?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Friday, April 8th, 2016
3:01a - "Я, Арлекин" реж. Маттео Бинни, Джорджо Пазотти ("N.I.C.E." в "Иллюзионе")
Паоло давно покинул отчий дом в долине Бергамо и уехал в Рим, где стал популярным телеведущим, хотя мечтает о еще более навороченном шоу, и приятель-продюсер ему такое обещал, даже спонсоров нашел. У Паоло есть невеста Франческа, с которой они, правда, то ссорятся, то мирятся - девушка имеет неплохое университетское образование, однако помешана на своей телевизионной карьере и готова ради нее притворяться идиоткой. В разгар подготовки к новому телепроекту Паоло получает известие о болезни отца, в прошлом популярного актера, прославившегося исполнением роли Арлекина. Старый вдовец Джованни доживает в родном городке, не теряя бодрости духа, и даже продолжает выступать, только теперь уже с любительской труппой земляков, для которых актерство - не основной род деятельности. У Джованни нашли опухоль, и Паоло, чтоб порадовать отца, организует ему спектакль на сцене бергамского театра - но Джованни умирает, не успев его сыграть, и тогда сыну приходит в голову идея самому стать Арлекином и выступить на сцене. Продюсер телепроекта исподтишка срывает договоренности с театром, но к этому времени Арлекин Арлекинович уже овладел и повадками, и хитростями своего персонажа, поэтому в первом же прямом эфире шоу он выходит к камерам в маске Арлекина.

Не помнящий рано умершую мать и мало общавшийся в зрелом возрасте с отцом, Паоло не успел перенять от него актерские навыки, необходимые для комедии масок, и наверстывает упущенное с труппой увлеченных дилетантов, которых обучил Джованни. Так что к нехитрому, хотя и трогательному, но все же на мой вкус несколько приторному в своем неизбывном "позитиве" сюжету добавляется - и это, может быть, главный плюс фильма - небольшой, в облегченной форме, но дельный, содержательный "мастер-класс" по искусству комедии дель арте. Благодаря фильму можно наблюдать актерский тренинг, процесс вхождения исполнителей в масочные образы, узнать про особенности персонажей, их характеров, пластики, жестикуляции, мимики, связанных с ними сюжетов, и не только Арлекина, но и Панталоне, Коломбины и т.д. Например, Арлекин по роли - слуга, но своей сообразительностью всегда добивается желаемого и становится хозяином положения. Еще Арлекин всего боится, поэтому всегда настороже. Один из участников "народного театра" позволяет себе высказать желание сыграть Пульчинеллу, который, дескать, ему подходит больше - коллеги ставят ему на вид: Пульчинелла - южанин, персонаж неаполитанской комедии, и так эти южане везде пролезают! Среди актеров-любителей по новой политкорректной моде затесался один негритенок - но как ни удивительно, для североитальянских земель эта едва ли не более традиционно, чем "комедия дель арте": в Вероне воздвигнута церковь, посвященная святому из Африки, епископу, в 3-м веке прибывшему на Аппенины нести свет христианства пребывающим во мраке язычества коренным жителям полуострова, за что и почитаем до сих пор. Так парадоксально смыкаются история и современность, в искусстве и в жизни.

