?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Sunday, May 1st, 2016
6:03p - "Селеста и Джесси навеки" реж. Ли Толанд Кригер, 2012
Предельно простая, но ничуть не вульгарная американская "малобюджетная мелодрама", а бюджет в таких случаях, как правило, определяет и сюжет, и жанр, и кастинг. Селеста (Рашида Джонс) и Джесси (Энди Сэмберг) после шести лет брака уже шесть месяцев в разводе, хотя и неофициальном пока, но и фактически они не могут разлучиться по-настоящему. Это называется "остаться друзьями", но оба понимают, что они все еще гораздо больше, чем просто друзья. Что послужило конкретным поводом разойтись, сперва непонятно, да и под конец едва проясняется: героиня - успешная молодая женщина, интеллектуалка, пиарщица, литераторша "прогрессивных" взглядов (по крайней мере что касается взглядов на массовую культуру, она даже выпустила полемичную книжку-памфлет, пускай и не ставшую бестселлером), герой - не слишком успешный художник, которого жена любила, но не воспринимала на сто процентов всерьез, и именно она подала на развод. Их общие друзья Бет и Такер, напротив, собираются пожениться, а пока готовится чужая свадьба, собственный развод главная пара все откладывает, Селеста не подписывает бумаги, они с Джесси продолжают встречаться, иногда под настроение даже занимаются сексом, при том что всякий раз считают это случайностью и ошибкой, которая не должна повториться.

Тем временем на работе у Селесты ее гей-шеф Скотт (три-четыре эпизода Элайджи Вуда в качестве "спешл гест стар", ему точно подобран "ботанский" имидж, а про свою гомосексуальность он только говорит, на деле она по сюжету никак не проявляется, так что, может, он и вовсе шутит) "подписывает" на рекорд-лейбл восходящую молодую поп-певичку Райли (и опять очень верно подобранная по типажу на эту роль Эмма Робертс), Селеста ненавидит Райли как класс, но постепенно выясняется, что у них несмотря на разницу возраста и интеллекта, немало общего, вплоть до того, то когда Райли бросает жених, бабенки плачут в обнимку. Ведь как бы уже "свободный" Джесси, к удивлению и досаде Селесты, слишком быстро нашел другую, бельгийскую голландку (видимо, фламандку, но в фильме не уточняется, чтоб не запутывать лишний раз аудиторию) Веронику, успел с ней переспать и она беременна - а Селеста от Джесси детей принципиально иметь не желала, и теперь Джесси как "хороший еврейский парень" намерен на Веронике жениться, построить "настоящую" семью. Но по-прежнему надо ли собрать шкаф (чего Джесси не умеет, как и Селеста, шкаф, то есть - просто повод, отмазка) или просто поговорить по душам, бывшая жена обращается к бывшему мужу, а заканчивается все либо нежностями, либо скандалом.

Скандалом оборачивается и продвижение Райли через вверенный Селесте лейбл - по ее недосмотру логотип на обложке дебютного диска опознается публикой как эрегированный член, входящий в попу (обозначения схематичные, но тем не менее борцы за нравственность не дремлют, ведь продукция адресована подростковой аудитории). Впрочем, с певичкой дела идут на лад - бойфренд, правда, не возвращается (пока что), зато логотип на обложке понравился геям, а это, как верно и своевременно подмечает Селеста, более 10 процентов населения США, не так уж мало для успешного продвижения. У самой Селесты все не столь радужно, Джесси по-прежнему привязан к бывшей жене, но все его планы на будущее связаны с беременной Вероникой, что окончательно выясняется на свадьбе Такера и Бет.

