?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Tuesday, November 14th, 2017
3:33p - из фейсбука с любовью
В ЖЖ обо всем приходится и всегда приходилось помнить самому, а фейсбук заботливо напоминает и о более мелких событиях, тем более о том, что я в него пришел ровно два года как. Пришел, между прочим, не по собственной воле - лишней интернет-обузы навешивать на себя не хотелось и я уже рассчитывал по обыкновению, что как-нибудь доживу без фейсбука - но надо сказать спасибо Наталии Георгиевне Уваровой, которая ровно год назад на многое открыла мне глаза, и среди прочего - на то обстоятельство, что коли нет у тебя фейсбука - то и тебя самого словно не существует, даром что ты вот он, и даже что-то от себя предъявляешь в виде текстов, и эти тексты кто-то читает...

Хотя меня и раньше называли мизантропом, социопатом и т.п. - на самом деле мизантропом и социопатом я стал за последние два года благодаря фейсбуку.
Collapse )

(7 comments |comment on this)

3:36p - "Последний визит" реж. Ада Неретниеце, 1984
Сегодня такого сорта фильмы смотрят в основном из-за участия в них прекрасных актеров, конкретно "Последний визит" - в первую очередь ради Аллы Балтер, которая не очень много снималась и почти не играла в кино главных ролей. Я Аллу Балтер видел на сцене в нескольких спектаклях, уже не лучших ни для нее, ни для театра Маяковского ("Горбун" Мрожека в постановке Гончарова, "Чума на оба ваши дома" Горина в постановке Ахрамковой, везде в дуэте с Эммануилом Виторганом, конечно), какое-то личное, "живое" впечатление о ней сохранил и на экране ее мне наблюдать приятно, но "Последний визит", помимо ролей Аллы Балтер, а также Павла Кадочникова, Юозаса Будрайтиса и других замечательных артистов разных поколений, любопытен сегодня, по-моему, все же не этим.

Подобных картин в СССР снимали немало, и особенно их производство увеличилось в первой половине 1980-х годов, когда - я это время помню очень хорошо и никакие данные со стороны не перебьют моих собственных впечатлений - дела внутри загнивающей коммуно-православно-фашистской империи пошли совсем херово и уже не террор и не цензуру, а элементарное отсутствие еды и простейших обиходных предметов приходилось списывать на "международную обстановку", на происки, конечно же, американской военщины. Про то, как нам в школе рассказывали об угнетении в США негров и о том как американцы голодают (это в середине 1980-х!), можно не вспоминать, но в по телевизору "Международная панорама" или "Сегодня в мире" регулярно сообщали - не с тем накалом эмоций, правда, что сегодняшние шоумены - о притеснениях в Америке гражданских свобод, ну и о "гонке вооружений", само собой, вопреки "борьбе за мир", на позициях которой твердо стоят русские.

Т.н. "борьбе за мир" посвящен другой характерный опус того же периода - телефильм "Конец света с последующим симпозиумом", последняя режиссерская работа члена антисионистского комитета Татьяны Моисееввны Лиозновой на основе пьесы прогрессивного американского драматурга Артура Копита:

http://users.livejournal.com/-arlekin-/3498717.html

А "Последний визит" снят по повести "Смерть на вашингтонском приеме" безвестного американского автора Элберта Карра, написанной двадцатью годами ранее, то есть в совершенно другую эпоху и иных исторических обстоятельствах - русским сюжет пригодился позднее. Сюжет такой: прогрессивная журналиста Сэйра (ее не называют Сарой, чтоб, очевидно, не давать лишний повод членам антисионистского комитета) не верит, что ее муж умер случайно, и выясняет правду - а правда в том, что журналисту, добывшему сведения о поддержке "вашингтонским обкомом" (как это теперь называют, но ни за что не назвали бы тогда) и примкнувшими к нему банкирами латиноамериканского диктатора-узурпатора, ввели, подмешав перед тем снотворное в виски, столбнячную бациллу, то есть намеренно заразили передового человека смертельной болезнью. Удостоверившись в том, Сэйра, которую играет как раз Алла Балтер, намерена завершить свое расследование - но империалисты-капиталисты в очередной раз вызывают "садовника" и... правдоискательницу расстреливают на пороге собственного дома.

Прибалтийские преимущественно артисты и Павел Кадочников в роли "мистера твистера", готового купить и продать что угодно вплоть до детского смеха (каких он на старости лет переиграл немало) и вообще обстановка особняков, приемов и т.д. вплоть до загадочного "виски", слова, знакомого лишь по приключенческим романам, задавали для СССР середины 1980-х довольно экзотический контекст - в США на тот момент, кроме разоблачавших порочную сущность запада изнутри международных обозревателей, никто из потенциальных зрителей фильма не бывал и помыслить не мог, что там когда-нибудь окажется (ну еще у членов антисионистского комитета и их родственников оставался шанс). Среда, в которой разворачивался сюжет, выглядела настолько непохожей на тогдашнюю российскую повседневность, что и фабула воспринималась как сугубо западная, привязанная к тамошним реалиям и невозможная в тутошных. На самом деле, и тогда следовало догадаться, а сейчас это прям-таки очевидно, русские, тем более в условно-андроповские (плюс-минус) годы, да и прежде, туповато проецировали собственные методы расправы на действия западных "коллег", приписывая им то, чем занимались во все времена сами. Но прежде аналогии не прочитывались еще и из-за контрастов бытового антуража - слишком уж резали глаз различия, невзирая на до боли знакомые лица прибалтийских артистов в образах "иностранцев".