Сорежиссер и исполнитель главной роли Джорджо Пазотти явно уступает в выразительности играющему отца Роберто Эрлицка. Да и в целом то, что сын наследует отцу в его любимом деле, отказываясь от престижной и высокооплачиваемой работы на ТВ - конечно, фантастично; режиссер Маттео Бинни, приехавший в Москву на показ, будучи молодым человеком, сам считает фильм сказкой. Но в то же время это очень по-итальянски, поэтому сентиментальность фабулы меня не слишком раздражала. Слегка напрягали чересчур "открыточные" виды городов и особенно природы - такие можно наблюдать скорее в южной и восточной Швейцарии, а северная Италия все-таки достаточно урбанизирована, однако надо понять режиссера - в его фильм инвестировали местные сыровары, наверняка оказывал поддержку департамент культуры и туризма, местные власти, так что "Я, Арлекин" - не только дань уважения древней театральной традиции и мелодрама о значимости семейных связей (кстати, бросив в Риме самовлюбленную Франческу, Паоло еще и находит новую любовь в лице школьной учительницей Кристины, подружки почившего отца, играющей Коломбину), но еще и в значительной степени реклама не самых популярных у широких туристических масс местностей, как городов, так и провинций. При всем том как раз в северной Италии, и это я наблюдал воочию, традиции "народного творчества" существуют не только в виде стилизаций и реконструкций, а в более или менее аутентичных формах. Понятно, что Феруччо Солери в "Слуге двух господ" Джорджо Стреллера, чью игру мы все неоднократно наблюдали в Москве, очень хорош, но это все-таки стилизованная комедия дель арте, вписанная в формат профессионального современного академического театра, а в фильме "Я, Арлекин" речь идет немного о другом, о пресловутом "народном творчестве", которое, например, в России и вообще там, где подлинной народной культуры, фольклорной традиции попросту не существует (весь т.н. "русский фольклор" придуман в университетских кабинетах профессорами-евреями за последние век-полтора), культивируется навязчиво и принимает зачастую чудовищные, уродливые очертания, а в Италии, да еще, пожалуй, в Испании (больше уже нигде в Европе, пожалуй) хоть и не пользуется должной поддержкой "сверху", зато и не вырождается, не становится натужной обязаловкой.

(comment on this)

3:01a - "Меня зовут Майя" реж. Томмазо Аньезе ("N.I.C.E." в "Иллюзионе")
Они были веселы и счастливы втроем в тот момент, когда их машину сбоку протаранил на полном ходу поперечный грузовик. Мамаша, разбитная бабенка - путешественница, лошадница, атеистка, спавшая с каждым, кто ей нравился - за секунду до этого певшая и размахивавшая всеми конечностями, не держась за руль и забыв про педали, погибла на месте. Ее младшая 9-летняя дочь Аличе отделалась легким повреждением руки. Старшая 16-летняя Ники физически не пострадала. Но теперь единокровных сестер-сирот должны разлучить - Аличе (Мелисса Монти) отправится в Америку к отцу, а Ники (Матильда Луц), которая своего отца не знает вообще, в приюте будет дожидаться решения суда по опеке, и ждать, скорее всего, придется до совершеннолетия, потому что папе Аличе чужая девочка-подросток вряд ли нужна. Расставаться девочки не желают, и хотя молодая женщина-соцработник старается найти лучший выход, при первом удобном случае сестры удирают из-под надзора. Как подавляющее большинство киноперсонажей, откуда или от кого либо сбегающих, стремятся героини к морю, в места, связанные с памятью о матери, туда, где природа, где лошади.

Действие фильма начинается в пятницу, заканчивается в понедельник. Уикенд - три дня и три ночи. Три ночи - три встречи, три альтернативы образа жизни и будущей судьбы, три девичьих типажа и характера, три вечеринки. Первая - поход в танцклуб с одноклассницей Сарой. К ней первой обратилась за помощью Ники, та вроде откликнулась, пообещала разжиться деньгами за счет любителей подрочить в видеочатах и озабоченных малолеток с танцпола; приодела Ники в синий парик, тугой топ и темные очки, словно персонажа японского порно-аниме; но за критический отзыв о неверном бойфренде вытолкала подругу с подиума. В дождь разочарованной Ники и Аличе с загипсованной рукой пришлось шляться по Риму, пока на них не наткнулась случайно узнавшая их по объявлениям о розыске в теленовостях Элизабета, анархиствующая дочка богатых родителей, которые вечно в отъезде. С Элизабетой, оставив в ее роскошной квартире сестру с темнокожей служанкой, Ники тусуется на крыше недостроенного, не то реконструированного здания, а на следующий вечер, проспавшись, оказывается на квартирной вечеринке "золотой молодежи": служанка предусмотрительна заперта в своей комнате, маленькие богачи, восхищаясь смелой беглянкой, обманувшей полицию и службу опеки, выпивают и танцуют, не способные понять все ее страдания - короче, сестры с чужого праздника жизни сваливают. В одном из римских дворов они наталкиваются на бродячих артистов и среди них - кучерявый глотатель огня, файер-фокусник Марко (самого обаятельного героя фильма играет Джованни Анзальдо). У Аличе разболелась рука и Ники согласилась сдать ее на попечение соцработницы, а сама отправилась с Марко на квартиру к его то ли подруги, то ли сестры Беа, содержательницы тату-салона на дому, соглашающейся пустить Ники и Марко в свою постель. Ники впервые занимается сексом с парнем, но Марко с утра надо спешить на "настоящую" работу в ресторан, и хотя он готов взять ее через три дня на работу в Испанию, Ники сначала отправляется в гей-клуб с Беа, которая успевает превратить ее в девочку-готку, сделав носовой пирсинг и начесав на голове немыслимый ирокез. После первого секса с парнем первый лесбийский поцелуй с последующей рвотой окончательно утомляет Ники, и дожив до понедельника, она едва собирается с силами для заключительного этапа: доехать-таки до вожделенного побережья прежде, чем набрать телефонный номер соцработницы, следующей по пятам.