Единственное, что остается - "остаться друзьями", как ни мало этого героине. Действие происходит в Лос-Анджелесе, а не в Нью-Йорке, но картина - и в том числе "картинка" - откровенно ориентирована (как в целом свойственно американским малобюджетным мелодрамам) на Вуди Аллена, что предполагает романтическое прощальное свидание, вписанное в эффектный городской пейзаж, и декорацией для этой сцены Кригеру служит удачно поданный в ночной подсветке концертный зал Лос-Анджелесской филармонии, который так долго строили, что в фильме он представлен как архитектурная и даже историческая достопримечательность, куда парочкам, особенно напоследок, не грех прийти в сумерках: будто бы "хаотичное" нагромождение оплывающих, обтекаемых абстрактных форм, словно воплощенные в объеме "пространственно-силовые построения" авангардистов 1920-х годов. Но помимо не самых выигрышных в целом - по сравнению с нью-йоркскими - видов ЛА фильм подкупает ненавязчивостью, в частности, отсутствием среди персонажей ярко выраженных комичных фриков, эксцентричных чудиков. Кстати, наличие таковых - отличительная черта "высокобюджетной" и "мегазвездной" голливудской мелодрамы, клоуны-друзья непременно оттеняют тоже, в сущности, забавные, нелепые, но по задумке трогательные взаимоотношения центральной пары героев; а здесь каждый, от беременной невесты разведенного мужа до шефа-гея, от юной поп-звездульки до брачующихся друзей, на свой лад симпатичен внешне и по-человечески обаятелен.

(comment on this)

6:04p - "Манон" в МАМТе, хор. Кеннет МакМиллан, дир. Антон Гришанин
Поскольку в репертуаре театра им. Станиславского и Немировича-Данченко своя "Манон", с максимальной тщательностью воспроизводящая постановку МакМиллана, появилась практически сразу вслед за гастролями балета "Ковент-Гарден" -

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2858640.html

- я на нее в Стасик не спешил и, может, вообще пропустил бы, если б все прогрессивное человечество не устремилось на Фридемана Фогеля, танцевавшего на правах приглашенной звезды партию кавалера де Грие. Я этого Фогеля, как и все прогрессивное человечество, видел в рамках гастролей Штутгартского балета, солистом которого он является, тогда он какого-то переворачивающего мозг впечатления на меня не произвел, но личность я неустойчивая, легко поддаюсь влиянию (хотя стараюсь сопротивляться из последних сил), да и коль скоро местную "Манон" не видел вовсе, решил не упускать возможности посмотреть спектакль именно с участием Фогеля.

Я очень хорошо усидел в первом ряду, меня радовал точно работающий под управлением Гришанина (кажется, на сегодняшний момент лучшего балетного дирижера, с оперой у него не так ровно складывается) оркестр МАМТа, в деталях удалось разглядеть остроумно трансформирующуюся от картины к картине декорацию и почти сливающиеся с ней от избыточной пышности (при наблюдении издалека) костюмы - но боже мой, какая скука весь этот британский затхлый драмбалет... При том что Ксения Рыжкова в образе Манон красива и мила, и брат Леско у Георги Смилевски получается ярким, отнюдь не второстепенным персонажем, и Оксана Кардаш-любовница Леско, и Станислав Бухараев-злодей Г.М. - все хороши.

Да и Фогель не сказать чтоб разочаровал - правда, в дуэтах с Рыжковой не слишком органичен, голая техника, а в сольных вариациях - да, совсем неплох, но сколько их, на три акта, вариаций, да и дуэтов... - танцевать же у МакМиллана нечего, зрелище пышное, красочное, густонаселенное, а танца как такового - кот наплакал. Зато каторжные страдания первой картины 3-го акта и финальный "парад алле" призраков в бреду героини - курам на смех. Посмотреть бы Фогеля в спектакле современном (в Штутгартском гала он показывал пару номеров, из них один сольный, но это были концертные миниатюры, фрагменты), а так... - но, с другой стороны, нельзя не признать, что спектакль Московского музыкального театра ни в чем не уступает качеством (и это как минимум) постановке "Ковент-Гарден", во всяком случае, ее гастрольному варианту, показанному два года назад на сцене Большого.

