у Федосеева, кажется, медленнее раза в два (даже у Плетнева в Большом быстрее было!), второе проведение Вязникова пела уже буквально "по слогам". Но занятно наблюдать, насколько музыкальное, в частности, темповое решение дирижера оправдывается режиссурой: у Тителя очень долго Графиня пытается с заигрывать с Германом, до самого момента, когда он впервые напоминает ей про годы - вот уже на "вы стары" она реагирует резко, настроение меняется на противоположное, но она и под дулом пистолета еще шутит, придуривается, изображает испуг, приступ, пока не упадет замертво; у Бертмана, при том что "старая колдунья" в воплощении Вязниковой весьма моложавая "пиковая дама", импозантна и не комплексует насчет возраста, Германа она, сперва тоже флиртуя с ним, отталкивает уже на словах про "три карты", то есть оскорбляет ее не напоминание о годах, но корыстный умысел несостоявшегося "ухажера" (у Тителя графиню этот момент не смущает, она знает, "какою ценой" даются победы в разного рода "играх"). И Герман у Тителя застрелился, а у Бертмана исчез, растворился в толпе игроков... В общем, для меня возник еще один дополнительный сюжетный "план" на сопоставлении по свежим впечатлениям разных версий дирижерских и режиссерских одной и той же оперы, музыку которой я, признаться честно, не люблю, сколь ни качественны и увлекательны ее всевозможные интерпретации.

(1 comment |comment on this)

5:47p - а я сяду против него и буду компот ананасный есть: "Карамазовы" в МХТ, реж. Константин Богомолов
Если б Кравченко не сказал коллегам "хочу домой!", артистам пришлось бы выходить на поклоны еще и еще, Янковский с Миркурбановым даже и вышли снова, уже вдвоем - почти как накануне солисты Большого на "Нурееве", только там, понятно, премьера, обстановка экстремальная, а тут рядовой спектакль, четвертый год играют, время первый час ночи - а зал битком.

Вот какого хера с "Карамазовых" никто не уходит?! Забежишь в антракте - и некуда деться, я второе действие на откидушке корячился (блин, я на "Нурееве" оба раза лучше сидел!!), только к третьему угнездился почти на своем любимом месте в первом ряду, потому что любимое изначально занимала моя соседка и по прошлому разу, которая прочла у меня когда-то, что именно второе налево от центрального прохода кресло по первому ряду оптимально для обзора, и с тех пор каждый раз, когда идет на "Карамазовых", старается купить билет туда. Но вообще публика, конечно, очень разношерстная - от начинающих театроведок с блокнотами до теток, у которых титры "комната погрузилась в сумерки..." и т.д. вызывают сомнения, "а это что, не Достоевский?" и которые до самого финала гадают, кто же убил Федора Палыча, греша почему-то на Алешу... (школа мисс Марпл, не иначе). Вдобавок какие-то совсем убогие, увечные с пакетами, с котомками, а в комплекте с ними и медийные лица - ну опять же, понятно, на "Нурееве" звезда с звездою говорит, однако ж вот только сейчас, оказывается, дошел до "Карамазовых" Александр Любимов с семейством, и сын, даром что потомственный разведчик, во втором антракте на весь коридор жаловался, что ничего не понимает.

Тем не менее все вот это вот разномастное сообщество зависает в театре заполночь - такой необычайный у Богомолова вышел в 2014-м году спектакль. Понятно, что для самого режиссера "Карамазовы" - этап пройденный даже в сравнении с "Князем", тем более с "Волшебной горой" (кстати, постоянная моя соседка по "Карамазовым" и на январскую "Волшебную гору" билет купила, туда как раз подешевели), и нынешний спектакль, если честно, прошел не идеально, может быть, наименее удачно из всех моих... семи, восьми раз? сбился со счета, сколько хожу. Кравченко хорошо держал интонацию, но порой пропускал важные слова ("до БУКВАЛЬНОГО сладострастия!"), Зудина, на пережиме, вообще забыла текст в сцене с Матвеевым, он ей пытался подсказывать, блестящий диалог развалился, "ударные" моменты ("в душу плюнул!") потерялись. Зато, по моему ощущению, Филипп Янковский, хотя был период, когда он не играл спектакль и его заменял сам Богомолов, от года к году, от раза к разу, как выражаются престарелые критикессы, "набирает": совсем недавно, два месяца назад, сразу после премьеры "Волшебной горы", я пересматривал "Карамазовых" целиком, с первого действия -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3676627.html

