?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Wednesday, April 20th, 2016
2:48a - лес идет на замок: "Макбет" У.Шекспира в МХТ, реж. Ян Клята
Среди вороха зелено-желтых воздушных шариков играют три девушки в голубом, три невинные дурашливые ведьмочки - прикладывают к платьицам шары, потерев о ткань, и пузыри прилипают силой статического электричества, но если надавить посильнее - лопаются. Из тех же пузырей поднимаются юноши в шортах защитного цвета на голое тело (этого "Макбета" прежде всего стоит посмотреть той части просвещенной публики, которая посчитала, что перформеры в "Машине Мюллер" обладают "идеальным телосложением" - просто для того, чтоб как-то скорректировать понятия об идеале или хотя бы о норме; правда, догола здесь никто не раздевается, увы). У мальчиков игры другие - но война, где невозможно определить или просто разделить противоборствующие стороны, в спектакле показана через статичные пластические этюды, последовательность которых, выстроенная на протяжении достаточно продолжительного времени (минут десять, наверное, длится этот эпизод) складывается в своеобразную и весьма выразительную хореографию (балетмейстер Доминика Кнапик), не лишенную сексуального подтекста - не гомосексуального, но обозначающего присутствие элемента сексуальности в насилии, в массовом убийстве, что, кстати, вполне шекспировский мотив, хотя в связи с описанным эпизодом на ум приходит скорее не "Макбет", а "Гамлет" (фрагмент в переводе Андрея Чернова):

Что смерть? Всего лишь смерть. В конце концов
Каким стыдом за этот стыд заплатим?
Идут за славой двадцать тыщ самцов
К своим могилам, как к чужим кроватям.

Могилу или, по крайней мере, яму технические возможности основной сцены МХТ организовать позволяют: именно оттуда ведьмочки вещают Макбету свои пророчества, а летающий дрон снимает их на видеокамеру и выводит изображение на задник-экран, оформленный в виде глаза, по дизайну напоминающего заставку из фильма про "Джеймса Бонда".

Спектакль на всякий случай преподносится как "авангардный", "провокационный", ну всяко "современный" и т.п. Но коль скоро довелось посмотреть за короткий срок двух "Макбетов", поставленных польскими режиссерами, их поневоле сравниваешь, и очевидно, что московский "Макбет" МХТ им. Чехова - просто опус из репертуара МХАТ им. Горького после питерского (александринского) варианта от Константина Гарбачевски:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/3321855.html

На самом деле, конечно, этот "Макбет", как и тот, всего лишь добротно сделанный, качественный среднеевропейский театр, разве что этот - более добротный и качественный: второй сорт, но достойный, без халтуры. "Макбет" Кляты - произведение даже более сдержанное по интонации, осторожное по форме высказывания, чем его привезенное несколько лет назад в Москву "Дело Дантона":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1279541.html

Само собой, воины у Кляты наряжены в хаки; трудно с точностью определить пол некоторых персонажей; активно задействовано видео; считываются реминисценции к популярным киноблокбастерам (помимо "Скайфолла" еще и "V - значит вендетта", хотя отсыл к Гаю Фоксу двоякий, поскольку Шекспир-то был его современником); отдельные микро-сюжеты - например, убийство Банко - выведены на плазменные панели изображением, стилизованном под анимационную картинку компьютерной игры; но каких-то по-настоящему свежих формальных приемов спектакль не предлагает, хотя технологиями из обихода "продвинутого" европейского театра пользуется ловко. Пожалуй, как раз "дрона" на русскоязычных сценах еще не задействовали, по крайней мере в качестве носителя мобильной видеокамеры - так-то радиоуправляемые вертолетики давно по театрам летают (первым, если не ошибаюсь, Дмитрий Крымов запустил в "Х.М. смешанной технике", вслед за ним Вера Мартынова в "Буре", ну и понеслись). Вот за братьев Панчиков обидно - их без телекамер уже скоро узнавать не будут, и если для Богомолова они все-таки в первую очередь актеры в образе, то для Кляты - не более чем операторы. То же с Розой Хайруллиной - в "Макбете" она выступает сначала за короля Дункана, а когда этот андрогинный персонаж, весь в белом, отойдет в мир иной, переквалифицируется сперва в наемного убийцу, потом в доктора (то и другое - в паре с Денисом Бургазлиевым), но в любом из этих амплуа ничего нового для себя не делает. Интереснее, хотя опять-таки при стандартной эксплуатации давно сложившегося имиджа (что вдвойне досадно, учитывая, что режиссер - приглашенный иностранец с незамыленным взглядом) придумана роль Малькольма для Александра Семчева - большой (просто гигантский в силу габаритов артиста) и оттого особенно трогательный ребенок в килте (но тоже цвета хаки) и такой же шотландской шапочке, размахивающий то картонным мечом, то сачком для ловли бабочек.