Сегодня "Последний визит" смотрится совершенно иначе - виски уже не примета "буржуазного образа жизни", и в остальном, что касается быта, многое сравнялось. Да и не только быта, но и некоторым образом внешних, номинальных общественных порядков. "А что такое закон о клевете - ты знаешь?" - предупреждают зарвавшуюся правдоискательницу доброжелатели-убийцы. "Власти вынуждены будут начать расследование!" - уверена в своей позиции Сэйра. Так теперь вымышленная история о том, как одного журналиста, открывшего тайну поддержки иностранных диктатур и международных банковских махинаций, убили, сначала потравив, а потом заразив неизлечимой бациллой, а другую журналистку, расследовавшую загадочную смерть мужа, застрелили на пороге квартиры, причем, объявляет ТВ, "с целью ограбления", то есть по чисто уголовному мотиву, вызывают ассоциации вполне определенные. Кстати, я что-то не припомню, когда последний раз православные новости сообщали о том, что в США отравлен или застрелен журналист, пожелавший изобличить империалистические козни Вашингтона - то есть ассоциация возникает не только прямая, но и односторонняя.

(comment on this)

3:39p - "Гала-открытие V фестиваля CONTEXT. Diana Vishnevа": хор. Уэйн МакГрегор, Гойо Монтеро и др.
За несколько дней до фестиваля Диана Вишнева объявила, что танцевать сама не будет, чем немало одолжила: ажиотаж резко спал, а программа в отсутствие Вишневой на сцене менее интересной не стала. Для меня, по крайней мере, участие Вишневой в представлении было не столь принципиальным, а набор имен хореографов казался привлекательным. По факту, правда, вышло не столь интересно, как я надеялся.

"FAR" Уэйна МакГрегора в исполнении артистов его собственной компании - Company Wayne McGregor - такой типичный МакГрегор, неоднократно виденный, узнаваемый в каждом движении, но особенно в замысловатых ансамблевых конфигурациях среднего раздела 25-минутного спектакля, когда из соло, дуэтов и трио складываются и сразу распадаются подвижные многофигурные композиции, и в этом хаосе, на вид асимметричном, беспорядочном "броуновском" движении волей-неволей глаз постепенно обнаруживает некий жесткий, математический порядок (может быть и иллюзорный, кстати). Обрамляют же этот средний раздел два как бы "лирических" дуэта, и первый, невероятно изысканный не столько даже по хореографии, сколько по пластике исполнителей, в первую очередь чернокожего танцовщика, демонстрировавшего невероятные, нечеловеческие возможности своего тела, задал такую планку, до которой, наверное, все последующие номера программы так или иначе не дотянули; на финальный дуэт, после ансамблей, достались лишь рудименты изначального лиризма, здесь и в пластике, и в саундтреке проявился - вероятно, "спровоцированный" хаосом - распад, разлад, и, в конечном итоге, угасание, умирание. Ничего особенного нового про МакГрегора против прежних его работ из "Far" на узнаешь, но это в любом случае вышло технически очень здорово.

Про "CHUTES AND LADDERS" ("Змеи и лестницы") хореографа Джастина Пека так не скажешь, постановщика я такого не знаю, исполнители, Жаннет Дельгадо (США) с Гонсало Гарсиа (Испания) ничем сверхъестественным не блеснули: по-своему симпатичная, но ординарная, банальная неоклассика в сопровождении струнного квартета № 1 Бриттена (живое исполнение, музыканты в глубине сцены справа): пуанты, прыжки, "позиции", на пару минут хватило бы, но спорная необходимость освоить многочастный опус Бриттена целиком сделала номер затянутым, а в спектакль из концертной безделушки его не превратила, мысль хореографа для этого чересчур вторична и скудна.

Что касается увенчавшего первое отделение и вызвавшего на своем уровне фурор "PACOPEPEPLUTO" (не могу понять, как это перевести и хотя бы с какого языка?!), состоящего из последовательности трех энергичных и ироничных мужских соло в исполнении артистов Gauthier Dance / Dance Company Theaterhaus Stuttgart (Германия), то как дивертисмент смотрится и в самом деле неплохо, сделано с юмором и танцуют парни лихо. Но не знаю, у меня ли одного возникло подозрение, что если не поставлено, то изначально задумано это балетное сочинение на обнаженных артистов - тогда имело бы смысл, что ребята постоянно прикрываются руками, отворачиваются спиной, как бы "зажимаются", и все это с юмором, самоиронией обыгрывается? Если "фиговые листки" в виде боксеров телесного цвета на парней натянули эксклюзивно ради православной публики - то это профанация, а если так и предполагалось по замыслу балетмейстера, тогда это бестолковая, пусть и милая фигня чисто эстрадного формата.

