September 2nd, 2016

маски

"Девятая жизнь Луи Дракса" реж. Александр Ажа

Как будто сходил на прием к психоаналитику, и если не прямо сразу к доктору Фрейду, то к хорошему, грамотному, честному специалисту. Не ожидал подобного эффекта от Александра Ажа, который прежде снимал порой живенькие и не лишенные достоинств стилистических, но туповатые ужастики. "Девятая жизнь Луи Дракса" - другое дело, и хотя тоже формально триллер, но гораздо более сложная вещь. По стилю фильм явственно перекликается с фэнтези Гильермо дель Торо, но свободен от идеологического пропагандистского фуфла, да и со вкусом у Ажа намного лучше. А драматургическая конструкция восходит к "Эквусу" Питера Шеффера, при том что сценарий Макса Мингеллы, который мне очень нравится как актер, но здесь остался за кадром, основан на некоем романе, вероятно, американском бестселлере, и в американских бестселлерах довольно распространен ход с возвращением погибшего героя в мир живых, и даже случай, когда герой такого рода ребенок, не редкость. И все же от "Девятой жизни..." остается ощущение чего-то небывалого - поздним вечером фильм меня расслабил и растрогал, я ему доверился и не пожалел.

Луи Дракс с детства притягивал к себе несчастья, получал травмы смертельно опасные, то его током било, то он травился едой, но каждый раз поблизости оказывалась мама и спасала, приговаривая, что, мол, у кошки девять жизней, ну и у тебя, сынок, тоже. И вот на девятый день рождения Луи с мамой и папой поехал на пикник (у висячей скалы, но это уж как водится), а выловили его едва живым, и в больнице он умер, не приходя в сознание. Мальчика успели было отвезти в морг, как неожиданно пациент в ожидании вскрытия очнулся, хотя из комы так и не вышел. И хотя вегетативное состояние Луи квалифицировано медиками как необратимое, психолог Алан Паскаль не оставляет надежды, что сможет "добудиться" до больного.

Самое слабое звено в структуре фильма - этот доктор Паскаль, а вернее, играющий его Джейми Дорнан, стяжавший сомнительную славу ролью в "Пятидесяти оттенках серого". Борода среднему актеру не помогает, особенно когда вокруг отлично подобранный ансамбль. Помимо точно подобранного ребенка (Эйден Лонгуорт - отнюдь не дебютант в свои юные годы) и абсолютно попадающей в типаж мамаши Натали Дракс (Сара Гадо), очень колоритен прежний психолог Луи - доктор Перес в исполнении Оливера Платта. Плюс агрессивная и непроницаемая дама-инспектор, ведущая расследование (Молли Паркер). А в крошечном эпизоде появляется одна из любимейших моих актрис, крайне недооцененная, уже немолодая, но потрясающая Барбара Херши: ей досталась бабушка Луи, вернее, мать его отца Питера, который не был мальчику родным. Мать Луи увела Питера от прежней, хорошей и любящей жены, но их совместная жизнь не сложилась, к моменту 9-летия Луи и злосчастного пикника супруги уже разъехались, а после того, как с Луи случилось несчастье, и Питер (Аарон Пол, между прочим) пропал.
Collapse )
маски

Дмитрий Майборода и Алексей Мельников в МЗК: Шуберт, Лист, Бах-Бузони

Зал почти пустой, а набежавшие в сравнении с теми, что были накануне, много приличнее - но первое отделение все равно не порадовало. При том что Дмитрия Майбороду я прежде слышал не раз и он мне, при некоторых перехлестах по части внешней "романтической" манерности, казался достаточно яркой индивидуальностью - правда, я каждый раз попадал на Рахманинова в его исполнении и "манеры" списывал на специфику материала. А три пьесы Шуберта он сыграл ну совсем по-школярски, грубо педалируя, позволяя рукам опережать голову. Впрочем, Шуберт со своими самоигральными мелодиями даже при отсутствии у исполнителя чувства меры идет легче, а с Листом так не получится, тем более с такими шлягерами, как "Грезы любви" и "Мефисто-вальс" № 1. Тут и "голова" совсем потерялось, и "руки" не всегда справлялись; осталось только громыхание - хотя надо признать, что "Мефисто-вальс" отрепетирован до автоматизма и чисто технически более-менее удался.

Ожидания в связи с Алексеем Мельниковым были скромнее, но оправдались на сто пятьдесят процентов. Несколько механистично, но аккуратно и с чувством стиля он сыграл хоральную прелюдию "Ich ruf zu dir" Баха-Бузони, а за ней - си-минорную сонату Листа. Что-то все молодые за нее сейчас берутся - объемную, технически неподъемную, содержательно необъятную, да еще и лишенную мотивчиков, которые товарищ Жданов мог бы насвистывать, выходя из консерватории, а вот поди ж ты, соната си минор за последние сезоны стала чуть ли не главным репертуарным хитом у пианистов в возрастной категории "35 минус". У Мельникова в сонате были и эффектные эмоциональные всплески, и очень чистая по звуку лирика, и одно логически соединилось с другим - в моих ушах этот материал звучит иначе, но во всяком случае мельниковский подход оказался по-своему убедителен и меня устроил все-таки больше, чем исполнение, например, Дебарга с его растворением звука в пустоте. И первый бис, мелодия из "Орфея", тоже удался, вышел очень чистым, без ненужных наворотов, растрогал. Но вторым шел не то Дебюсси, не то еще какой-то "импрессионизм", и здесь Дебарг вспоминался уже совсем с другим чувством, все-таки подобную музыку он воплощает идеально и неповторимо, а Мельников сыграл приемлемо, но грубовато, без нюансов.