?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Wednesday, November 29th, 2017
3:52p - черный снег: "Щелкунчик и мышиный король", Цюрихский балет, хор. Кристиан Шпук ("DanceInversion")
Наверное, за всю жизнь не испытывал такого восторга на балете, тем более, что к сюжетно-костюмным танцам отношение у меня стабильно скептическое, а конкретно Шпук для Москвы (при том что Цюрихский балет приезжает впервые, я видел его несколько лет назад в Тель-Авиве, но тогда им руководил прежний балетмейстер Хайнц Шперли и ставку делал на абстракцию) - имя не новое, и его недавняя "Анна Каренина" в МАМТе производила далеко не столь сильное впечатление:

http://users.livejournal.com/-arlekin-/3393913.html

А раньше Шпук, помимо отдельных номеров в различных гала-концертах, показывал Москве своего осуществленного с балетом Латвийской национальной оперы "Песочного человека", тоже, кстати, по Гофману, но еще менее выразительного:

http://users.livejournal.com/-arlekin-/1700749.html

Тогда как "Щелкунчик..." Шпука - восхитительный образец по-настоящему современного, но вместе с тем и в полном смысле балетного сочинения. Современный он по духу, по сути, по свежести идей ("хватит на двадцать Ратманских" - заметил, мимо проходя, Александр Моисеевич Полесицкий, и хотя, допустим, преувеличил, "Ромео и Джульетта" Ратманского совсем неплохая, на мой взгляд, вещь, а бывали у него и еще лучше, но направление мысли разделяю...) и настроению какого-то совсем не академического задора, азарта; а хореография вполне неоклассическая, с элементами и эстрадно-кабаретных танцев, хотя и неоклассика тут самоироничная, но ирония не деконструктивная (как, например, у Экмана в "Тюле" мы только что наблюдали), а легкая, ненавязчивая и скорее связывает спектакль с традицией сюжетной, костюмной балетной "феерии", чем противопоставляет ей.

Под перетасованные и местами переоркестрованные номера балетной партитуры Чайковского постановщик рассказывает свою историю, то есть на свою, а Гофмана, возвращаясь через приевшуюся музыку балета к оригинальному сюжету новеллы-первоисточника, далеко не всем, кстати, хорошо известному, и довольно-таки запутанному по сравнению с примитивным либретто, но рассказ оказывается на удивление захватывающим и связным. При этом Шпук не забывает про собственно танцы, у него буквально танцуют все, начиная с Дроссельмейера.

В начале у просцениума можно видеть поникшую куклу в колпаке звездочета с аккордеоном в руках - открывается представление парой аккордов, которые "кукла" наигрывает, темой Феи Сирени из 2-го акта балета Чайковского, и далее, от чего-то отказываясь, что-то повторяя не раз, Шпук использует музыкальный материал произвольно, но очень точно, убедительно приспосабливая его к своим драматургическим задачам, обозначая разницу между миром людей и миром кукол, которые смешиваются по сюжету, реальным миром и миром фантазии (последний весьма многообразен, со своими внутренними конфликтами) не только через оформление - костюмы роскошные! - но и непосредственно через танец, у одних персонажей игрушечно-механистический, у других наполненный лирикой и живой, подлинной эмоцией.

Дроссельмейер приходит в дом Штальбаумов, чтоб ремонтировать часы - и есть в спектакле эпизод, когда над сценой зависает огромный маятник с амплитудой колебания почти от кулисы до кулисы. Внутри основного иллюминированного театрального портала обнаруживается другой, поменьше, в глубине сцены справа, похожий на камин - что-то вроде "райка" или "вертепа", а в сущности, врат в иной мир, параллельную реальность, куда в конце первого акта через люк Дроссельмейер увлекает героиню - под вальс снежинок, который меня совершенно потряс еще и тем, что снежинки в спектакле... - черные, с лампочками-искорками в бахроме пачек, то есть это хлопья не снега, а может быть, пепла, или угольки... Помимо девочки Мари и ее брата (изначально она в голубеньком платьице, он в матросской курточке) появляется из сказок Дроссельмейера принцесса Пирлипат, заколдованная, обреченная колоть орехи - и эпизод, где Перлипат помещена в стеклянный ящик, как бы для "хомяков" или "мышей", который постоянно наполняется орехами, в постановочном отношении один из самых эффектных, он и волшебный, и, кроме шуток, страшный (идет, что характерно, под "русскую" плясовую!), просто душу наизнанку выворачивает.

Вообще Шпук великолепно отыгрывает гофмановские подтексты, однако не бежит от сказочности балетной музыки. Мыши в его спектакле - как положено, с хвостами и носатыми ушастыми головами. А изумительный вальс цветов во 2-м акте танцуют - энергично, весело - полуголые парни в штанах на подтяжках и девушки в юбочках лепестками, буквально "всех цветов радуги". Все при деле: куклы, клоуны, гусары, грызуны, королевская семья и придворные - и бюргерское сообщество, и кудесник Дроссельмейер, который в какой-то сцене расщепляется сначала на 4, а затем и на 7 ипостасей, у них общий танец... - стоит еще отдельно заметить, насколько хорошо Шпуку удаются многоплановые массовые сцены, сейчас мало кто так умеет работать с большим числом артистов, находящихся на площадке вместе.