- и сейчас еще сильнее поразился, на каком градусе искренности, с какой эмоциональной самоотдачей, до чего органично существует здесь Янковский, причем в контексте противоположном, условно-игровом, где решенные в близком к "постдраматическому" формату пространные диалоги и монологи чередуются с "вставными" песенными и танцевальными номерами: драматизма, как у Янковского, сегодня практически ни в одном спектакле, будь хоша бы самый полный "психологический реализм", не найдешь. А тут в Янковском воплощается даже не просто пресловутая "жизнь человеческого духа на сцене", какое-то уж очень абстрактно-философское, гегельянское понятие этот "дух" - но буквально живая душа мечется, страдает, падает и возносится.

Но дело не в том, что кто-то где-то в конкретный вечер отдельно недотянул, а кто-то, напротив, например, Миркурбанов - но я его сейчас видел только в последнем действии, потому что первое пропустил, а во втором он не появляется - снова, как и прошлый раз, удивил сдержанностью в предфинальном диалоге с Кравченко, и насколько он не контролирует и не видит себя со стороны в спектаклях "Ленкома", настолько у Богомолова, где структура постановки выстроена под его артистическую и человеческую органику (как и Зудиной, как и Мирошниченко в "Мушкетерах"), а не наоборот - режиссер не пытается ломать исполнителя и втискивать его в заранее готовые рамки - Миркурбанов просто потрясающий. Вержбицкий, Хайруллина, Мороз, Ребенок - да, Стеклов с Матвеевым - да, Чинарев наяривает задорно, Колпакова - восхитительная, Кудряшова-Лиза тоже с годами все точнее, все тоньше; но и артисты, которых обычно в отзывах на "Карамазовых" не упоминают поименно - Мария Карпова ("Милицейская дива" с зажигательным танцем на столе в образе Марлен, который придумывает себе Смердяков), Надежда Борисова (Карамазова-мама) - замечательные... Вообще, кажется, "Карамазовы", помимо всех прочих "самых", еще и самый "густонаселенный" спектакль Богомолова - и после "Нуреева", от которого в мыслях не отвязаться, я все думаю, хорошо бы Богомолову поставить "балет", и желательно сразу в Большом театре, и такой чтоб не на пять-десять артистов бессюжетный, в духе Килиана или Ван Манена, а с мимансом, с хором, культуристами, стриптизерами, конями и котятами, ну чтоб по полной, значит, культурной программе!

Однако ж с начала года, прикинул все-таки, я "Карамазовых" видел по меньшей мере четырежды, причем по меньшей мере дважды - полностью, все три акта подряд. Не надоедает нисколько, но возникает другая опасность: спектакль воспринимается не столько как целостное высказывание, сколько как концертный дивертисмент: зная его почти наизусть, уже невольно поджидаешь любимых "номеров", "предвкушаешь" - и в меньшей степени это относится к песням и пляскам, а в большей - к диалогам, где на фоне вроде бы ровной, отстраненной, монотонно-"постдраматической" манеры подачи текста столько точных и ярких интонационных деталей (у Вержбицкого-Смердякова: "паль-чики дрожат"! "а убейте, убейте!" и т.д.), и я их уже до того четко помню, что, кажется, могу записать нотами с указанием тембра, темпа, динамики. Наверное, уж какое ни удовольствие ходить на "Карамазовых" снова и снова (помимо собственно спектакля, это еще какая-то на редкость вдохновляющая обстановка в зале... особенно под конец - несмотря на мрачный, пессимистический, по первому ощущению, исходный настрой), но нельзя им злоупотреблять, или надо разбавлять "другим" Богомоловым, той же "Волшебной горой" или хотя бы "Мушкетерами", которые, кстати, ставят в афишу три раза за год и второй после сентябрьского показ планируется на январь.

(3 comments |comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com