?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Saturday, May 21st, 2016
10:28p - Анне-Софи Муттер, Ефим Бронфман, Линн Харрелл в КЗЧ: Бетховен, Чайковский ("Черешневый лес")
Образец стильной ансамблевой игры. Даже в Бетховене (впрочем, как раз особенно в Бетховене - фортепианное трио № 7) - все оттенки эмоций, даже внутри каждой из частей: и лирическая созерцательность, и драматические кульминации, и игривые ироничные пассажи. Но формат музицирования, несмотря на большой концертный зал - чисто салонный, и дело не только в статусе мероприятия с вытекающей из него спецификой аудитории, не только в подборе программы, но и в подходе, в манере исполнения. Нет, все здорово, классно, технически безупречно, разве что для Чайковского у Муттер звук слишком "сухой" (но это тоже на свой лад занятно, по местным стандартам весьма неожиданно, здесь Чайковский играется и слышится обычно совсем иначе). А "сообщения", "высказывания" в исполнении я не услышал - только набор звуков, безупречно синхронизированных и гармонизированных, и убедительная презентация собственной виртуозности. Как ни странно, наиболее "содержательным" в этом смысле оказался фрагмент трио Шостаковича, исполненный на бис - как будто (да наверняка так и есть) артистам именно Шостакович наиболее близок лично, им через него есть о чем поразмышлять вслух, да и просто Шостакович "энергетически" участников ансамбля запоздало "подзавел", тогда как на трио Чайковского "Памяти великого художника" они под конец дали слабину и, ни в чем не уронив планку мастерства каждый в отдельности, ансамбль все-таки слегка развалили в последние минут десять. Но не это меня смутило - в музыке (и в театре, и в изобразительном искусстве) самое ожидаемое - субъективное высказывание артиста, автора или исполнителя, которое по каким-то причинам может выйти сколь угодно корявым. Ансамбль трех выдающихся музыкантов (Бронфмана в Москве еще худо-бедно можно услышать, а Муттер вроде бы приезжала единственный раз до этого десять лет назад - но я, стало быть, не ходил; и виолончелист Харрелл был недавно как член жюри конкурса Чайковского, но не с концертами), наоборот, продемонстрировал высший класс мастерства - но ничего не открыл собственно в музыкальных произведениях, и сами исполнители предпочли "не открываться".

(1 comment |comment on this)

10:29p - "Дурная кровь" реж. Лео Каракс, 1986
Уже забылось, как выглядел Дени Лаван в ранних фильмах Каракса - а выглядел он офигительно! И ведь не красавчик, не смазливое личико, скорее наоборот - страшненький звереныш, но таким он в историю кино и вошел. Сейчас вообще без слез не взглянешь, но все равно, во всяком виде, в любом проекте (несколько лет назад приезжать играть моноспектакль про Селина, потом снялся в "Поддубном", делал массаж Пореченкову!) заметный, в "Святых моторах" просто великолепный. А тридцатилетней давности "Дурной крови" от него просто взгляд невозможно отвести. Да и от еще нестарого, почти такого же, как в последних фильмах Бунуюэля, Мишеля Пикколли, и от молодой, абсолютно "кукольной" Жюльетт Бинош, и от совсем-совсем юной, несовершеннолетней Жюли Дельпи... Но между тем в "Дурной крови" у Каракса, с одной стороны, очевидна оглядка на Годара (и прежде всего на "Алфавиль"), а с другой - уже возникает многое из того, что потом будет в "Поле Х" и в "Святых моторах". Ничего такого я не мог разглядеть и понять, когда смотрел "Дурную кровь" впервые подростком - молодой тогда еще К.Л.Эрнст (во времена - все были молодые!) гнал на первой кнопке авангардное французское кино потоком, и особенно упирая на Каракса с Блие. Да что там - ну ладно "Полу Х" тогда Каракс еще и не снял, но в тот момент, пожалуй, я бы даже не опознал, что Алекс, персонаж Лавана, насвистывает мотивчик из "Пети и волка" Прокофьева, а его телефонный автоответчик прежде, чем пропищать сигнал, наигрывает "Монтекки и Капулетти" из "Ромео и Джульетты".

Алекс (случайно или нет - тезка героя "Заводного апельсина", а также и самого режиссера, чье настоящее имя Александр) - потомственный жулик, несмотря на юность уже отсидевший 15 месяцев в заключении и не желающий туда возвращаться. Он сожительствует с такой же юной девушкой Лизой (17-летняя Жюли Дельпи, ныне сама себе режиссер!), развлекается чревовещательством, принимает опиум и не желает помнить про погибшего отца, тем более про его дружков. А у дружков проблемы с загадочной Американкой - престарелая леди-босс международной мафии требует в уплату долга от стариков-разбойников похитить из лаборатории фармацевтической фирмы культуру вируса СБТО, необходимую для разработки вакцины. Для успешной операции старому бандиту (Мишель Пикколли) нужна помощь Алекса. Оставляя Лизу, Алекс знакомится с юной сожительницей главаря Анной (Жюльетт Бинош), но та предпочитает пожилых, с Алексом же ее связывает скорее дружеская взаимная симпатия, хотя с его стороны и более глубокая, кажется.

Место действия, при некоторых конкретных приметах, вполне условно, обстановка скорее футуристическая, при том что в контексте 1980-х вирус СБТО, передающийся "при сексе без любви" (и "заражение происходит при определенных ласках, даже если не любит только один из партнеров") совершенно очевидно ассоциируется со СПИДом. Но и криминальная интрига, завязанная на благообразную, но демоничную Американку (та сепаратно предлагает Алексу "кинуть" партнеров, тот ее водит за нос, в результате при попытке добраться до частного самолета, чтоб потом высадиться с парашютом в Швейцарии, Алекс истекает кровью, подстреленный Американкой во время автомобильной погони), да и мелодраматический сюжет с любовным четырехугольником (брошенная Лиза, которая изменила Алексу с приятелем Тома и дозвонилась, чтоб признаться в этом, недоступная Анна и ее престарелый сожитель-бандит) для Каракса - элементы в большей степени формальные. Фильм как целое держится на образе героя Лавана, отчасти героини Бинош, и самые выразительные, может быть, кадры картины - статичные разговорные сцены, где звук порой рассинхронизирован с изображением (голоса персонажей в фильме вообще нередко звучат как бы за кадром - пригодилось чревовещание героя) и возникает ощущение, что эта куколка Бинош и это притягательное чудище Лаван пришли в этот и без того фантастический мир откуда-то совсем издалека, непонятно зачем, случайно потерялись, и неожиданно, запоздало нашли себя друг в друге.

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com