(comment on this)

6:07p - Евангелие от Иллариона
Не первое для меня знакомство с "Страстями по Матфею" митрополита Иллариона - они ведь звучат в фильме "Дирижер", а точнее, фильм православного режиссера Лунгина служит видеооформлением ("прикрытием") опусу митрополита:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2257238.html

Но дабы не уподобляться тем, кто спектаклей Богомолова не смотрел и книжек Пастернака не читал, а все-таки оскорблен надругательством над великой русской литературой и клеветой на героический советский народ, набрался сил и заставил себя, дав зарок не выключать и не переключать телевизор (с интернетом такое не пройдет, я бы точно не выдержал), от начала до конца не просто слушать, но и смотреть, как оркестр под управлением Федосеева, хор и солисты при поддержке видеохудожников полтора часа кряду преподносят публике илларионовы "Страсти по Матфею", а сам благочинный автор выступает в роли Евангелиста.

Владимир Наумович Ойвин любит повторять, намекая на предыдущее место "служения" митрополита, что "не каждый композитор, живший в Вене, имеет основания считать себя венским классиком", но этим, по-моему, он только льстит Иллариону, потому что рассуждать всерьез или хотя бы иронично, о том, хороший или плохой композитор Илларион, хорошую или плохую пишет он музыку - тоже лесть. Плохие композиторы, писавшие плохую музыку - это Хренников и Кабалевский, которые (даже не оценивая их чисто человеческих качеств) все-таки были композиторы и писали все-таки музыку. Илларион - в принципе не композитор (в еще меньшей степени, чем его коллега Тихон - кинематографист), и то, что он делает - не музыка в принципе. Что наглядно продемонстрировало мультимедийное шоу в азербайджанском "Крокус-сити холле", которую показал накануне общеправославного шабаша боговдохновенный телеканал "Культура". Если убрать из этого синтетического (или, если угодно, "синкретического", как предпочитают выражаться особо утОнченные ценительницы изящных искусств) действа декорацию, видеопроекцию (которая сама по себе чудовищно безвкусна), костюмированную пантомиму солистов и авторское чтение Евангелия (я имею в виду автора оратории, а не Евангелия, хотя Илларион, похоже, и текст Матфея готов присвоить, им, православным, палец в рот не клади) - ничего не останется, ибо (на православный лад выражаясь, не обойтись без "ибо", "дабы" и "сие") музыки в илларионовых "Страстях..." нет как факта.

Хотя играет оркестр, поет хор, а иногда и солисты - но приличные, в сущности, исполнители (Аглатова, Татаринцев, тот же Федосеев, наконец) лишь подчеркивают какой-то непереносимый дилетантизм автора. Оркестровка до похабного примитивна - а ведь Илларион, надо думать, имеет возможность отдать оркестровать свои опусы более-менее профессиональным музыкантам, да и не брезгует этим наверняка, но выбирает, видимо, "профессионалов" на свой вкус и себе подстать. Про тематический материал нечего и говорить - это откровенное убожество, недопереработанное вторсырье. Но что все-таки в Илларионе любопытно - и тут уместно вспомнить как раз "венских классиков" - ориентирован главный православный композитор современности в гораздо большей степени на европейский и в значительной мере светский музыкальный канон, а отнюдь не на "русский" (если считать русскими "русских композиторов", среди которых, в разбросе от Чайковского до Кюи, ни одного этнически русского не обнаружить и под микроскопом) и тем более не церковный "православный". Вернее, "православные" мотивы (в илларионовой версии подозрительно смахивающие на советскую киномузыку 1970-1980х годов) механистически "вклеиваются" Илларионом в концепцию и конструкцию, заимствованную у европейских мэтров, из чего возникает дичайшая эклектика (понятие "полистилистика" здесь не годится, поскольку игрового начала, а тем более иронии, Илларион как все графоманы, а облеченные саном подавно, лишен начисто). Однако в основе все-таки - и композиционной, и стилевой - у Иллариона именно австро-немецкий классицизм, отчасти в ход идет и поздний романтизм, в том числе оперный, но отнюдь не "знаменный распев", и неумело подражает он Моцарту, Брамсу, иногда Верди - а не Рахманинову и не Чеснокову. Моцарт и Брамс, конечно, используются Илларионом лишь в качестве клише для изготовления вокально-симфонического контрафакта, но на мой взгляд, примечателен не уровень "подделки", а ориентация на "чуждый" образец. Поносящие "бездуховный запад" православные иерархи не только кататься предпочитают на автомобилях-иномарках, не только часы в дар принимают исключительно импортные (уж черт бы с ними), но даже и в "музыкальном", прости, Господи, творчестве "патриотизмом" брезгуют, почитая сие за низость.