Стопроцентно "эстрадная" вещь также и развернутый, растянутый на несколько частей-эпизодов опус GREEN BRIDE ("Зелёная невеста") из второго отделения программы, хореограф - Барак Маршалл, исполнители - компания BODYTRAFFIC (США). И не просто эстрадная, а с элементами разговорного жанра, диалоговых скетчей, пантомимы и условной "этники". Диалоги парней с девушками об особенностях национальной кухни (неопределенной этнической идентификации) с флиртом в подтексте, когда парень говорит о рыбе, голубях или баранах, а девушка типа "отвергает насилие", перемежаются с нехитрыми, пускай и довольно бодрыми телодвижениями то под мелодию Чардаша Монти, то под еврейскую ретро-попсу типа "чирибим-чирибом". Я, признаться, не всосал прелести этой к тому же довольно-таки длинной вещицы, а если сосредоточиться собственно на танце - то ансамбль Моисеева нечто похожее делал еще в первой половине прошлого века и в сто раз лучше. Между тем, как и парни в обтягивающих трусах телесного цвета, так и эта костюмированная байда имела наибольший успех у почтеннейшей аудитории.

Собственно, главные сомнения по поводу увиденного - в свежести той "современной" хореографии, которой номинально посвящен фестиваль Вишневой. Даже в сравнении с проходящим параллельно фестивалем "ДансИнвершен", чья программа в этом году приятно удивляет не только разнообразием, но и качеством, "Контекст" показывает может и относительно недавние постановки, но явно вторичные по лексике, в целом по языку и по вектору мышления. Помимо псевдо-народных плясок поселян и поселянок неизвестного гражданства от Барака Маршалла, во втором отделении показали два дуэта. "I WILL FALL FOR YOU" ("Я полюблю тебя") в постановке Сиди Ларби Шеркауи и исполнении Дрю Джейкоби и Мэтт Фоли (США) разочаровал до крайности, от Шеркуаи можно было ожидать чего-то поинтереснее дежурной бесцветной медлительной лирики, пускай и технически весьма изощренной, но абсолютно проходной, да еще на фоне убогого абстрактного фотослайда. Второй дуэт, медлительно-меланхоличный "WITNESS" ("Свидетель") в хореографии опять-таки Уэйна МакГрегора и сам по себе придуман интереснее, и как-то оформлен (разноцветные неоновые трубки всяко запоминаются), но главным образом выигрывает за счет исполнителей, вернее, исполнительницы - Алессандра Ферри (Италия) в свои пятьдесят с хвостом хороша и посмотреть на нее стоило, хотя я бы предпочел ее увидеть в какой-нибудь более полноценной и оригинальной постановке.

Наконец, эксклюзив от "Контекста" - премьера, спродюсированная непосредственно фестивалем: "ASUNDER" ("На части"), хореограф - Гойо Монтеро. По-моему - третий сорт, еще и с претензией на аллегорию. Хотя если вспомнить "Золушку", которую Монтеро привозил несколько лет назад со своим Нюрнбергским балетом -

http://users.livejournal.com/-arlekin-/3142916.html

то "На части" по крайней мере формально "балет", а не шоу и не перформанс. Но все равно его прямолинейный аллегоризм совершенно несносен - масса безликих "гомункулосов" колбасится под инструментальную обработку хора из "Тангейзера" Вагнера то ли в безвоздушном космическом, то ли в условно-театральном пространстве, пытается куда-то пробиться, а отдельные ее части - обрести индивидуальность, собственное лицо. В мини-спектакле есть ложный финал, когда исполнители (танцуют артисты Пермского балета) под записанные на фонограмму овации выходят на поклоны, обращаясь не к настоящему залу, а к предполагаемому, кланяются в глубине сцены, в сторону задника, на котором изображен нарисованный на компьютере "классический" занавес красного бархата, и лишь одна солистка разворачивается, отрывается от коллектива и направляется в противоположную сторону, буквально "в люди". После чего представление, которому публика в зале уже успела похлопать, присоединившись к фонограмме (а кто-то и в гардероб убежал), маст гоу он уже с удвоенным философско-аллегорическим остервенением, и артисты бьются, словно мухи о стекло, об прозрачный пластиковый занавес. Ну это и как формальный прием, мягко говоря, не ново (поклоны "задом наперед" сегодня - общее место, и порой они придуманы к месту, как, например, в "По ту сторону занавеса" Жолдака, там это концептуально, здесь - формально и ни к селу ни к городу), а в сочетании с претензией на некое экзистенциальное откровение - просто нестерпимая пошлятина. Кто знает, если б солисткой-"диссиденткой" в балете выступила - как, насколько я понимаю, и предполагалось - Диана Вишнева - хореографическое решение еще обрело бы какой-то смысл, но в представленном варианте получилась унылая пафосная чепуха, которая совсем не украсила программу, в целом несмотря ни на что насыщенную и достойную, представительную.
ПРОГРАММА
Collapse )

(1 comment |comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com