Странствия Ники по Риму чем-то напоминают путь Герды к Снежной Королеве, хотя та, ради кого она пустилась в дорогу, то бишь сестренка Аличе, постоянно при ней, но можно считать, что на самом деле Ники не сестру спасает, а ищет утраченную мать, потерянный рай навсегда ушедшего в прошлое детства, и при таком раскладе самой теплой "снежной королевой" оказывается социальный работник в лице чувствительной, способной на нарушение регламента и, по всей видимости, одинокой тетеньки в очках, которая и в полицию не заявляет, и сама, жертвуя возможностью наладить личную жизнь (в фильме есть на то намеки) всюду следует за беглыми девочками, выручает сначала Аличе, а потом и Ники подбирает. Ники заявляет Марко, что ее зовут Майя - момент для сюжета незначительный, но вынесен в название фильма, вероятно, потому, что героиня до поры сама еще не разобралась, кто же она в действительности, чего хочет, куда стремится.

В сравнении с картинами Хармони Корина или польскими "Галерьянками" итальянская "Майя" покажется чересчур целомудренной, почти стерильной - всего один сексуальный контакт за три бурные ночи, и тот по осознанной взаимной симпатии без намека на насилие или хотя бы совращения (секс по согласию - фу, какая пошлость!), никаких наркотиков, минимум алкоголя (даже если пьют вокруг и предлагают сестрам, включая младшую, Ники и тем более Аличе соблюдают себя в строгости), единственная сигаретная затяжка (на пару с Элизабетой среди строительных лесов недостроенной крыши), мимолетный и очень опосредованный намек на гомосексуальный контакт - ну как-то мелко для "проблемного" подросткового кино. При том что фильм сделан на основе социологического исследования привычек и интересов римских подростков - но герои и сюжет вымышленные, а исследовательские материалы как будто сметаны на живую нитку, скомпонованы на скорую руку, изложены весьма поверхностно и практически не осмыслены. А с "Мелодией для шарманки" Киры Муратовой я "Меня зовут Майя" даже не сравниваю - это несопоставимые художественные величины, у Муратовой - шедевр, где трагизм оттеняется невероятно изобретательным юмором; а тут юмора ноль, трудности на пустом месте, надуманная проблема выбора, умеренный и прям-таки трусливый "авантюризм", приводящий героинь прямиком в руки заботливой сотрудницы социальной службы, это так "правильно", будто авторы ориентировались на указания православного минкульта о том, что кино должно воспитывать доверие к государственным институтам, а не пропагандировать бродяжничество, аморалку и всяческое там нетрадиционно-бездуховное. Так что младшая дочь матери-атеистки еще и на каждом шагу печалится, как бы мамочке было хорошо на небесах, как бы мамочка в ад не попала. Но может и не зря печалится.

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com