(comment on this)

6:08p - Борис Березовский и НФОР в КЗЧ: фортепианные концерты Бетховена №№ 2-4 (запись)
Неуверенно следуя по пути прогресса, я все-таки постепенно осваиваю (не без сторонней моральной и технической поддержки) возможности интернета, и в последнее время все чаще, пускай частично, компенсирую отсутствие даже теоретического шанса всюду, куда хочется, успеть или хотя бы сделать выбор между разными событиями, выпадающими на один вечер, за счет сетевых архивов. Поскольку Фогеля в МАМТе можно было увидеть только "живьем", а Березовского потом послушать и в записи, я записью и ограничился, чего мне вполне хватило. Я не фанат Березовского, но все-таки чем дальше, тем больше проникаюсь его стилем игры. В чем-то, безусловно, "ограниченным", но про некоторой легковесности (а можно сказать и о "поверхностности") исполнения Березовского ему нельзя отказать в тонкости, даже, если угодно, "изысканности" звучания, и филигранной точности вместе с тем (в то время как и очень большие звезды мирового пианизма позволяют себе иногда небрежность, непростительную школьникам). По отношению далеко не ко всякому композитору такое сочетание "легкости в мыслях" с "техничностью" оказывается выигрышным, но что касается конкретно Бетховена и трех его фортепианных концертах - по-моему, отлично получилось. По крайней мере что касается сольных партий - никакой тяжеловесности, ни тем более вульгарного пафоса, что порой возникает при исполнении Бетховена, у Березовского и намеком не проскочило. Другое дело, что фортепианный концерт - это ж не только фортепианная партия, и дирижер здесь - не просто техработник, подающий изредка сигналы оркестру, это, на самом деле, главный (не умаляя важности человека, сидящего за роялем) исполнитель произведения. Но обходясь своими силами и не сходя с места управляя оркестром (не самым, к тому же, высококлассным), Березовский фактически отказался от собственной интерпретации материала. Даже в тех далеко не редких ныне, а в прошлом и подавно, случаях, когда пианист берет на себя функцию дирижера, он все равно не просто пианист: необязательно обожать и на ура принимать, скажем, Бухбиндера, но у Бухбиндера есть определенный интерпретаторский подход к Бетховену, к Моцарту (он не всех устраивает - это отдельная тема), а Березовский занят только собой, своей игрой, максимально эффектной самопрезентацией. Оркестр работает, предоставленный себе - без ритмических сбоев, по счастью, но и без осмысленного взаимодействия с солистом. То есть играет солист, а оркестранты подыгрывают, и получается в целом не так интересно, как могло быть при наличии "настоящего", да хотя бы самого завалящего дирижера.

(1 comment |comment on this)

6:10p - Ариунбаатар Ганбаатар в МЗК:Гендель, Чайковский, Рахманинов, Россини, Верди, Леонкавалло, Пахмутова
Второй (первой много лет назад была Хибла Герзмава) за всю историю конкурса им. Чайковского вокалист, получивший гран-при, в сольную программу собрал все, что только можно, демонстрируя как бы широту творческих интересов и - насколько получится - вокальных возможностей: от барокко до советской ретро-эстрады, от итальянских оперных шлягеров до монгольского национального фольклора. Сравнительно немногочисленная целевая аудитория вечера - соответствующая, сформированная примерно пополам на основе возрастного и этнического признаков, в отдельных случаях (вроде безрукой Розы с "бурятского радио" и ее сменных компаньонок) совмещающихся. Посол Монгольской и все еще народной республики, а вернее, послица, тоже присутствовала - хотя преобладали все-таки местные бабки, которых уже успевший стать заслуженным артистом Бурятии певец и выбором материала, и фактурой, и манерой держаться - дородный, щекастый батыр, грудь колесом, раззудись, плечо, размахнись, рука - привел в полный восторг. Лично меня - в гораздо меньшей степени, хотя нельзя не признать, что у Ганбаатара действительно хорошие голосовые данные, по нынешним временам тотального оскудения - редкой глубины и насыщенности тембр, и даже есть какая-то "школа", но вот именно "какая-то", и даже можно сказать, какая конкретно: старая советская, при том что артист относительно молод, ему тридцатника нет еще. Для барокко и бельканто подобная выучка - хуже никакой, а певец начал с арии Генделя из "Te Deum", во втором отделении покорял собравшихся старух и соплеменников каватиной Фигаро из "Севильского цирюльника" Россини, то есть от амбиций в барочном и белькантовом направлении отказываться не собирается, по крайней мере на уровне отдельных концертных шлягеров. Но стоит отдать должное Ариунбаатару - главную артистическую ставку он делает на иного рода репертуар.