Шпук не брезгует "примочками" из сегодняшнего театрального обихода, у него по балетной сцене Фриц ездит на самокате, Щелкунчик-Принц интересуется скейтбордингом, мыши катаются на роликах, а клоун отбивает чечетку (степует он, правда, не в ритм Чайковскому, а без оркестрового сопровождения). Но при всем том больше всего меня зацепило в "Щелкунчике..." Шпука отсутствие марципановой "рождественско-новогодней" приторности. Зрелище очень забавное - но одновременно и пугающее, Мари то и дело старается укрыться под длинными полами Дроссельмейерова костюма, а тот откидывает ткань: мол, то ли еще будет - иди и смотри! Но и сказочный хэппи-энд Шпук не отбрасывает как пошлый или чересчур благостный, просто племянник Дроссельмейера, очкарик-"ботаник" в шерстяной жилетке с ромбами, мелькавший с самого начала представления, и оказывается расколдованным Щелкунчиком - он и Мари стали друзьями, Дроссельмейер щелчком пальцев гасит свет.

(2 comments |comment on this)

3:58p - "Один кусочек сахара" реж. Реза Миркарими, 2011
Почему западные страны более развиты по сравнению с исламскии государствами?
а) развитость западных стран - иллюзия
б) западные страны обязаны своим развитием достижениям древних исламских ученых
в) исламские страны слишком долго находились под гнетом запада
г) см. соответствующую суру Корана


Вот насколько тонкое это дело - восток... Не то что запад, который своим иллюзорным развитием обязан великому научному прошлому ислама, находившемуся под колониальным западным гнетом... - ведь Коран врать и ошибаться не может! Столь же вне подозрений и иранские кинематографисты - изнемогая под гнетом исламофашистской цензуры, они несут свое искусство с гордо поднятой головой и готовы фору дать прогнившему западному миру по части изысканности формы и глубины содержания, а западный гнилостный мир фору благодарно принимает и уступает исламскому кино как метафорическую пальму первенства, так и вполне конкретные фестивальные "пальмы". Реза Миркарими, впрочем, больше кормит свое тщеславие не с каннского, а с более "геополитически" близкого московского стола. Пару лет назад на ММКФ отдали его (не скажу "победил" с чистой совестью, потому что видел картину своими глазами) посредственному даже по иранским стандартам, конформистскому и до неприличия слезливому фильму "Дочь":

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3384567.html

А на следующий год Миркарими - в отсутствии разных там бездуховных альмадоваров и линчей - законно председательствовал в жюри того же ММКФ, и награждал уже сам... ну кого положено, того и награждал, суть не в этом. "Один кусочек сахара" - не слишком знаковая, но вместе с тем очень характерная вещь для иранского кино с его нынешним мировым статусом. В фильме, естественно, нет захватывающего сюжета, но есть панорама - социальная и поколенческая: выходит замуж младшая из сестер в семье, по какому случаю собирается на предстоящий праздник весь клан, но неожиданно умирает дед, и деньги, собранные на свадьбу, идут на похороны; от вдовы сначала скрывают смерть мужа, а потом она замыкается от горя в себе настолько, что не может умереть, если не заплачет, и ее стараются разжалобить песнями, чтоб заплакала, в чем и преуспевают.

Все это по форме, по структуре напоминает многие европейские, и в первую очередь румынской "новой волны" картины типа "Сьераневады" Кристиана Пую:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3384807.html

В материальном плане быт румынских и иранских семейств вполне сопоставим, а тем более учитывая, что у Миркарими герои - представители зажиточного рода, румыны-то обитают в условиях куда более убогих. Принцип композиционный, сюжетообразующий и идейный тот же - через семью показать панораму более широкую, общественную, национальную. Но почему же румынское кино - честное, а иранское и вообще любое исламское, равно как и любое православное, какие бы собственно художественные ему достоинства не приписывали ученые специалисты - лживо насквозь?

Сегодня в румынском кино можно все, а в иранском много чего нельзя. И как любят отмечать все те же путешествующие с западных фестивалей на восточные и обратно ученые специалисты, цензура на творчество влияет благотворно. Насколько благотворно - пожалуйста, пример иранского кино с его "глубиной" подтекстов в отсутствие физической возможности прямого высказывания. Самый патологический образец - "Такси" Панахи, снятый режиссером, находящимся в домашнем заточении по приговору мусульманского суда:

http://users.livejournal.com/-arlekin-/3187989.html

Но и в более спокойных ситуациях мастера исламской культуры - они же светская интеллигенция мусульманских стран - дуют на воду, плетут такие декоративные узоры, что не снились и их многовековым предшественникам-художникам древней Персии. "Один кусочек сахара" - фреска, раскрывающая, а вернее исподволь приоткрывающая "семейные тайны", и вслед за ними уже - проблемы социальные. И что для западных коллег привычное дело, общее место, то для иранских киношников - отважный поступок, чуть ли не гражданский и художнический подвиг. Любят их как раз за недомолвки, за околичности - вымученные иносказания заплывший жиром мозг западного интеллигента воспринимает как художественную изощренность. Но со своей стороны и иранские (другие мусульмане то же, но еще не настолько продвинутыми способами) этим пользуются - чем примиряют свободный мир с существованием своих диких государств и людоедских режимов в них: да, сажают, да, иногда и вешают - но ведь и кино снимают, да посмотрите какое кино, почище вашего, свободного, западного!

В семье из "Кусочка сахара" все друг другу боятся сказать правду, которую, впрочем, и без того все знают; принимают проблемы как должное вместо того, чтоб сообща их решить или хотя бы озвучить. Но недомолвки между своими - обычное дело, а режиссеры для исламской демократии - тоже не чужие, вот и громоздят один подтекст на другой, поверхность - гладкая, благостная, внутри - бури, которые никого не волнуют, кроме аудитории западных кинофестивалей, которая за этакую глубину иранских кинематографистов на руках готова носить. В Москве причины успеха несколько иные - тут просто выбора меньше, кто поприличнее сюда попросту не едет и фильмы не дает, а эти всему рады, открыты миру.

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com