Леди Макбет, порученная Игорю Хрипунову - пожалуй, самая яркая актерская работа в спектакле; тем более, что значительные премьеры у Хрипунова случаются редко, а он замечательный (один Треплев в богомоловской "Чайке-2" чего стоит!), и здесь он - в отличие, кстати, от точной и трогательной, но однообразной Розы Хайруллиной - раскрывается с неожиданной стороны, его леди Макбет - ясно, что не совсем женщина, но более того, похоже, и не вполне человек, а существо некой особой природы, тесно связанное, помимо всего прочего, с ведьмами (мотив, который развивал в своем "Макбетте" Эжен Ионеско, и Кама Гинкас в своих размышлениях о данной пьесе отмечал то же); наконец, Хрипунов просто красиво, стильно отрабатывает пластическую задачу - кружится, вертится, далее в черном обтягивающем комбинезоне его опутывают, "пеленают" белыми ремнями, а потом, ближе к финалу, леди Макбет превращается в гигантскую моль... Замечательно вписывается в ансамбль и Данил Стеклов своим Банко, позднее - духом Банко: драматически Стеклов не уступает старшим партнерам, а пластически - самым юным участникам-студентам.

Исполнитель заглавного героя Алексей Кравченко, кажется, пока берет скорее мощью своей природной фактуры, чем осмысленностью поведения в заданном рисунке, при том что ему очень идут внешние "примочки" вроде "боевой раскраски" на лице или "дреддов" на голове. Впрочем, Макбет только номинально главный герой этой истории. Шекспировская трагедия, в отличие от античной, не предусматривает наличие хора, но в спектакле Яна Кляты, где и шекспировский Макбет в чем-то сближен с древнегреческим Эдипом, настоящим героем, а точнее, анти-героем выступает как раз хор, он же кордебалет - полтора десятка студентов табаковского театрального колледжа (уже не выпускники, а следующий "призыв"), безликих и безымянных (пока что) юношей; для этой агрессивной массы нет другого способа существования, кроме бесконечной войны, нет другой цели в жизни, кроме смерти - чужой и собственной. А на фоне тотального зла частные злодеяния, сколь угодно подлые, уже не воспринимаются как нечто исключительное, разрушающее миропорядок - поскольку порядок таков, что зло давно стало привычным, обыденным.

При этом как в плане формы Ян Клята не открывает новых театральных миров, так и содержательно его "Макбет" не забирается слишком далеко, в область этических откровений не прорывается. К тому же меня лично покоробил ну или как минимум излишним показался момент с выходом персонажа Дениса Бургазлиева в зал, с обращением к публике насчет того, что зло повсюду, с призывом не оставаться равнодушными... Во-первых, подобные проповеди, хотя бы и не без саркастического подтекста (а тут и подтекста, к сожалению, не просматривается) сами по себе некстати, а во-вторых, идея и без того предельно внятно изложена посредством театрального действия, зачем же пустословить понапрасну, да еще настолько в лоб... С другой стороны, упражнения Макбета-Кравченко с чрезвычайно натуралистичным пластиковым (резиновым? силиконовым?) муляжом младенца, обреченного в жертву политическим амбициям, а по сути - року, которому в той же мере подвластен и сам Макбет, я бы тоже посчитал не слишком тонким воплощением режиссерского замысла.

В "Макбете" мне в целом не хватило иронии, которой было пронизано от начала до конца "Дело Дантона" Кляты, хотя один из наиболее удачных эпизодов нынешней премьеры все-таки привносит в механистичные взаимоотношения героя с "хором" живости и юмора - речь о сценке, выполненной в близком к скетчу духе, с участием Артема Волобуева и Александра Усова: двое сидят на стульях с табличками на груди, у одного написано "жена Макдуфа", у второго "сын Макдуфа", и разыгрывается диалог "мама, скажи, а папа изменник?" Честно говоря, жалко, что подобных моментов больше нет, в остальном "Макбет" убийственно, до занудства серьезен, что не подчеркивает, а стирает остроту трагизма ситуаций. Даже ведьмочки, "вещие сестры", как их обозначают в программке (Светлана Колпакова, Софья Райзман, Мария Карпова) при повторном их появлении, в черном вместо голубого, с надутыми животами изображающими какие-то пляски, лишены присущей им в прологе непосредственности. А что уж говорить про брутального сурового Макдуфа (Виктор Хориняк) и неизменного воинства (полураздетого студенчества), которому без разницы, за кем и против кого идти, только бы драться, убить и умереть - и все их "желания" непременно сбудутся. Так что Макбет со своими сомнениями, метаниями, усталостью рядом на таком фоне сойдет при всей видимой внушительности фигуры человеком хрупким, уязвимым, уж по крайней мере не растерявшим собственной индивидуальности в фатальном противостоянии с попершим на него "бирнамским лесом".


(фото Михаила Гутермана)






(фото Владимира Майорова)

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com