В первом отделении шел большой блок Чайковского (романсы "Слеза дрожит", "На нивы желтые...", "Мы сидели с тобой", "Нет, только тот, кто знал" и ария Елецкого из "Пиковой дамы"), во втором - Рахманинова, поменьше ("В молчаньи ночи тайной", "О нет, молю, не уходи"). Рахманинова предварял романс Грига на стихи Андерсена "Люблю тебя", если б не текст, на слух опознающийся как образчик языка германской группы, музыкально в исполнении Ганбаатара от Рахманинова едва ли отличавшийся, так же как Рахманинов и Чайковский друг от друга, как и примеры авторской камерной вокальной лирики из другого раздела, обозначенного ведущим "страничкой монгольской музыки", как и завершавшие вечер песни Муслима Магомаева, лауреатом конкурса имени которого Ганбаатар стал еще раньше, чем победил на конкурсе имени Чайковского. Вообще что бы Ганбаатар не пытался петь, а выходит "И вновь продолжается бой, и сердцу тревожно в груди..." - кстати, я обожаю этот пахмутовский шедевр, ныне столь мало востребованный (Пахмутова уже успела написать кучу всякой православной хрени в том же духе, но куда менее эффектной), и с наслаждением послушал бы его в исполнении Ганбаатара (кроме шуток!!), его голос и стиль подачи идеально подошли бы для "И Ленин такой молодой", артист имеет все шансы оставить позади если уж не Кобзона, но Сметанникова. Однако певец предпочел не столь рискованную "Мелодию" Пахмутовой и не столь известную "Торжественную песню" авторства самого Магомаева на текст Рождественского со словами "про родину, вскормившую меня", и хотя строчки типа "я смогу держать в ладонях солнце" у Ганбаатара звучат весьма внушительно, тонкости и вкуса Магомаева ему явно не хватает, тут ведь силы голоса и размера ладони мало, тут нужны еще более редкие, чем "бархатный" вокал, артистические качества.

Как песни Магомаева остались в репертуарной кладовой Ганбаатара со времен конкурса Магомаева, так и ария Елецкого из "Пиковой дамы" Чайковского - с конкурса Чайковского. И если романсы Рахманинова и Чайковского при всей старомодности исполнительского стиля Ганбаатара в камерном формате приемлемы, особенно если воспринимать их с некоторой иронической дистанции (представляя, что тебе "включили" какой-нибудь "голубой огонек" ЦТ СССР середины 1970-х), то в опере, даже концертного формата, не говоря уже о полноценной театральной постановке, я Ганбаатара представляю с большим трудом, что, между прочим, обидно, потому что похожих голосов сейчас практически "не делают", но голос - одно, а другое дело - понимание стиля, способность вникнуть в содержательную суть. Намного легче допустить, что карьера Ганбаатара, и к тому имеются все предпосылки, будет развиваться в сторону эстрадно-попсовую: участие в телепроекте "Голос" стало бы логичным этапом творческого роста для победителя конкурса им. Чайковского, в последствии Ганбаатар глядишь и потеснил бы Баскова - как более басовитый, а что, в русскоязычном шоубизнесе уже есть "король", есть "императрица", не хватает только монгольского "хАна", и тогда всем ханА! Для оперы же Ганбаатар с его нынешними замашками не годится, а в пространстве камерных академических залов голосу, который (по незабвенному выражению Фроси Бурлаковой) "в правлении слышно", уже и сейчас не развернуться.

В программе заявлялась еще одна лауреатка конкурса Чайковского (но не гран-при и не последнего "заплыва", а предыдущего), сопрано Елена Гусева, в первом отделении успевшая выступить с арией Лизы из 2-й картины "Пиковой дамы" ("Откуда эти слезы?..") и двумя романсами Рахманинова ("Сон" и "Крысолов"). Несколькими днями ранее я уже слышал Гусеву в концерте Дудниковой, и ее присутствие в программе Ганбаатара напрягало меня заранее, так что когда ведущий во втором отделении объявил, что певица приехала больная и решила не продолжать выступление, я про себя подумал "очень одолжила", хотя радовался рано, поскольку паузу конферансье заполнял перечислением абонементов на будущий сезон (и все равно это интереснее, чем пение Гусевой). Ганбаатару и собственной "сборной солянки" хватило, чтоб заполнить два отделения на пару с лишним часов. Блок, который ведущий политкорректно назвал "страничкой монгольской музыки", я бы в жизни не опознал как нечто экзотическо-национальное, если б опять-таки не язык: номер "Твои слезы" автора с непроизносимым именем, спетый артистом с пульта, даже материалом, не говоря уже про стилистику собственно исполнения, не контрастировал с чайковско-рахманиновским каноном, а "По законам земли родной" Анатолия Андреева напомнило русские народные песни, созданные советскими композиторами еврейского происхождения для кинофильмов (то есть всю "народную" классику советского периода сразу). Выделялась из общего ряда монгольская народная, судя по настрою певца и определенной части собравшихся, шуточная песенка "Удивительно", но и она под фортепиано (аккомпаниаторша опытная и толковая - Дарима Линховоин) звучала как стилизация.

Как ни странно, наиболее убедительным в исполнении Ариунбаатара Ганбаатара - с поправкой на архаичную "эстрадность" подачи в целом - мне показался раздел хитов европейской оперной классики, за исключением куплетов Эскамильо из "Кармен" Бизе, который так, как Ганбаатар, уместнее петь в ресторанах, ну, по крайности, на торжественных мероприятиях в районных клубах. Но вот Верди и Леонкавалло, ария Риголетто из 2-го действия и пролог к "Паяцам" артисту вполне удались. Их он тоже, как все прочее, поет открытым звуком, разводя руки, то есть по советской моде сорокалетней давности, но удивительно - в том тоже обнаруживается своя прелесть, и вспоминается, что, к сожалению, намного лучше по всем европейским понятиям, чем восходящая монгольская поп-звезда классического пения, выученные вокалисты нынче от природы такими данными, как Ганбаатар, не обладают (ни одного не могу припомнить столь же мясисто-голосистого). А школа, чувство стиля и вкус без данных тоже ведь мало радует. С этой точки зрения Ганбаатар едва ли в ближайшие годы потеряется, даже если не сделает окончательный выбор в пользу эстрадно-телевизионной популярности. Ну а сделает - тоже беда небольшая, иеромонаху Фотию конкуренцию составит.

(comment on this)

10:48p - под черной звездой
Еще лет десять назад никакая "Фабрика звезд", даже 4-я, самая продажная, не могла придать популярности ТимАти, хотя деньги в его раскрутку вбухивались такие, что не снилось в свое время ни Лене Зосимовой, ни Анне Резниковой. Но кто сегодня вспомнит Зосимову и Резникову (Фандейка бы наверняка вспомнил - да помер...), а ТимАти зажигает, причем не один, а с целым выводком почти неразличимых и считай что безымянных псевдо-рэперов своего "лейбла", да и кроме этого гнезда хватает подобных "звезд", более или менее самостоятельных. Их псевдонимы не у всех на слуху, внешне они едва узнаваемы, однако песни и клипы пусть не без дополнительной финансовой стимуляции, но реально, а не номинально, как во времена "фабрики", заполняют эфиры и экраны, а оттуда и головы. Недавно я наблюдал прелестную картину - вели с экскурсии из Пушкинского музея школьниц, и они, после Ремрандта и Кранахов, делясь друг с другом наушниками, хором распевали "мы подымаем, мы подымаем..." В общем, "черные звезды" (в широком смысле, необязательно имеющие прямое отношение к лейблу "Блэк стар", как не все подписанные на лейбл проходят по указанной категории; Егор Крид, к примеру - штучка из другого теста совсем) не шутя "подымают", да и на здоровье. Но мне интересно, а понимают ли русские, как их "подымают"? Русских, положим, ничуть не жаль, иного отношения к себе они не заслужили, однако любопытный культурный феномен: образовался целый пласт русскоязычной попсы, где ладно бы натуральные кавказцы или азиаты, этнически не русские (русскоязычная попса этнически русской не была никогда, как, впрочем, и русскоязычная классика, как и вся т.н. "великая русская культура" вплоть до фольклора, выдуманного в академических кабинетах профессорами-евреями), а зачастую, как ни парадоксально, вполне даже русского или украинского происхождения исполнители, присваивая себе экзотический "черный" образ, формируют внутренне непротиворечивое представление о мире, где их лирические герои, все эти однояйцевые джиганы, натаны, моты, дони и т.п. себя чувствуют хозяевами жизни, потребляющими русских самок наряду с иномарками, экзотическими курортами и всевозможными благами мировых столиц. Потому что темнокожим татуированным бородачом быть круто, они успешные, им принадлежит мир, все кабриолеты, все яхты, все белые телки.

Конечно, во многом это калька с американского образца. Но с принципиальным отличием: американские черные рэперы сперва "поднимаются" на своих музыкальных композициях (как к тому ни относись, но они имеют бешеный успех - факт), потом уже запускают товарные бренды, делают состояние, становятся миллионерами, продолжая спекулировать на имидже отверженных, угнетенных по расовому и классовому признаку выходцев из "низов" общества. У русскоязычных подражателей все наоборот: эти ряженые "черные" (в чем они сродни русским байкерам - такой же контрафактный фальшак, но на "патриотической" закваске непременно) поют не про то, как тяжко приходится парням из трущоб на "злых улицах", но про Лондон, Лазурный берег и Дубаи, про клубы, яхты и спортивные машины, ну и, конечно, про легкодоступных русских шлюх, готовых ублаготворить смуглого татуированного бородача за поездку на авто и/или ужин в ресторане... Ну может, для начала покочевряжится, малость набьет себе цену, а то и наоборот, сама станет набиваться в подстилки, и необязательно чтоб миллионер, да хотя бы и купил диплом таксиста, шестьсот рублей - не триста! Американские рэперы в стремлении выделиться из чересчур "благопристойного" подросткового поп-мейнстрима тоже эксплуатируют расистские и сексистские штапы, но прибегая к ним во многом как к поэтической гиперболе, средству художественной выразительности; русскоязычные "блэк стары" говорят открытым текстом все как есть, дашь себе труд вслушаться в смысл их текстов - жуть с ружьем: "Ты один с деньгами приезжай ко мне, тут нормально, кстати, ковры на стене. Тут все свои, чтоб ты не стеснялся. Теймураз и (вариант: "клеймо расы") братья, все кто поднялся! Делаем красиво, чтобы бизнес отбивался"! А православные между тем благодарно хавают - православным некогда вдумываться, что на самом деле означают полюбившиеся им приколы, их проклятые америкосы-пиндосы душат, растленные гейропцейцы подступают, бездуховность несут, а тут вроде свои, "настоящие мужики", будто вчера с зоны откинулись, но уже в порядке, нарядные, на колесах, при бабле, и коряво, с акцентом, но доступно изъясняются: лада седан, баклажан... - вот стихи, а все понятно, все на русском языке. И "слышь, ты чё такая дерзкая, а?" русские к себе до поры не относят.

(2 comments |comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com